Першеронов нет: как разграбили конезавод

28 июля 2014 Аналитика Dinika

На днях Арбитражный суд Ульяновской области запретил покупателям имущества бывшего племенного конного завода «Октябрьский» распоряжаться купленными активами. Поводом послужил иск очередного конкурсного управляющего предприятия-банкрота, который решил оспорить результаты того, что, по нашему мнению, нельзя назвать иначе нежели разграблением предприятия. Легендарный конный завод, известный на всю Россию как единственный, который выращивал першеронов, оказался незаконно распродан по бросовым ценам.

x_34114dba

Октябрьский конный завод был основан в 1941 году в Кузоватовском районе на основе поголовья племенных лошадей-тяжеловозов, эвакуированных в регион с Хреновского конного завода.
В советское время завод активно работал, поставляя першеронов в целый ряд хозяйств страны. Тяжеловесы с Октябрьского конного завода считались элитными и неоднократно получали различные награды за качество породы.

В 90-е годы заводу удалось сохранить костяк коллектива, что позволило успешно продолжать заниматься племенной работой. Поголовье першеронов, правда, пришлось несколько сократить, но именно в это время завод стал заниматься разведением ещё и французских жеребцов, которые начали пользоваться спросом у владельцев уже появившихся к тому времени частных конюшен.

Цель – банкротство

Перелом в судьбе предприятия произошел в 2006 году, когда его новым руководителем был назначен по представлению Росимущества бывший милиционер и руководитель охранного предприятия Виктор Голыгин. Руководивший предприятием до господина Голыгина Сергей Неняев тогда утверждал, что целью руководства Голыгина было лишь банкротство предприятия.

Мнение господина Неняева косвенно подтверждается и тем, что уже в 2007 году Виктор Голыгин не смог обеспечить заготовку зимних кормов для лошадей, что, по мнению старейших работников хозяйства, неслыханно, так как на тот момент у предприятия имелось все необходимое для засеивания собственной земли (4000 Га) и заготовки кормов.

Впрочем, еще в октябре 2007 года конный завод «Октябрьский» подал заявление о собственном банкротстве и был вынужден распродавать имеющиеся активы для погашения накопившихся долгов, в результате чего была распродана и часть сельскохозяйственного инвентаря.

Зимовали племенные лошади за чужой счет — поддержать умирающее хозяйство вызвался целый ряд с/х предприятий региона, которые всю зиму снабжали «Октябрьский» кормами.

Всплыла острая тема и в публичном пространстве. Благодаря активности работников предприятия даже удалось организовать сбор средств на помощь голодающим лошадям. При этом выяснилось, что предприятие включено в план приватизации государственного имущества на 2008 год. Но документы для приватизации Голыгин не подготовил, поэтому передачи «Октябрьского» в частные руки не произошло.

В апреле 2008 года конному заводу подыскали нового директора. Им стал Валерий Лазарев, который тут же подал заявление в суд об отмене процедуры банкротства, затеянной господином Голыгиным. Суд нового директора поддержал, но без финансовой помощи со стороны конный завод выжить уже не мог. В том же году «Октябрьский» попал под внешнее управление.

Судьбу завода решили на улице

В мае 2011 года иск о банкротстве предприятия подали налоговики, но в сентябре требования ФНС о введении в отношении конного завода очередного раунда внешнего управления арбитражным судом были отклонены. При этом, как сообщили нам жители села Первомайское, где располагается конезавод, в течение всего времени судебных разбирательств медленное разворовывание остатков завода продолжалось.

Впрочем, «свободная» жизнь завода продолжалась всего четыре дня. 13 сентября на сцену вышел очередной кредитор, сумма требований которого к конезаводу оказалась значительно выше, чем размер долгов завода перед ФНС и двумя ИП (Виктор Богданов и бывший внешний управляющий завода Сергей Лашин), которые также заявили свои требования на получение долга через процедуру банкротства.

Новым кредитором оказалось некоммерческое партнерство «Ульяновский технопарк УлГТУ» с суммой требований более, чем в 2 миллиона рублей. Контрольной долей в НП на тот момент также обладало Росимущество, а возглавлял НП все тот же Виктор Богданов.

Несмотря на то, что рассмотрение заявления долго откладывалось, в марте 2012 года в отношении конезавода опять была введена процедура наблюдения и был назначен временный управляющий. По представлению «Технопарка», поддержанным Богдановым как ИП, им стала Лидия Хохлова. При этом в отношении самого НП к этому времени также была начата процедура банкротства по иску ООО «АгроЛизинг» и оно находилось под внешним управлением конкурсного управляющего Александра Фадеева.

Очередной раунд банкротства был встречен оставшимися работниками конного завода в штыки. Заместитель директора завода, уволенный решением госпожи Хохловой, восстановился в должности через суд, а при проведении собрания кредиторов в августе 2012 года заводчане и вовсе не пустили их в здание конторы. Собрание пришлось проводить на улице. Именно там и было решено, несмотря на протесты заводчан, начать процедуру конкурсного производства в отношении «Октябрьского». Надежда на спасение завода окончательно умерла.

Распродали за копейки по частям

18 октября 2013 года Арбитражный суд Ульяновской области признал незаконными действия Лидии Хохловой на посту конкурсного управляющего. Оспорили итоги ее деятельности налоговики.

