Богоявленское – Старая Майна: от рассвета до заката

20 Фев 2015 История Dinika

Бывшее волостное село оправдывает своё название, поскольку выглядит сейчас несовременно и непрезентабельно. Новые здания преимущественно советской постройки не впечатляют своей архитектурой, а уцелевшие старинные здания находятся не в самом лучшем состоянии. О дорогах лучше и не говорить. Старая Майна в значительной степени утратила свои колорит и цельность после создания в 1957 году Куйбышевского водохранилища, когда чуть-ли не половина селения ушла под воду, а оставшаяся историческая застройка стала подтапливаться грунтовыми водами. В известной мере неприглядность райцентра сглаживается красивой природой (вернее, тем, что от неё осталось), в том числе заливом. Слава богу, ещё остались люди, которые изучают и бережно хранят историю родного места – среди них выделяется краевед с большой буквы – Юрий Николаевич Мордвинов. Но эта история настолько насыщенна и богата, что до сих пор исследователи открывают всё новые и новые уникальные и просто интересные факты. О них я и расскажу в этой статье.

Фото 19. Въезд в райцентр

Посёлок городского типа Старая Майна находится на берегу одноимённого залива Куйбышевского водохранилища, в 61 км к северо-востоку от центра Ульяновска (по прямой – 49 км). Ныне он является центром муниципального образования «Старомайнский район», в который сейчас входят кроме райцентра Большекандалинское, Жедяевское, Краснореченское, Матвеевское, Прибрежненское и Урайкинское сельские поселения. После череды переходов из одной административно-территориальной единицы в другую в 1861 году в составе Ставропольского уезда Самарской губернии была создана волость с центром в селе Старая Майна. И только с 1943 года Старомайнский район вошёл в только что образованную Ульяновскую область. В отличие от других сельских поселений, документы по истории современного райцентра сохранились неплохо, хотя разбросаны и находятся как в ульяновских, так и самарских архивах.

Фото 19. Въезд в райцентр

Интересная историческая справка о поселении содержится в полном географическом описании России 1901 года издания: «В 8 верстах выше устья на Майне стоит уже село Самарской губ. Ставропольского уезда Старая Майна. Село получило начало в 1670 г., когда московское правительство, для защиты от набегов кочевников русского населения, начавшего колонизовать Заволжье, решило построить несколько острогов на рр. Утке и Майне. Майновский острог имел 900 сажень в длину и 200 в ширину; окружность его равнялась 2200 саж. В остроге было 12 башен глухих и 6 проездных. Вокруг острога был выкопан ров, за городом подле слободы со степной стороны поставлен был острог. В отличие от других, возведённых здесь городов, в Майне были устроены приказная и съезжая избы, и назначен был воевода. Ныне в селе, имеющем до 3 тыс. жителей, есть церковь, волостное правление, почтово-телеграфная контора, врачебный пункт, частная аптека, школа и большая хлебная пристань, на которую свозится хлеб из трёх соседних уездов Самарской губ. и двух – Казанской губ. В 1897 г. с пристани было отправлено свыше 600 тыс. пуд. хлеба. При селе расположена большая мукомольная мельница Першина. Около села есть Майновское городище, обыкновенно называемое «Городок». Оно расположено на вытянутом мысу, имеющем правильную трёхугольную площадку, возвышающуюся над уровнем р. Майны около 85 футов. Близ Ст. Майны, в имении Застенном существует конско-рысистый завод Павлищевых».

Почему-то никто из историков до настоящего времени не обращал внимания на работу Е.И. Чернышёва, посвящённую писцовым книгам Казанского ханства, в которой деревня Старая Майна упоминается под 1597 годом.

Торговое значение села выделил ещё Т.Г. Масленицкий в своём труде «Топографическое описание Симбирского наместничества. 1780 г.»: «В Майне находится судовая пристань, где грузится хлеб и отправляется вниз до Астрахани».

Официально принято считать, что село было основано в 1670 году, когда по указу царя Алексея Михайловича здесь составили план и смету для сооружения Майнского острога. Однако по версии того же Ю.Н. Мордвинова, примерная дата основания поселения – 1655 год. Именно тогда игумен Костромского Богоявленского монастыря Герасим нашёл в этих местах свободные земли. Основной аргумент данной гипотезы – совпадение названий монастыря и нового села – Богоявленское. Но постоянное население появилось здесь лишь после возведения острога, служившего сравнительно надёжной защитой от разбойников и кочевников. Почему-то никто из историков до настоящего времени не обращал внимания на работу Е.И. Чернышёва, посвящённую писцовым книгам Казанского ханства, в которой деревня Старая Майна упоминается под 1597 годом.

