Очередная модернизация. Высшее образование — ресурс власти или власть ресурса?

17 Фев 2015 Аналитика Dinika

Назначение Александра Пинкова ректором Политеха на некоторое время подняло волну недовольства среди преподавателей и студентов вуза, а также общественности нашего города. Все увидели в этом административном назначении покушение на университетские права и свободы. Однако ситуация Политеха не уникальна. За последнее время в ряде российских регионов прошли подобные назначения (в частности, в Бурятском государственном университете). Можно говорить уже, о тенденции назначения ректорами вузов региональную элиту, подконтрольную руководителю субъекта. Практически везде подобные назначения сопровождались недовольством различной степени. При этом никто не задается двумя простыми вопросами: «Почему Министерство образования с такой легкостью идет на такие назначения?» и «Зачем это нужно руководителям субъектов?».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Почему министерство образования с легкостью идет на такие назначения?

Ответ на этот вопрос, по словам высокопоставленного представителя одного из ульяновских вузов Ульяновска, можно отыскать в документе, который называется «План деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации на 2013-2018 годы». Он мало где упоминается, но в нем предусмотрен ряд интересных целей и задач для Министерства образования и науки. В частности, в нем прямо говорится о программе «реорганизации неэффективно работающих государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования, в том числе путем присоединения к эффективно функционирующим государственным образовательным учреждениям высшего профессионального образования, предусмотрев механизмы стимулирования такой реорганизации».

Вузы сейчас в силу разных причин не выполняют свои основные функции – не готовят специалистов. Они являются всем, чем угодно: камерами хранения на 5 лет и так далее.

– Этот курс в федеральном министерстве тупо идет, хотим мы этого или не хотим, — говорит наш собеседник. — Он взят министерством на вооружение, потому что вузы сейчас в силу разных причин не выполняют свои основные функции – не готовят специалистов. Они являются всем, чем угодно: камерами хранения на 5 лет и так далее. Почему? Да потому что качество самого преподавания рассогласовано с жизнью.

Одной из целей плана значится «обеспечение соответствия качества подготовки и структуры программ профессионального образования потребностям российского общества и экономики». Последним мероприятием на этом пути можно считать новые нормативы, которые пришли в вузы в конце декабря прошлого года. По ним плата за обучение на внебюджетной основе должна быть приравнена к уровню расходов при обучении на «бюджете». При этом пока совершенно непонятно, что делать вузам, которые завышали эту плату. Есть риск, что студенты-платники, которые несколько лет переплачивали за свое обучение, подадут в суд и взыщут разницу.

По словам нашего собеседника, по некоторым специальностям в УлГУ обучение вместо 120 тысяч рублей, должно стоить 79 тысяч. Но в то же время, есть специальности в Политехе, например, где наоборот, все вырастает в несколько раз. Или в УлГПУ обучение на «внебюджете» по специальности «Музейное дело» будет стоить 69 тысяч рублей в год. Примерно то же самое на специальности «Теология». Кто пойдет обучаться за такие деньги?

Каждый региональный ВУЗ является не только потребителем федеральных средств, но и аккумулятором местных ресурсов.

Доходная часть ВУЗов в значительной степени зависит от платы за обучение. Вообще, каждый региональный ВУЗ является не только потребителем федеральных средств, но и аккумулятором местных ресурсов. Так, бюджет УлГУ, согласно официальным данным, составляет примерно 1,4 млрд. рублей, Политеха – более 700 млн. рублей, педуниверситета – более 500 млн. рублей. Таким образом, совокупный доход трех ведущих региональных ВУЗов составляет около 2,6 млрд. рублей. Федеральных средств из них чуть более 50%, остальное — т.н. «внебюджетка» — доходы от образовательной деятельности, коммерческой эксплуатации недвижимости, привлечение средств местных организаций и т.п.

Одной из проблем является и то, что помимо того, что вузы перестали производить образовательный продукт, они перестали воспроизводить сами себя — готовить преподавательскую элиту. Кто захочет идти доцентом на зарплату в 18-20 тысяч рублей? Эту же зарплату получает продавец в Евросети. Поэтому одним из новых критериев, введенных недавно Минобром, вместо обеспеченности учебными площадями на 1 человека, стал критерий средней зарплаты. Согласно вышеупомянутому плану, отношение средней заработной платы профессорско-преподавательского состава вузов к средней заработной плате в каждом регионе должно вырасти с 110% в 2013г. до 200% в 2018г. В текущих экономических условиях этого можно добиться только сокращением количества преподавателей и увеличения зарплаты оставшимся. Похожие процессы наиболее ярко и резонансно уже проходили в медицине.

«А что производит, с точки зрения науки и образования, какой-либо региональный вуз?» Оказалось, что ничего не производит. А раз он ничего не производит, то зачем он нужен?

