Симбирск – поволжская столица конопли

13 июня 2013 История Dinika

Почти 40% возделываемых земель на приусадебных участках симбирских крестьян в начале XX века занимала конопля. По площади посадок конопли регион после революции был безоговорочным лидером в Поволжье. И это не случайность – Симбирская губерния с XVIII века являлась основным поставщиком изделий из конопли на рынки ближайших губерний.




История посадок

История культивирования конопли на территории нашего региона уходит своими корнями в XI – XII век. Как указывает В.Поливанов, изделия из конопли были обнаружены в Муранском могильнике (ныне Самарская область). Это позволяет точно утверждать, что уже тогда конопля активно культивировалась.

Как отмечал в XVIII веке руководитель Оренбургской экспедиции Академии наук Иван Лепехин, «без сумления семена сия препоручены были недру земному от живших на сих местах татар».

Высадка культуры, судя по доступным археологическим данным, производилась на плодородных пойменных землях. Эту традицию быстро переняли и русские – уже к началу XVIII века конопля занимала серьезное место среди всех возделываемых в Среднем Поволжье растений.

К XIX веку конопля в Симбирской губернии стала одной из самых популярных агрокультур. Её активно сеяли в Карсунском, Алатырском и Ардатовских уездах, а также в районе Симбирска и Сенгилея, причем по технологии, отработанной ещё татарами – на богатых пойменных землях.

Полковник Генерального штаба Александр Липинский в «Материалах для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба» отмечал, что в те годы конопля выращивалась не только для удовлетворения местных нужд, но и являлась важной статьей «экспорта» в другие губернии.

Исходя из данных по отгрузке товаров с пристаней Симбирска, можно констатировать, что изделия из конопли занимали в денежном выражении 5-6 место после хлебов и древесины. Очевидно, что площади, занимаемые культурой, были достаточно большими. Зная среднюю урожайность конопли, можно с высокой точностью утверждать, что под конопляники тогда было занято не менее четверти всех пашенных земель.

В начале XX века конопля, хотя и называлась в числе основных культивируемых в губернии растений, стала играть сравнительно небольшую роль. Так, в 1903 году коноплю высаживали лишь на 1,45% площади всей пашенной земли. В частных хозяйствах посадки конопли занимали 9,19% возделываемых земель.

Год выдался неурожайным – средний урожай составил лишь 14,7 пуда с десятины. К осени цены из-за дефицита значительно выросли, поэтому на следующий год конопляников появилось больше. В 1904 году культурой засеяли уже 3,89% всей пашни, а средний урожай составил 38 пудов с десятины. В итоге рынок оказался перенасыщен, и традиционного весеннего роста цен не произошло. Цена за меру конопли за сезон поднялась всего на 6 с небольшим рублей – со 125,7 в ноябре до 133,2 в марте.

В итоге через год рынок стабилизировался, и коноплей стали засеивать ежегодно около 1500-1700 квадратных десятин.

Эта ситуация продолжалась до 1914 года. С началом Первой мировой войны спрос резко вырос. Симбирские крестьяне быстро отреагировали на тренд рынка – площади конопляников всего за год выросли более, чем в два раза, а к 1917 году достигли рекордной для XX века величины в почти 8000 квадратных десятин. При этом большая часть этих площадей приходилась на частные крестьянские хозяйства и не вполне учитывалась статистикой. Вполне вероятно, что реальная площадь конопляников была ещё больше.

Тренд сохранился и после революции. К середине 20-х годов прошлого века на приусадебных участках среди всех возделываемых культур конопля уступала лишь картофелю. Под неё было занято почти 15 тысяч квадратных десятин или 36,8% всех площадей приусадебных участков.

Не забывали про коноплю и позже. И в 30-е, и, в особенности, в 40-е годы, конопля называлась в числе наиболее приоритетных для сельского хозяйства региона культур. Как указывает ботаник Николай Раков, к началу 60-х годов некоторые хозяйства с продажи конопли получали доход более 11 тыс. рублей на каждый гектар посевов.

Точку в возделывании конопли поставило подписание СССР в 1961 году конвенции ООН «О наркотических средствах».

Экономика посадок

Как заметили ещё в древности, конопля весьма сильно истощает землю и требует её тщательной обработки. Но при этом сбор урожая и его переработка осуществлялись достаточно просто. Так, дневная оплата работнику при выборке конопли составляла при хозяйских харчах на начало XX века всего 37-38 копеек за день работы. Даже на уборке картофеля труд наемных работников оценивался выше.

Таким образом, стоимость уборки и первичной переработки культуры оказывалась наиболее низкой. Главное условие для получения прибыли было одно – наличие свободной плодородной земли.

