Как купить себе место на кладбище?

19 Апр 2013 Аналитика Dinika

В прошлом году одна наша знакомая похвалилась нам тем, что заранее купила себе место на городском кладбище. Нам тоже был дан совет – купить себе место поближе к входу заранее. Мы заинтересовались – как же такое возможно? Ведь с 2011 года на городском уровне действует Положение об организации ритуальных услуг, согласно которому никакой продажи или резервирования участков не предусмотрено. Мы разобрались в этом мрачноватом вопросе.


Согласно Положению об оказании ритуальных услуг, которое было принято в сентябре 2011 года, участки под захоронение выделяются исключительно на бесплатной основе. Возможные два варианта захоронения – либо на новый участок, либо в родственное место, т.е. на участок, где уже похоронен кто-то из родственников. Никаких механизмов резервирования или продажи участков заранее не предусмотрено вовсе. Нет соответствующего четко прописанного механизма продажи и в федеральном законодательстве. Тем не менее, в 2012 году участки по нашим сведениям активно продавались.

Мы прикинулись желающими озаботиться своим погребением заранее и начали обзванивать похоронные агентства. Таковых в Ульяновске насчитывается 43.

Первые звонки обнадежили. По телефонам трех агентств нас сразу же попросту послали, раздраженно ответив, что такими вещами не занимаются. По телефону одной из горячих линий по организации похорон на нас в ответ на вопрос вообще накричали. По другому телефону отправили на северное кладбище – мол, все такие вопросы надо решать там.

На десятом звонке мы нашли понимание – на другом конце провода нам ответили, что вопрос можно обсудить, но только при личной встрече. Значит, некий механизм существует.

Чтобы проверить это, мы позвонили на ишеевское кладбище. Ответ был однозначен – резервирование давно отменили . Вариантов платных участков нет. На слова «а в похоронном агентстве нам сказали, что вопрос надо решать с вами», мы получили ответ «вот с ними и решайте». Ситуация становилась интересной – прямого «нет» мы не получили, оставался полунамек.

Тогда мы сами поехали на кладбище. Сразу же за воротами начинается самый престижный его участок. Некрополи из мрамора героев 90-х тут соседствуют с могилами известных лиц области. Чуть дальше начинаются несколько асфальтированных аллей. Как мы выяснили из разговора с уборщиком, места на них тоже считаются весьма престижными. Немудрено – дальние углы разросшегося за последние годы погоста от входа весьма далеко, а вместо асфальтированных дорожек там грунтовые дороги и грязь.

Мы пошли по одной из центральных аллей. То тут, то там расположены новые захоронения со свежими венками, кое-где могилы располагаются прямо у асфальтовой дорожки. Буквально через 30 метров справа мы заметили первый участок с табличкой «резерв», потом второй, затем третий и четвертый… Дальше можно было не ходить – понятно, что так на всем кладбище, по крайней мере, в старой его части.

Но мы прошли по кругу по всем асфальтированным проходам и примерно подсчитали количество участков «в резерве». Только в первом ряду мы насчитали их более тридцати.

Вывод однозначен – места «резерва» существуют до сих пор. Оставалось только найти того, кто «решит вопрос».

Такой человек нашелся. В ответ на нашу просьбу по поводу приобретения престижного участка нам было сказано, что «все возможно». Места есть, и даже можно выбирать. Оставалось обсудить цену вопроса. Увы, но тут наш собеседник заметил микрофон от диктофона и заподозрил неладное. Мы тоже поняли, что кладбище нам лучше покинуть побыстрее… Нам удалось выяснить лишь порядок суммы – от 40 тысяч рублей.

В ноябре прошлого года началась инвентаризация городских кладбищ. Согласно документам тендера, предполагалось отснять каждую могилу и создать общий реестр мест захоронений. Был объявлен тендер на эту работу. С горем пополам инвентаризация прошла – 90% с лишним захоронений были успешно внесены в единую базу. На едином сайте skorbim.com сегодня доступно более 118 тысяч установленных захоронений и более 5000 неустановленных из приблизительно 130 тысяч. При этом около 1500 участков оказались вне этого списка. Это те, которые были «зарезервированы» до 2011 года.

С принятием в сентябре 2011 года нового Положения, а также с приходом в отдел недвижимости Комитета по управлению городским имуществом Юрия Урдина, началась работа по установлению «хозяев» этих участков. На сайте КУГИЗ появилось объявление о том, что все «резервисты» должны подойти с документами в отдел и оформить «свои» участки.

Мы не зря взяли слова «хозяева» и «свои» в кавычки. Дело в том, что до сих пор земля ни под одним ульяновским кладбищем не оформлена. То есть, все эти «резервы» не имеют, по сути, никакой юридической силы.

За прошедшее с момента публикации объявления время в КУГИЗ по теме резервированных участков обратилось… 15 человек. Из, напомним, более 1500. Остальные участки сохранили непонятный статус.