Ещё в 1950-е гг. авторитетный филолог Д.И. Алексеев сделал вывод о том, что говор жителей многих прибрежных сёл Старомайнского района (Головкино, Кремёнки и т.д.) – севернорусский, владимирско-поволжской группы. Не противоречат этому и сведения Ю.Н. Мордвинова. Современные учёные поддерживают данный тезис и по отношению к самой Старой Майне, хотя и отмечают черты южнорусского влияния на владимирско-поволжскую основу (летом 2012 и 2013 гг. в Старой Майне и некоторых других селениях района работала полевая филологическая экспедиция из Санкт-Петербургского государственного университета во главе с Я.В. Мызниковой; цель – сбор лексики по теме «Природа» для «Словаря русских народных говоров» (СРНГ) и «Лексического атласа русских народных говоров» (ЛАРНГ).

Во время работы по проекту «Культурное наследие зоны затопления Куйбышевской ГЭС на территории Ульяновской области» я несколько раз побывал в Старой Майне – в марте, мае и сентябре 2014 г. Серьёзную помощь в поиске исторических источников и консультациях оказали мне известный краевед Юрий Николаевич Мордвинов, директор Старомайнского краеведческого музея Марина Алексеевна Регентова и другие жители райцентра, неравнодушные к истории своей малой родины.

Фото 12. Усадьба купца Пчелякова

В 1855 г. в Богоявленском в 472 дворах проживал 2681 житель, в 1928 г. численность населения составляла 3692 человека (Ю.Н., с. 88, Список н.п. Сам. губ.. Самара: Самариздатторг, 1928. 246 с. С. 69). Перед образованием Куйбышевского водохранилища, в 1952 году общее количество населения села Старая Майна, деревни Нижняя Матросовка и посёлка им. Сталина равнялось 5031 человеку (744 двора). На 01.01.2014 г. в Старой Майне проживало 6,3 тыс. человек. В посёлке городского типа кроме государственных организаций и учреждений, множества магазинов и киосков находятся Богоявленский храм, районная больница, средняя школа, сельскохозяйственный технологический техникум, детский сад, Дом культуры, маслозавод, кирпичный завод (правда, в 2013 г. его закрыли) и другие частные предприятия (всего зарегистрировано 746 государственных и частных организаций). Несмотря на тот факт, что немалая часть исторического ядра Старой Майны ушла под воду в 1957 году, в селении осталось довольно-таки много объектов культурного наследия регионального значения, среди которых – 2 памятника истории (здание торговой лавки, где работал писатель А.С. Неверов, начало XX в.; братская могила красных матросов, убитых в 1918 г.) и 16 памятников архитектуры и градостроительства XIX – начала XX вв., среди которых выделяются ансамбль Богоявленской церкви (1823 г.), усадьбы купцов Першина, Павлищева и т.д. Также в центре расположены монумент Славы и аллея Героев (9 уроженцев района, 2005), посвящённые участникам Великой Отечественной войны. В конце 2000-х гг. в Старой Майне появился интересный памятник – бронеавтомобиль БА-64 образца 1942 года, применявшийся советской армией с 1942 до начала 1960-х годов для разведки и боевого охранения.
Не буду утомлять читателя перечислением многочисленных улиц и переулков Старой Майны, отмечу лишь, что они, как и названия улиц в сёлах и деревнях района, почти не отражают богатую историю поселения, зато отражают советскую идеологию (улицы Революционная, Красногвардейская, Карла Маркса и другие), либо носят нейтральное название (улицы Волжская, Полевая, Льва Толстого и т.д.).

И последнее.

В 2000-е годы некоторыми политиками районного разлива и краеведами муссировался вопрос о непрерывном существовании Старой Майны начиная с IV в. нашей эры, то есть на протяжении 1700 лет. Получалась заманчивая картина, а райцентр по этой версии оказывался старше Киева и претендовал на статус древнейшего сельского населённого пункта Российской Федерации и даже «матери городов русских».

В связи с этим посмотрим, какие же памятники археологии были на месте русского поселения, возникшего примерно в 1655 году.