На урожайность сильно влияла погода, в частности, – количество осадков. В зависимости от года, урожай мог составить и 6 и 60 пудов с десятины. С учетом того, что цены на коноплю традиционно повышались весной, важно было угадать с прогнозами на урожай следующего года и в зависимости от этого принимать решение о времени сбыта.

В среднем с десятины конопляника в конце XIX века собиралось 7 пудов поскони, 12 пудов матерки и от 35-40 мер семян. Семена стоили по 8-10 рублей, а посконь и матерка – от 1,5 до 3 рублей за пуд.

Переработка конопли

Мало кто знает, что первые знаменитые джинсы Levi’s были изготовлены из конопли. Это не в последнюю очередь способствовало взрывной популярности брюк нового типа – конопляная ткань из мужских растений (посконь) отличается крепостью, надежностью, отлично дышит.

В Симбирской губернии существовало несколько артелей, занимающихся изготовлением тканей из конопли, но большой экономической роли они не играли.

Гораздо большее значение имел веревочный промысел и битье конопляного масла. Спрос на пеньку, веревки и канаты был весьма значителен – ежегодно сбывалось несколько тысяч аршин одних лишь канатов. Спрос обеспечивался за счет развитого судоходства по Суре и по Волге.

Кстати, именно исчезновением судоходства по Суре объясняется спад объемов выращивания конопли в начале XX века. Пропал один из основных потребителей.

Ситуация изменилась с началом Первой мировой, когда веревки и ткань понадобились для военных нужд. Рынок среагировал достаточно быстро, и площадь посадок конопли значительно выросла. Оживились и артели кустарей.

Для того, чтобы оценить масштаб кустарного промысла, приведем один факт. В 1928 году в регионе существовала артель кустарей-веревочников, в которой состояло 235 членов. Зная, что один кустарь за сезон производил около 5000 футов толстой веревки или каната (более одного километра), несложно подсчитать, что всего за год артелью изготавливалось более 300 километров качественных пеньковых веревок и канатов. Для этого требовалось более 10000 пудов исходного сырья.

Даже в пору спада промысла в начале XX века объёмы кустарного изготовления веревок и канатов были серьёзными. Так, известны точные данные по самому крупному в те годы веревочному промыслу в селе Балтаевка Алатырского (затем Карсунского) уезда.

До исчезновения судоходства на Суре в селе работала целая механизированная фабрика по производству канатов, но к началу XX века промысел стал исключительно кустарным. Веревочники работали под открытым небом с помощью примитивного инвентаря. Всего в промысле было задействовано 48 человек. Большинство – мужчины.

За год кустари 18 дворами перерабатывали более 2000 пудов пенки и производили в день по 27-30 футов веревки или по 15 футов обора для лаптей. При этом заработки были весьма скромными. Производя веревки, в день можно было заработать «чистыми» около 25 копеек, изготовляя оборы – до рубля. За сезон в 4-5 месяцев получалось около 25-30 рублей. Почти по столько же оценивался и необходимый инвентарь для начала промысла.

Переработка конопли на масло было гораздо более выгодным делом, при том, что инвентарь для битья масла также не отличался сложностью. Так, в XVIII именно конопляное масло было основным продуктом переработки культуры и отгружалось с симбирских пристаней в значительных объемах.

К середине XX века спрос на конопляное масло значительно уменьшился. В пищевых целях стали в основном применять масло подсолнечника, что серьезно сузило рынок. По состоянию на 1930 год никаких упоминаний о кустарном или промышленном производстве конопляного масла в промышленных объемах в регионе нам обнаружить не удалось.

Перейдем на коноплю?

В начале этого года в Ульяновской области в очередной раз поднимался вопрос о промышленной культивации конопли. В качестве примера приводилась соседняя Пензенская область, где коноплю выращивают уже несколько лет и активно продают семена. Тогда министерство сельского хозяйства заявляло, что потенциальный спрос на коноплю есть, и что культивация культуры может быть выгодной.

Связано это в первую очередь с тем, что конопляные ткани и масло из семян конопли в последние годы приобрели репутацию экологичных. Целый ряд производителей, в том числе и в России, наладили производство практически всего подзабытого спектра продукции из конопли – начиная с масла, заканчивая «конопляными» кроссовками. Если этот тренд будет развиваться, то вполне возможно увеличение спроса на сырье.

Если Ульяновская область ухватит тренд, то вполне возможно, что регион возвратит себе звание конопляной столицы Поволжья.

Правда, есть одно но – для посадки конопли необходима лицензия. Сажать можно только те сорта, которые не содержат наркотических веществ. Подобные сорта созданы в той же Пензенской области.

На фото – посевная конопля, не содержащая наркотических веществ

Оцените новость:
  • (6 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...