Яндекс.Метрика

Что скрывается за фразой «неисправность электропроводки»?

27 марта 2018 priroda.co.uk, Труды и хроники Dinika

По традиции любая реакция на серьезную катастрофу в России со стороны власти одна и та же — количественная по форме и «машущая кулаками после драки» по содержанию. А что, если подойти к вопросу с качественной стороны?

stroyka_nelegal3

Качественные решения исключены по определению. Во-первых, на них совершенно не заточена система управления в принципе, во-вторых, реакция на ЧС по факту практически исключает нормальную экспертизу — решения принимаются не исходя из фактов, а исходя из мнений людей, назначенных решателями проблемы. В-третьих, власть самым классическим образом реагирует на «запросы общества», то есть на свое собственное отражение. Отражение всегда требует «жестких мер», «посадок», «ужесточения» и прочего.

Результат всегда один и тот же — количественный, то есть махание кулаками после драки. Упал самолет? Значит, надо срочно проверять все остальные самолеты и ужесточать какие-то регламенты. С моста упал автобус? Надо кошмарить мосты. Сгорел торговый центр? Значит, надо ужесточать контроль за другими ТЦ. Сполз склон? Значит, надо укреплять все остальные склоны. И так далее.

Качественный вопрос «почему» остается за кадром, уступая свое место количественной феерии: сколько кому дать и у кого что отобрать.

Еще по теме:

Подобная ситуация показательна. Во-первых, по причине игнорирования правил теории вероятности. Если следовать банальной логике, то каждая подобная катастрофа не увеличивает риск в той же сфере, а наоборот его уменьшает. Вторая причина — инструментальная. Фактически, только ситуация угрозы, то есть катастрофы, заставляет власть хоть что-то узнать про собственный объект управления. Таким образом, угроза оказывается мостиком между субъектом и объектом управления. Конечно же, точечным. Сегодня управленцы открыли для себя реальность строительства торговых центров, вчера узнали про то, что бывают оползни, позавчера про то, что самолеты надо обслуживать.

И каждый случай приводит к «наведению порядка», то есть к репрессиям, так как другого механизма в пространстве власти как субъекта управления не существует — реальные факты существуют вне его. Да они и не особо оказываются важны — только как повод для ожидаемого всеми «наведения порядка»: от закруток вентилей до посадок стукачей. При этом очевидная бессодержательность таких действий оказывается за кадром. «Народ» успокаивается, решатели угрозы получают ресурсы, а дальше ЧС по той же схеме быстро не повторяется. Но, конечно, вовсе не из-за посадок, разборок и контролек, а по причине банальной вероятности… Суть не затрагивается практически никогда.

Поясню на примере пожаров. Повод всем ясен, но речь не только про нашумевшую трагедию, а вообще про пожары, в качестве наиболее вероятной причины которых называется «неисправность электропроводки». Причина самая что ни на есть распространенная и типичная.

Обычно на её декларировании дело и заканчивается. Дальше ищутся виноватые: главные энергетики предприятий, пожарники (которые вообще-то не обладают ни полномочиями ни экспертизой для проверки электросети), электрики УК и ТСЖ в случае МКД или сами собственники в случае ИЖС. Качественный вопрос «почему» остается за кадром, уступая свое место количественной феерии: сколько кому дать и у кого что отобрать.

Тем не менее, ответ на вопрос «почему» есть — в большинстве случаев крупных пожаров «из-за неисправности электропроводки» виновато отгорание нуля, причем далеко не всегда в самом здании. Утверждаю не голословно — семь лет электроизмерений и экспертизы убытков от пожаров позволили сформировать определенную базу данных. По моим наблюдениям, в случае старых сетей проблема отгорания нуля — это не менее двух четвертей аварий с пожарами, а в случае новых — до четверти. При этом в случае сравнительно небольших зданий под угрозой оказываются чаще всего в первую очередь не те, кто нарушает все требования, изложенные в ПУЭ (правила устройства электроустановок) и в СНиПах, а те, кто эти правила беспардонным образом нарушает.

При трехфазном вводе в типичное здание наподобие жилого дома или офисно-торгового центра от трансформатора (он может быть как собственника здания, так и нет) подходит четыре провода — три фазных и нулевой. В устройстве ввода в большинстве случаев выполняется повторное заземление нулевого провода. При этом ПУЭ категорически запрещает до этой точки его разрывать.

После этой точки провода идут через устройства защиты в (условно) розетки: в каждой из них три провода: один из фазных, нулевой и заземление. В теории нагрузка должна быть у всех потребителей распределена по фазам приблизительно одинаково, что позволяет до минимума снизить ток в нулевом проводе, что позволяет использовать для «ноля» в подводящей от трансформатора линии провод меньшего сечения. Этим сплошь и рядом пользовались для экономии при проектировании и монтаже, поэтому в большинстве старых сетей сечение нулевого провода оказывалось заниженным. Да и не только в старых — довольно часто такое решение встречается и в современных проектах, особенно тогда, когда трансформатор монтируется свой.

В теории все должно работать идеально, но на практике дело обстоит иначе — про симметрию фаз говорить чаще всего не приходится, а любое серьёзное изменение нагрузки по одной из фаз в этом случае грозить отгоранием нуля на подстанции: где тонко, там и рвется. В результате на нулевом проводе оказывается вторая фаза, что сплошь и рядом встречается в жилом фонде. Речь про известные истории сгорания бытовых приборов, когда вместо 220 Вольт в розетках оказывается 380.

Проблемы бы не возникало, если бы нулевой проводник разрывался каким-либо аппаратом защиты до точки повторного заземления, но правила запрещают это делать.

Еще по теме:

Но это далеко не самое страшное. В случае более-менее крупных потребителей, которые при монтаже соблюдали правила, в результате аварии часто возникает ситуация, когда все потребители (которые не сильно обращали внимание на всякие там правила), запитанные от подстанции, начинают работать через повторное заземление объекта, при монтаже сетей которого правила соблюдались. Зачастую при этом возникают огромные токи и отгорание, с гарантированным пожаром, происходит уже на объекте. Проблемы бы не возникало, если бы нулевой проводник разрывался каким-либо аппаратом защиты до точки повторного заземления, но правила запрещают это делать (в первую очередь ради исключения наиболее простого способа воровства). Бывает, что грамотные энергетики, зная о качестве подводящих сетей (например, муниципальных) сознательно идут на нарушение и тем самым гарантируют защиту собственной сети от отгорания нуля. Но чаще этого не происходит — любая проверка за такое нарушение по голове не погладит.

Результат, особенно в условиях запитки массы разных потребителей от одной подстанции, – почти неминуемый пожар, причем с очень высокими температурами, вплоть до образования плазменной дуги. Горят строения быстро, особенно типовые. Причина в том, что вводные устройства проектанты чаще всего закладывают в цокольных этажах – возникают идеальные условия для пожара. При этом зачастую потушить возгорание быстро не получается ввиду… соблюдения противопожарных норм: горение в замкнутых противопожарными проходами цоколях происходит с быстрым поглощением кислорода.

Пожаров, которые развивались по такому сценарию, множество, но… Но причина всегда – «неисправность электропроводки». Парадокс в том, что это именно тот случай, когда “затягивание гаек” без вникания в суть грозит обернуться обратным результатом, отменить теорию вероятности.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (12 голосов, средний: 4.83 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...