Фото 14. Монумент Славы

Величие древней истории

Что и говорить – территория Старой Майны и её окрестностей, а также района, даже после затопления значительной части земельных угодий Куйбышевским водохранилищем, представляет собой археологическое Эльдорадо. Чего только стоят Чёртов городок или Старомайнское городище!? Думаю, что в плане насыщенности объектами культурного наследия и их ценности рассматриваемая местность не имеет себе равных в Ульяновской области.

Но обратимся к сухим данным чиновников. В официальном списке памятников археологии Старомайнского района (распоряжение Главы администрации Ульяновской области от 29.07.1999 г.) Комитета Ульяновской области по культурному наследию содержится 4 объекта в районе Старой Майны (некоторые из них на расстоянии до 4,5 км от райцентра): 1) селище «Старая Майна 4» (3-я четв. I тыс.); 2) поселение «Старая Майна 8» (кон. II тыс. до н.э.); 3) городище «Старая Майна» (3-я четв., I-I-я II тыс.); 4) курган «Старая Майна» (2-я пол. II тыс. до н.э.).

Сейчас, по уточнённым подсчётам, в самом посёлке и его ближайших окрестностях расположено 23 археологических объекта, в том числе городище, селища, курган, острог, стоянки и местонахождения

Сейчас, по уточнённым подсчётам, в самом посёлке и его ближайших окрестностях расположено 23 археологических объекта, в том числе городище, селища, курган, острог, стоянки и местонахождения (Научно-проектная документация достопримечательного места «Старая Майна». Т. 1. Кн. 2. Ульяновск, 2011. 101 с. С. 2). Одним из последних был открыто место, где в конце XVII в. находился острог (южный берег Старомайнского залива, в 3 км северо-западнее Богоявленской церкви). Правда, эта версия пока не доказана, так как археологических раскопок и даже шурфовки на этом месте не проводилось.

За последние десятилетия на вышеуказанных памятниках и просто на берегу залива удалось обнаружить массу артефактов, начиная с палеолита-мезолита (древний и средний каменные века, XXV-VII тыс. лет назад) и заканчивая советской эпохой (середина XX в.) – керамику, железные изделия, медные, серебряные и золотые монеты (в т.ч. арабские дирхемы), украшения (в т.ч. скандинавские) и т.д. Однако научные археологические раскопки были предприняты только на территории Старомайнского городища, находящегося на расстоянии 4,5 км от райцентра. Всё остальное – это подъёмный материал, который трудно привязать к определённому культурному слою. Нужно учитывать и тот факт, что значительная, и притом, старейшая часть Старой Майны затоплена Куйбышевским водохранилищем, в силу чего её полноценное исследование провести уже невозможно. Думаю, этих аргументов вполне достаточно, чтобы признать – гипотеза о непрерывном развитии Старой Майны в течение 17 веков на данный момент не имеет под собой практически никаких серьёзных оснований. Плохо, когда политика и идеология довлеют над наукой. Если дело пойдёт так и дальше, то скоро мы признаем, что Ульяновск древнее Рима – нужно, всего лишь, найти какой-нибудь ещё более древний артефакт. Вывод здесь простой – когда государство не хочет выделять деньги на фундаментальные, в т.ч. археологические исследования, и профессиональные учёные не имеют возможности проводить масштабные изыскания, в действие вступают различные силы, не имеющие ничего общего с современной наукой: сомнительные политики, дилетанты и «чёрные копатели». Вакуум имеет свойство заполняться.

Если дело пойдёт так и дальше, то скоро мы признаем, что Ульяновск древнее Рима – нужно, всего лишь, найти какой-нибудь ещё более древний артефакт.

По мнению большинства учёных, в районе Старой Майны сходились сразу три крупных торговых пути: участок сухопутной дороги «из Болгара в Киев»; отрезок маршрута миссии багдадского халифа Муктадира к болгарскому царю Алмушу (путешествие Ибн-Фадлана); отрезок участка торгового водного пути по реке Майна «из Варяг в Арабы». Если реальность первых двух не вызывает никаких сомнений и подтверждается источниками и артефактами, то существование последнего пути пока носит больше характер гипотезы. Однако некоторые исследователи делают особый акцент на том, что здесь была важная международная пристань, к которой приставали корабли скандинавов и булгар. Однако опять же отсутствует полноценная доказательная база её наличия.

