Легенды мертвого озера или барышский Китеж

29 марта 2012 Интересно Dinika

В Барышских лесах есть два достаточно известных озера – Крячек и Становое. Первое из них является памятником природы областного значения, а вот о втором озере знают немногие. Оно появилось в глухом уголке измайловских лесов в результате торфоразработок. Разработки торфа активно велись в 20-е и 40-е годы прошлого века на волнах ликвидации топливного дефицита, о которых мы неоднократно писали, когда исследовали историю сланцевых рудников, существовавших в Ульяновской области. Начав исследовать эту тему, мы неожиданно натолкнулись на массу легенд, которые окружают озера в барышских лесах. Пожалуй, по количеству различных сказаний и преданий с Крячеком и Становым не может сравниться ни один другой водоём в нашей области. Нам удалось выяснить, что это единственное место в области, где подводные зомби живут рядом с реликтовым гигантским змеем.

зомби

Царь-змея из глубин бездонной водной пропасти

Вообще, Крячек достаточно примечательное озеро, находящееся на стадии превращения в болото. Интересен механизм этого превращения – озеро зарастает с краев мощной сплавиной, которая легко выдерживает вес человека. Дно же озера сложено торфяниками. По словам Нины Благовещенской, которая много лет профессионально исследует болота области, эти торфяники весьма древние.

В итоге в окрестностях озера сложилась уникальная биосистема. Помимо того, что на сплавине можно легко найти крайне редкие для Ульяновской области растения, в частности – клюкву, вблизи озера обитает огромное количество ужей и гадюк. Такого количества змей на единицу площади нет больше нигде в области.

Именно этот факт наверняка и послужил причиной появления легенды о магической силе озера. Якобы, внутри него живёт гигантская змея, а мелкие змеи, выползающие на сушу – это её дети.

Как гигантская змея может поместиться в довольно небольшом по площади озере? На этот вопрос у измайловских старожилов тоже есть свой ответ. Оказывается, озеро не имеет дна.

Действительно, вода в Крячеке и Становом выглядит абсолютно черной, «бездонной». Причина этого – в толстом слое торфяных мхов, слагающих дно сравнительно неглубокого озера. Но это научный взгляд на вещи, народ считает иначе. По рассказам людей, помнящих тех, кто работал на торфоразработках в районе озер во второй половине 40-х годов, озеро имеет свойство засасывать в себя безо всяких следов не только людей, но и целые поселки.

Барышский Китеж

Мы заинтересовались этим вопросом и постарались найти газетные публикации, которые бы рассказывали о чем-то подобном. И это нам удалось – в 90-е годы прошлого века легенда о пропашем в темных водах Крячека поселке вместе со всем населением была весьма популярна среди журналистов. Нам удалось найти сразу несколько публикаций на эту тему, причем в них повторялась версия о том, что этот поселок – хутор Эстонский, который располагался в паре километров северней озера.

Название хутора не случайно – это был действительно населенный пункт, в котором жили почти исключительно эстонцы. Впервые в Симбирской губернии они появились в конце 19 века и занялись земледелием на арендованных участках земли. В границах нынешнего Барышского района было два крупных эстонских поселения – Чистое поле и тот самый хутор Эстонский, который вместе со всем своим населением якобы ушёл в озеро.

Интересно, что ещё в начале 90-х годов Эстонский существовал. Как рассказала нам Нина Благовещенская, которая часто бывала на Крячеке с экспедициями, в те годы хутор не только был ещё жив, но и сохранял определенное этническое своеобразие. Последние жители покинули его лишь ближе к началу нового века. Именно к тем годам и относятся публикации про озеро, которое засосало в себя целую деревню.

Увы, но даже если предположить, что озеро как-то может засосать в себя хутор, то абсолютно необходимо, чтобы он находился как минимум на его берегу, а не за несколько километров. Выходит, за легендами, которые усердно повторялись в 90-е годы, стоит какой-то другой случай. Если, конечно, такой случай реально был.

Трупы с Черной Речки становятся видимы в полнолуние

Во времена коллективизации недалеко от Акшуата в том же лесном массиве, где находятся озера Крячек и Становое, был открыт пересыльный пункт для репрессированных, который через некоторое время превратился в поселок спецпереселенцев Черная Речка. Поселок жил лесоповалом вплоть до 1943 года, когда официально спецпоселение было ликвидировано, а не его базе создана трудовая артель.