Итоги оказались плачевными. 1 ноября 2012 года по заказу госпожи Хохловой ООО ЮК «Статус» провело оценку имущество конезавода. Все объекты недвижимости, оставшиеся лошади и земли были оценены в 2,68 миллиона рублей, что близко к общей сумме требований кредиторов.

После этого началась массовая распродажа имущества. При этом Лидия Хохлова даже не пыталась продать остатки «Октябрьского» как единый имущественный комплекс, как того требует закон в отношении банкротящихся с/х предприятий. Вместо этого объекты недвижимости начали распродаваться поодиночке, причем без проведения электронных торгов.

Впрочем, часть объектов на электронные торги все-таки попала. Здание телятника было оценено в 86 тысяч рублей, контора — в 26 тысяч, медпункт — в 34 тысячи, башня и система водоснабжения в 6 тысяч рублей и т.д. При этом торги проводились не на повышение, а на понижение цены.

В результате за копейки были проданы столовая, телятник, коровник, зерносклады, конюшни, дома животноводов, здание заправки, арочный склад и другие объекты недвижимости, причем часть из них до проведения процедуры оценки.

Не забывала госпожа Хохлова и о своем комфорте. Как впоследствии выяснил суд, средства конного завода она тратила в том числе и на аренду автомобиля для поездок в Первомайское. На поездки ушло более 100 тысяч рублей.

После того, как были подписаны протоколы торгов, состоявшихся в апреле 2013 года, Лидия Хохлова подала заявление о снятии с себя полномочий конкурсного управляющего. В июне суд её поддержал, но тут и вмешалась ФНС, которая заподозрила, что банкротство госпожа Хохлова проводила не совсем законно.

В результате исследования деятельности конкурсного управляющего выяснилось, что отчеты об оценке имущества, представленные Лидией Хохловой, нельзя считать верными, а сами они были поданы в Росимущество уже после того, как недвижимость бывшего конного завода была распродана. Всплыла и история с незаконным увольнением заместителя директора завода, который, как утверждают местные жители, «бился за предприятие», а также незаконная аренда автотранспорта и т.д. Но менять что-то было уже поздно — новым конкурсным управляющим «Октябрьского» летом 2013 года был назначен Максим Малышев, член того же СРО арбитражных управляющих «Гарантия», что и арбитражный управляющий «Ульяновского технопарка УлГТУ» Александр Фадеев.

По накатанной

15 ноября 2013 года территориальное управление Росимущества по Ульяновской области, в котором к этому моменту уже сменилось руководство, подало заявление в арбитражный суд о признании незаконным очередного собрания кредиторов конезавода, которое прошло в октябре того же года уже под контролем господина Малышева. Ввиду того, что Малышев тоже сложил свои полномочия, на собрании рассматривался вопрос назначения очередного конкурсного управляющего. В качестве него был предложен Николай Корчагин.

От кандидатуры господина Корчагина не пришли в восторг представители Росимущества и ФНС, несмотря на то, что остальные кредиторы её поддержали. Причина нашлась быстро — оказалось, что Николай Корчагин уже банкротил конезавод.

Опыт работы с племенными лошадьми господин Корчагин получил в 2008 году, когда был назначен конкурсным управляющим племенного конного завода «Лавинский», что в селе Белый Ключ Сурского района.
На второй день после начала процедуры банкротства конезавода господин Корчагин заключил договор с ООО «Агро-Гулюшево» о содержании лошадей «Лавинского», которых на тот момент насчитывалось 51. Согласно договору, конезавод должен был ежемесячно платить «Агро-Гулушево» за содержание каждой лошади 8300 рублей.

В результате за время банкротства конезавод задолжал ООО почти 21 миллион рублей, что более чем в 18 раз превышало всю сумму долгов завода перед остальными кредиторами. При этом их согласия на подписание договора получено не было.

По закону требования «Агро-Гулушево» являются приоритетными, поэтому ООО стало единственным возможным покупателем конного завода как имущественного комплекса. Причем всего за 13 с небольшим миллионов рублей, так как долг в 21 миллион вычитался из оценки предприятия в 30 с лишним миллионов рублей.

Конезавод тогда Росимуществу удалось отстоять — договор с «Агро-Гулушево» был признан незаконным. В апреле 2014 года был объявлен конкурс на должность директора конезавода, который остался в государственной собственности.

Разбор полетов

Несмотря на то, что суд поддержал требования Росимущества и не утвердил на должность конкурного управляющего «Октябрьского» господина Корчагина, конный завод уже не спасти. Единственное, что удалось пока сделать новому арбитражному управляющему конезавода Сергею Березову, – лишь добиться через суд запрета покупателям имущества бывшего конезавода разбирать и реализовывать его. Признать договоры продажи незаконными не удалось.

Впрочем, даже если бы удалось развернуть события вспять, конезаводу это уже бы не помогло. Разграбленный и распроданный по частям имущественный комплекс никак нельзя назвать конезаводом. А это означает, что на истории выращивания в области тяжелых племенных лошадей можно ставить крест.

Оцените новость:
  • (8 голосов, средний: 4.88 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...