Фото 31. Рус. берег

Большой комплекс обнаруженных археологических находок иностранного происхождения свидетельствует в пользу наличия значительного торгового центра, возможно, международного масштаба. И тут есть два но: 1) достаточно посмотреть на военную карту 1942 г., чтобы усомниться в судоходности извилистой и неглубокой реки Майны, впадающей в Волгу через 7-8 км от села; об этом же говорят визит Екатерины II в близлежащее село Головкино, когда специально для неё углубляли протоку Волги (чтобы подплыть ближе к селу) и данные XIX – первой половины XX вв., по которым сама Старая Майна становилась крупной хлебной пристанью только в половодье – тогда глубина позволяла крупным судам подойти к ней вплотную, а в остальное время пристань находилась на самой Волге, в 7 км от села; 2) научный руководитель проекта «Подводное наследие России», океанолог, кандидат технических наук А.В. Лукошков доказал, что версия господства на русских водных путях скандинавских кораблей ничем не подтверждается; более того, морские суда викингов в силу конструктивных особенностей не могли плавать по северным рекам и прежней Волге, а относительно неплохо в наших условиях сохраняются корабли, начиная с рубежа XVI – XVII вв. Вместе с тем основная часть обнаруженных на севере России средневековых судов имеет сходство с кораблями западных славян, живших на севере современной Германии (похожи на восточнославянские речные ладьи?). К этой проблеме нужно добавить заиленность старых фарватеров Волги и её притоков, а также высокую финансовую затратность подводных поисков. Получается, что найти остатки даже небольших торговых судов вряд ли возможно. Поэтому, скорее всего в ближайшее время наличие средневековой пристани так и останется предположением.

В ближайшее время наличие средневековой пристани так и останется предположением.

В целом огромный интерес учёных Поволжья, России, да и мира, к Старомайнскому району далеко не случаен. К сожалению, по сравнению с археологами гораздо большую активность в последние 20 лет проявляют «чёрные копатели» – местные жители, гости из различных регионов и даже некоторые исследователи и политики. Отрадно, что наконец-то уникальным культурным и природным потенциалом района заинтересовались и представители кинобизнеса. В августе 2012 года на живописной базе агро-туристического комплекса «Русский берег» рядом со Старой Майной продюсерская кинокомпания «Golden Key Entertainmen» (режиссёр В.Р. Кильбург) снимала отдельные эпизоды документально-постановочного фильма формата BBC  «Русь. От заката до рассвета»: прибытие иноземных купцов на стругах, торговую площадь в селении русов, водную баталию, а также похороны князя. Премьера фильма планировалась на Первом канале в январе 2013 года, а также на кинофестивале в Каннах. Но пока она так и не состоялась. На сайте кинокомпании я нашёл информацию о том, что фильм находится в производстве, а в октябре 2014 года в Подмосковье прошли съёмки его очередных эпизодов.

Фото 21. Съемки фильма о Руси

К настоящему времени Комитет Ульяновской области по культурному наследию завершил работу по постановке на государственную охрану достопримечательного места регионального значения «Старая Майна», определению его границ и режима использования земель. Эта территория включает часть акватории Старомайнского залива с прибрежными участками. Общая площадь достопримечательного места составляет 2120,16 га (21,2 кв. км), в том числе суша – 484,06 га, водные территории – 1636,1 га (16,36 кв. км).

Фото 5. План достопримеч. места Ст. Майна

Богоявленское, Старая Майна тож…

В.Ф. Барашков отмечал: «Поселения по реке Майне стали возникать ещё до основания Симбирска, в конце XVI столетия. Названо по реке и в отличие от других селений, появившихся позднее на этой реке (С. 62). На территории современной Ульяновской области уже с конца XVI – XVII вв. такие названия имели две небольших речки в Барышском и Старомайнском районах. В.Ф. Барашков указывал, что «соответствия названию имеются в нарицательной лексике как финно-угорских, так и тюркских языков. Сравните: финно-угорское майнен – «землистый»; алтайское майнаж – «медвежий»; иранско-ягнобское майн – «кочевье, селение». Древнее финно-угорское майа употреблялось со значением «бобр, бобровый». А в некоторых тюркских языках ма – «вода, жидкость»; май – «водяной»; майн – «жидкий, текучий». С учётом особенностей древней и средней истории Средневолжья связь топонима Майна с одним из указанных нарицательных слов представляется допустимой». Ю.Н. Мордвинов упоминал и о старорусском слове «майна» – так называли полынью или промоину в неподвижном льду. До сих пор среди местных старожилов бытует предание о том, что название реки и села произошло от слова «маяться», так как в прилегающих глухих лесах в старину скрывалось много беглых людей. Вероятно, церковный топоним (Богоявленское) появился всё-таки позже гражданского (Старая Майна). Но эта версия требует проверки.