В это же время был принят очередной пятилетний план по восстановлению и развитию народного хозяйства, согласно которому к 1950 году следовало увеличить добычу торфа по сравнению с довоенным временем на 39%. Благодаря принятию этого плана и в Ульяновской области была форсирована добыча торфа. Так, только до 1 мая 1946 года по плану на Барышском торфяном предприятии текстильной промышленности с начала торфосезона должно было быть добыто 700 тонн торфа. Именно к этому предприятию относились и торфяники в лесах, окружающих Измайловскую фабрику.

Тут стоит отметить, что механизация добычи торфа в те годы была минимальной и составляла лишь около 30%. Торф в основном добывался вручную, изредка была механизирована лишь его погрузка. Неудивительно, что для выполнения норм пятилетнего плана в леса было отправлено на порядок больше людей, чем обычно.

Важное значение имеет тот факт, что торфяники в районе разрабатывались уже очень давно и их не надо было разведывать – «Росторфразведка» проводила лишь уточнение запасов. Согласно этим уточнениям и начались активные разработки торфа на месторождении, которое ныне известно как озеро Становое. Через некоторое время вокруг места добычи вырос поселок. На картах он обозначен как поселок Становой, но местные называли его Бутырки. Здесь в основном жили работники, занятые на торфоучастке.

Болото, из которого был выбран торф, после окончания разработки не осушили. Так и появилось Становое озеро, которое вплотную приблизилось к жилым домам поселка. При этом добыча торфа продолжалась – её следы хорошо заметны до сих пор.

Бутырки исчезли «в никуда» в те же годы, что и хутор Эстонский, но ввиду местоположения поселка остатки его построек гораздо быстрее растащили, а остальное сгорело про пожаре торфяника. В итоге среди людей, которые приезжали на берег Станового лишь раз в полгода-год, и возникла легенда о канувшем в водах озера поселке. Не в последнюю очередь этому способствовали и остатки торфоразработок в виде квадратных или прямоугольных окон строгой формы в прибрежных камышах. Они воспринимались как силуэты фундаментов домов. Постепенно легенда плавно переместилась от озера Станового к Крячеку, как к более древнему, и одновременно неромантичные Бутырки были заменены в рассказах на куда более «солидный» хутор Эстонский.

Но причем тут Черная Речка? Связь прямая – по уверениям деревенского краеведа, в начале 40-х годов из Черной Речки в леса убежало сразу несколько человек в надежде лесами добраться до трассы на Сурское, но где-то сгинули, так как после этого их никто никогда не видел и никогда о них не слышал. Существует легенда, что сгинули они ни где-нибудь, а в озере Крячек. Но сгинули не до конца – в осеннее полнолуние все мертвецы в озере становятся видимыми. Как рассказал журналистам одной из популярных в 90-е годы местной газеты житель Ляховки, на дне видно как в полной сохранности люди «спят».

Подводные зомби живут рядом с реликтовым змеем

Удивительно, но этот факт вполне может быть отчасти правдой. Благодаря огромному количеству практически стерильного мха-сфагнума, который помимо прочего дезинфицирует воду в озере, в нём действительно достаточно долгое время могут без тления сохраняться ткани, в том числе и человеческие. Чисто теоретически можно предположить, что если такие ткани лежат на дне довольно неглубокого озера, то при определенном контрастном освещении могут быть видимы на темном фоне дна. Таким освещением могут быть и, например, последние лучи солнца. Но, естественно, все эти предположения из разряда фантастики. Очевидно, что никаких «спящих королев» в озере нет. Причина проста – если бы они там были, их бы давно съел гигантский змей-мутант, который, напомним, скрывается где-то в четырехметровых глубинах Крячека и обладает огромной плодовитостью.

Но ещё более удивительно другое – с Крячеком не связаны никакие другие легенды, обычные в связи с другими озерами. Нам не удалось узнать ни о затопленных сокровищах, ни о сентиментальной истории о несчастной любви, ни о скрывавшихся в окрестных лесах бодрых атаманах. Ничего. И именно этот факт и придаёт озерам из барышских лесов наибольшую загадочность.

Оцените новость:
  • (46 голосов, средний: 4.96 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...