Вообще, до последнего времени львиная доля показателей была привязана к количеству студентов. Это породило большое количество проблем, главная из которых – профанация высшего образования из-за того, что никого не отчисляют. Но если не отчисляют, то кто будет учиться? вузы сами себе копали яму, пытаясь сохранить преподавателей, сохранить студентов и, как следствие этого, финансирование. А низкая зарплата провоцировала людей заниматься подработками в пяти-шести местах, а еще лучше заниматься репетиторством. Простой пример: 4 ученика, два раза в неделю, по 500 рублей в час, позволяли получать практически 2 зарплаты преподавателя в вузе. При этом без особого напряжения с точки зрения науки. В итоге, когда Министерство образования стало задаваться вопросом: «А что производит, с точки зрения науки и образования, какой-либо региональный вуз?» Оказалось, что ничего не производит. А раз он ничего не производит, то зачем он нужен?

Зачем такие назначения нужны руководителям субъектов?

Здесь все очень просто: кроме того, что такое назначение усиливает контроль над значительными финансовыми потоками, оно еще и дает выход на значительную электоральную аудиторию. На сегодняшний день, в ульяновских вузах обучается более 20 000 студентов. Такое количество избирателей не имеет ни одно предприятие области. Поэтому человек, который стоит за всем этим становится практически фигурой №2 в области. И если раньше ректор вуза мог быть полностью независимым от губернатора (как это делал в УлГПУ Грушевский), или же вынужден был с губернатором дружить, но на взаимовыгодных условиях (как Полянский в УлГУ), то сейчас оказалось, что из-за ряда причин (демографическая ситуация и пр.) вузы попали в зависимость от власти. Получается, что идея губернатора получить сильный подконтрольный финансово и политически ресурс и тренд, заданные Министерством образования, совпали.

Губернатору же важно реализовать, может быть даже и под себя, проект соединения всех вузов в один.

Возникла интересная ситуация: министерство говорит губернатору: «Вот есть задача слить вуз, вы беретесь ее выполнить?». Губернатор говорит: «Да, но нужно, чтобы за этим всем стояли мои люди». А министерству абсолютно все равно, кто будет ректором, самое главное сделать все без шума и пыли. Губернатору же важно реализовать, может быть даже и под себя, проект соединения всех вузов в один. Однако, если такой проект будет реализован, это будет означать гибель высшего образования в нашем регионе. Потому что там, где это осуществили, остается конкуренция в виде 15-20 ВУЗов. У нас же этих вузов шесть, а в худшем случае останется всего три: единый вуз, УВАУГА и УГСХА.

Сейчас у вузов одна логика: либо они чем-то интересны федералам, участвуют в каких-то федеральных программах, либо сокращаются. Объединение, в свою очередь, может происходить по разным схемам. Это может быть объединение, может быть слияние. И одно дело, если объединят с сохранением бывших вузов в виде институтов в рамках единого новообразования. В этих условиях большой вес приобретает должность председателя совета ректоров. Так получается, что, новым председателем с большой долей вероятности станет ректор УлГУ Борис Костишко. Потому что Александр Пинков – исполняющий обязанности ректора и вряд ли будет избран, так как ему сейчас 63 года, а предельный возраст ректора – 65 лет. У Тамары Девяткиной уже есть общественная должность в виде председателя Общественной палаты. Сельхоз и УВАУГА – узкоспециализированные вузы, поэтому вряд ли их ректор будем избран на эту должность.

Лидеров общественного мнения среди преподавателей вузов не стало буквально за последние пять лет.

Возмущаться в открытой форме никто не будет. И пример Политеха это прекрасно всем показал. Отдельные проявления недовольства быстро гасились продлением контракта проректоров и обещанием строительства бассейна. Кроме того практически любому возмутившемуся преподавателю можно задать вопрос: «А кто ты такой?» Лидеров общественного мнения среди преподавателей вузов не стало буквально за последние пять лет. В первую очередь потому, что сами вузы не захотели их культивировать.

При этом важно еще отметить, что руководство Политеха эту ситуацию с назначением Пинкова абсолютно упустило. Александр Горбоненко руководил университетом около 15 лет, и то, что он не будет выдвигаться, было известно в начале 2014 года. Процедура выдвижения кандидата на пост ректора, в отличие от депутатского, не допускает повторного выдвижения, если были нарушен регламент сбора документов. Все прекрасно знали, что в число обязательных документов идет письмо поддержки от губернатора. Сейчас известно, что ни один из кандидатов на пост ректора Политеха не сделал ничего, чтобы получить это письмо поддержки. Понятно, что с учетом того, что произошло с диссертацией Якунина, губернатор не дал бы такое письмо. И было уже понятно, что раз нет письма поддержки, то не будет и кандидата от университета. Удивительно, что люди мало того, что не смогли договориться между собой, но и не смогли даже попытаться договориться с губернатором.

Подводя итоги, можно с полной уверенностью сказать, что процесс объединения и сокращения вузов будет идти. Тренд на создание новых университетов и увеличение количества специальностей закончен, пошел обратный процесс. Велика вероятность, что через два года, после думских выборов, этот процесс ускорится. Министерство отработает все технические вещи в Москве, а потом распространят этот опыт на всю Россию. Тем более, во главе вузов уже будут стоять лояльные власти люди.


Сергей Селеев

Оцените новость:
  • (22 голосов, средний: 4.64 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...