Богоявленский и Александро-Невский храмы

Судя по всему, первые христиане в окрестностях современной Старой Майны появились уже в XII – XIII вв. Именно этим временем датируется недавно обнаруженный на Старомайнском городище объёмный древнерусский медный крестик с шариками на концах. Кроме того, там же был найден уникальный змеевик с изображением Распятия с предстоящими.

Фото 6. Богоявл. храм

История сооружения культовых зданий в Старой Майне сложна и несколько запутанна. Вполне логично предположить, что первый деревянный храм возвели в Майнском остроге в конце XVII века. Правда, территория острога и будущего села не совпадала, но жители вполне могли посещать крепостную церковь за неимением собственной. На картах 1745 и 1780 годов в Богоявленском (Майне) указана церковь.

Детальный анализ сохранившихся письменных документов позволил в дальнейшем представить следующую картину. Первая известная здесь дата – 1777 год, в котором прихожане построили деревянную церковь с колокольней и престолом во имя Богоявления Господня, причём её хорошее состояние отмечалось и в 1848 году. Забегая вперёд, скажу: лично мне не совсем понятно, зачем возведённый в 1823 году каменный храм также стал Богоявленским, если учесть, что прежняя церковь была действующей, и сгорела только в 1857 году? Иногда краеведы ошибочно писали: первую церковь построили в 1777 году, а затем после пожара, в 1823 году возвели новую, каменную.

Фото 1. Александро-Нев. церковь, 1904

Каменный храм с колокольней (тёплый, крыша железная) и престолами во имя Богоявления Господня и иконы Казанской Божией Матери выстроили тщанием помещика, известного аристократа и государственного деятеля Д.Н. Блудова в 1823 году. Через 90 лет, в 1913 году, на средства прихожан и церкви его капитально отремонтировали. На церковной земле располагались приходское кладбище, часовня для отпевания заразных умерших и изба для судебно-медицинской экспертизы тел, огороженные каменной оградой.

Кстати, мало кто знает о том, что Д.Н. Блудов помимо активного сооружения храмов (в 1859 г. в 47 км от Старой Майны построил Троицкую церковь в с. Танкеевка, сохранившуюся по сей день) являлся одним из основателей литературного кружка «Арзамас», дружил с Н.М. Карамзиным, а после его смерти в 1829 г. издал на свои деньги последний 12-й том «Истории государства Российского». Он же предложил место установки памятника историку в Симбирске и сюжеты для барельефов на его боковых гранях.

В 1859 г. владельцы и жители Старой Майны выразили общее желание построить на пожертвования общества (в основном купцов и крестьян) два каменных придела при Богоявленском храме, то есть расширить его, для чего в 1860 году было заготовлено около 350 тысяч кирпичей. Дело в том, что 13 июня (здесь и далее по старому стилю) 1857 года сгорела вторая сельская церковь – деревянная, и прихожане не могли уместиться в одной оставшейся. И вновь помешал пожар. 6 августа 1860 года значительная часть Старой Майны сгорела, из-за чего принимавшие участие в сооружении приделов люди понесли большие убытки и впали в бедственное положение. Кроме того, с внешней стороны обгорел и сам храм с колокольней и деревянным коридором. Поэтому сельчане просили у властей разрешения продать приготовленный кирпич и вырученные деньги употребить на поправку пострадавшей церкви и устройстве при ней каменного крыльца.

В церковной библиотеке помимо богослужебных книг хранилось 66 томов и 187 названий книг для чтения.

Показательны финансовые доходы Богоявленского храма за 1914 год. Им были получены: 900 рублей от кружечного сбора; проценты от капитала в 1200 рублей (Симбирский государственный банк, 68 руб. 48 коп.); за аренду земли под амбаром на хлебной пристани от Ставропольского уездного земства (22 руб. 50 коп.) и за аренду земли под амбаром от купца В. Васильева (52 руб.), а всего 1042 руб. 48 коп., что для сельской церкви составляло огромную сумму. Кроме того, священник, диакон и псаломщик ежегодно получали средний доход с церковной земли соответственно в 80, 60 и 30 рублей. Тщанием церковного попечительства в 1878 году были построены каменные дома для священно- и церковнослужителей. Также храму принадлежали следующие строения: две церковно-приходские школы (каменная при Богоявленском и деревянная при Александро-Невском), две каменные сторожки при обоих храмах, деревянная сторожка на хлебной пристани и каменная сторожка на кладбище. В церковной библиотеке помимо богослужебных книг хранилось 66 томов и 187 названий книг для чтения. На территории прихода также располагались две земских школы: мужскую открыли в 1861 году, а женскую – в 1862. Должность церковного старосты с 1911 года исполнял симбирский мещанин Василий Чубаров. Копии с метрических книг и исповедные росписи в храме хранились с 1823 года (по другому источнику метрики с 1783 г.).
В 1872 году в селе тщанием прихожан была сооружена ещё одна тёплая, крытая железом каменная церковь – Александро-Невская (или Гославская, по району расположения). Отмечу, что она являлась приписной к Богоявленскому храму, значительно уступая ему в размерах и утвари. Перед затоплением, в 1955 гг., Александро-Невскую церковь разрушили. Получается, что в XVIII – XX вв. в Старой Майне всего было три храма (не считая предполагаемой церкви или часовни на территории острога в конце XVII в.).