Как пояснил нам Урдин, никаких документов на эти участки нет вообще. Все документы якобы сгорели в МУПах, которые занимались кладбищами до принятия нового Положения. Не сохранилось даже бухгалтерских документов. Они тоже сгорели. Но участки остались. 1500 участков безо всяких документов.

Именно с ними и работают посредники. По словам Урдина, продажа участков без документов из резерва осуществляется задним числом, то есть документы оформляются первой половиной 2011 года или ранее. В результате спрос на «хорошие места на кладбище» удовлетворяется.

После того, как в 2011 году в Комитете по управлению городским имуществом был создан отдел выдачи разрешений, стоимость участков из «резерва» сразу выросла на 20 тысяч рублей. Посредники объясняли это тем, что увеличились размеры взяток. Теперь, якобы, необходимо «заносить» не только «кладбищенским», но и «комитетским».

Урдин утверждает, что это чистой воды «развод». Никаких денег никто «комитетским» не «заносил», да и незачем. Разрешение на выдачу участков выдается бесплатно, на местах «резерва» хоронят вообще просто так. То есть деньги за «хорошие места» достаются похоронному бизнесу.

Более того, известны случаи того, что деньги берутся не за «хорошее место», а вообще за то, которое предоставляется бесплатно! Несколько подобных вопиющих случаев в прошлом году описывала ульяновская газета «Симбирский курьер».

По словам Урдина, самостоятельно за получением разрешения на захоранивание приходят не более 2-3% тех, кто потерял близких. Остальные пользуются услугами похоронных агентств. Сколько они допускают случаев нечистоплотности с взиманием денег за бесплатный участок – это тайна, покрытая мраком. То, что эти случаи далеко не единичны, не вызывает сомнений. Мы опросили несколько изданий по поводу корреспонденции с соответствующими жалобами и выяснили, что при желании можно найти более 20 задокументированных свидетельств взимания платы за бесплатные кладбищенские участки.

Вообще же, похоронный бизнес в Ульяновске остается достаточно прибыльным, несмотря на огромную конкуренцию. В день в городе умирает в среднем 25 человек. На этих «клиентов» (слово из монолога женщины с горячей линии похоронного агентства) претендуют 43 агентства. Для сравнения, в Москве и Санкт-Петербурге таких агентств не более 20.

При этом похоронный бизнес во многом диктует власти свои условия. Так, всё тот же Урдин рассказал, что ныне похоронные агентства занимаются даже копкой могил. Раньше этим имели право заниматься только «кладбищенские». Но похоронные агентства вспомнили о защите конкуренции и фактически выбили себе право заниматься копкой.

Тут стоит отметить, что размеры, глубина и форма могилы строго регламентированы санитарными нормами и правилами, а также действующим Положением о похоронном деле. Все эти нормативы при самостоятельном рытье могил зачастую не соблюдаются – утверждает Урдин. Контроль также недостаточный, нет и никакой ответственности за нарушения…

В итоге многие могилы делаются не по нормативам. В особенности это относится к так называемым родственным захоронениям – когда рядом с существующей могилой выкапывается новая в пределах одного кладбищенского участка. Не соблюдаются нормативные расстояния между могилами, зимой часто не обеспечивается нужна глубина могилы…

Возникают и весьма скользкие с моральной точки зрения ситуации. Кладбищенский период в Ульяновске установлен в 20 лет. Это тот срок, после которого брошенная могила перестает считаться таковой, а участок может использоваться повторно. Далеко не всегда этот срок соблюдается…

Здесь хочется остановиться – дальнейшее развитие темы дохораниваний и перехораниваний нам представляется уже за гранью нормального восприятия. Кто хочет, тот все поймет и без наших пояснений.

Ключевая проблема понятна – центральное городское кладбище разрослось, нормальных мест не хватает. В ближайшее время его ждет расширение. Может быть это несколько снизит остроту проблемы.

Кроме того, вполне может быть, что в Ульяновске появится первое частное кладбище. Сейчас решается вопрос о выделении Симбирской Епархии участка на западном выезде из города в районе баратаевской свалки. Там планируется развернуть новый погост.

Кладбищенский бизнес, судя по всему, в Ульяновске вообще считается перспективным. Так, сейчас активно ведутся переговоры с инвесторами, которые готовы вложить 50 миллионов в строительство крематория с колумбарием недалеко от въезда в село Арское Засвияжского района. Наверняка, бизнес-план подразумевает достаточно быструю окупаемость.

Для этого есть основания – услуги крематория становятся всё более и более востребованными. Сейчас желающие кремировать остатки своих близких вынуждены обращаться в Самару или Москву. Кроме того, на старом кладбище на Карла Маркса сейчас возможно захоронение только в урнах. Стало популярным и возить останки родственников на захоронение в Ульяновск из других городов… А мест мало.

Оцените новость:
  • (22 голосов, средний: 4.45 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...