Фото 2. Церк. хор Богоявл. храма под упр. Осокина. 1920-егг

Документы сохранили для нас сведения о церковно- и священнослужителях только Богоявленского храма, возведённого в 1823 году. Кстати, сведения по нему (и немного по Александро-Невскому) содержатся в 47 делах Государственного архива Самарской области за 1848 – 1914 годы. Итак, вот данные за 1848 год. Священником с 1842 года, сразу же по окончании Симбирской семинарии, являлся Александр Петров Любимов. Диаконом с 1845 года (также после Симбирской гимназии) был Дмитрий Матвеев Алякринский, а дьячком с 1842 года – Александр Михайлов Соколов. Должность пономаря с 1834 года исполнял Василий Фёдоров, до этого 5 лет служивший в Преображенской церкви Симбирска. Интересен социальный состав населения села – он отличался большой пестротой. Здесь жили дворовые люди и старорусские крестьяне 13 помещиков (из которых в селе находились лишь 3), военные отставники и однодворцы, отпущенники и купцы – буинские, сенгилеевские и симбирские, спасские мещане, удельные и государственные крестьяне, а также раскольники Спасова согласия (27 человек), а всего в 411 дворах 2747 человек.

До сих пор в райцентре ходят слухи о подземном ходе под церковью, ведущем на другой берег.

Последние данные относятся к 1914 году. Карьера первого священника Богоявленского храма Николая Степанова Веселовского началась после завершения обучения в Самарской семинарии в 1901 году, в котором он поступил учителем в Старомайнскую двухклассную церковно-приходскую школу. Затем Веселовский служил в храмах сёл Ягодное и Петровское Ставропольского уезда, а с 1909 года его переместили в Старую Майну. Кроме своей основной работы, он состоял членом Благочинного совета, заведующим и законоучителем церковно-приходсклй школы, смотрителем свечной лавки, катехизатором и законоучителем женской гимназии. В 1906 и 1910 годах награждался соответственно набедренником и скуфьей. Должность второго священника исполнял Иван Иванов Виноградов, после окончания в 1909 году Самарской семинарии служивший псаломщиком и диаконом в сёлах Суходол и Чердаклы, а в 1914 по просьбе прихожан Старой Майны перемещён в Богоявленскую церковь. Кроме того, работал законоучителем местной земской женской школы, заведующим и законоучителем церковно-приходской школы при Александро-Невской церкви. Дьяконом с 1899 года служил Алексей Дмитриев Комаров, до этого работавший с 1890 года в храме с. Кайбелы Ставропольского уезда. Должность диакона на вакансии псаломщика с 1914 года исполнял Владимир Иванов Архипов, служивший с 1897 года. И наконец, с 1914 года псаломщиком являлся Фёдор Алексеев Самонов, сын крестьянина, имевший только домашнее образование. Кстати, в 1914 году в селе в 719 дворах проживало 4019 человек, в том числе духовные лица (23 человека), дворяне (5), мещане и крестьяне, причём официально раскольников и сектантов не было.

P.S. До сих пор в райцентре ходят слухи о подземном ходе под церковью, ведущем на другой берег. Вспоминают даже старожилов, которые лично видели входы в подземелья в различных постройках старой части села – зданиях старой милиции, старой сберкассы и двухэтажном доме около разрушенной мельницы. Как правило, там были железные, кованые двери, кирпичные стены, а перекрытия из дерева, поэтому во избежание обрушения ходы засыпали.

Евгений Бурдин

Оцените новость:
  • (17 голосов, средний: 4.71 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...