Яндекс.Метрика

Презумпция виновности

20 июля 2017 Аналитика Dinika

На днях Совет Федерации РФ одобрил изменения в Налоговый кодекс РФ, которые легализуют практику «сначала штраф, а потом доказывай, что прав». Цель — защита бюджета от деятельности фирм-однодневок. А кто защитит от них остальных?

mayfly-866022_640

По информации финансовых аудиторов, пик массовых регистраций компаний-однодневок пришелся на конец двухтысячных. Большинство оценок гласят, что в 2008-2012 годах доля «номинальных» ООО в общей массе регистрируемых юридических лиц составляла не менее 40 процентов. Сравнение этих данных с данными отчетных форм статистики по обороту позволяют предположить, что эта доля могла быть и больше — на тот момент в ряде регионов (в том числе и в Ульяновской области) количество ООО, «не ведущих деятельности» или подающих нулевую отчетность, зашкаливало за 80%.

За голову власть схватилась к 2011 году, когда одно зарегистрированное в России ООО стало приходиться на пятнадцать жителей страны.

За голову власть схватилась к 2011 году, когда одно зарегистрированное в России ООО стало приходиться на пятнадцать жителей страны, которые, включая пенсионеров и инвалидов, вообще имели право заниматься бизнесом. Фактически, этот факт со всей очевидностью указывал на то, что большинство этих ООО использовались вовсе не для ведения реального бизнеса, то есть были однодневками.

Основных практик использования подобных компаний несколько: снижение налогооблагаемой базы, незаконное возмещение НДС из бюджета, «сопровождение» сомнительных сделок, рейдерство и «обнал». К описываемому моменту, как в итоге было признано комиссией Госдумы, сложилась ситуация, когда по схемам с использованием «помоек» работало большинство реальных бизнесов. Для примера можно привести группу «Самарский деловой мир» (СДМ), хорошо известную ульяновцам по своей деятельности. В 2014 году по судебной практике мы проследили общую цепочку компаний, которые контролировались СДМ и через которые группа работала. Получилось более 80 юридических лиц, причем только по нескольким сделкам. Компании при этом постоянно сливались и поглощались, что крайне усложняло отслеживание операций. Подобный стиль был привычным для тех лет.

Итогом «схватывания за голову» стали в конце 2011 года изменения в Уголовный кодекс РФ, которые ввели прямую ответственность за незаконное создание юридических лиц с использование подставных людей — зиц-председателей. Под действие соответствующей статьи попали как организаторы регистрации, так и сами зиц-председатели. По задумке законодателей, подобная статья должна была способствовать борьбе в первую очередь с массовой регистрацией, то есть поставить определенный заслон в деятельности специализированных юристов и компаний, занятых обналом, продажей ООО «под ключ», обслуживанием цепочек ухода от налогов и «кидания» контрагентов, контролируемым банкротством и прочими популярными вещами, требующими «помоек».

Реальный риск для разного рода обнальщиков, кидальщиков и возмещальщиков был минимален даже в случае явного выявления судом целых цепочек «однодневок».

В тему:

Толку, впрочем, оказалось немного. В первые годы действия новой нормы количество уголовных дел по соответствующей статье исчислялось лишь штуками и десятками, то есть реальный риск для разного рода обнальщиков, кидальщиков и возмещальщиков был минимален даже в случае явного выявления судом целых цепочек «однодневок». Например, уже в 2013 году областной Арбитражный суд неоднократно рассматривал дела с цепочкой фирм (ООО «Витан», ООО «Спецтехмонтаж», ООО «Нарви», ООО «Спецстрой Альп», ЗАО «Чайка», ООО «Снежинка», ООО «Багира», ООО «Спектр», ООО «Истра» и так далее), которые еще в 2011 году были признаны налоговиками «однодневками», но продолжали активно использоваться для попыток возмещения НДС из бюджета. И известные суду регистраторы этих фирм, и организаторы схем возмещения, и зиц-председатели чувствовали себя вполне спокойно, зная, что риск реальной уголовной ответственности минимален.

Основных причин такой ситуации было две. Первая — подсудность по соответствующей статье по линии МВД, что минимизировало риск возбуждения отдельного уголовного дела по факту регистрации и использования фирм-однодневок вне более тяжелого состава (например, в случае доказанного мошенничества). Вторая причина — несовершенство самого закона, который подразумевал ответственность только за регистрацию «через подставных лиц», что, фактически, трактовалось как «привел за руку бомжа в налоговую», но практически исключало ситуации с использованием доверенностей, то есть наиболее распространенную ситуацию использования «номинала» с улицы.

До определенного момента именно подобная регистрация и последующее использование «однодневок» почти сводило любые риски на нет. Нотарусы при дееспособном зиц-председателе фактически не имели и не имеют законных оснований в отказе выписки доверенности, налоговая так же не имела прямого механизма приостановки или отказа в регистрации в том случае, если предоставлен весь комплект документов. Закон оказался призрачным.

Исправили недоработки законодатели лишь в 2015 году на волне борьбы с оттоком капитала за рубеж, расширив формулировку соответствующей статьи УК за счет фразы «а также представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, данных, повлекшее внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о подставных лицах», что теоретически ставило под угрозу стандартную схему работы регистраторов, позволяя возбуждать уголовное дело фактически по факту использования «однодневки».

Но ситуация серьезно не изменилась — количество уголовных дел за регистрацию «однодневок» значительно не выросло, а в Ульяновской области их количество и вовсе можно подсчитать по пальцам, причем одно из них было возбуждено при участии областной прокуратуры. Как нам пояснили в надзорном органе, это уголовное дело (открытое в начале года) так и оказалось единственным по соответствующей статье УК в их практике.

При этом большинство из всех подобных ульяновских дел оказалось типичным — наказывался зиц-председатель, а непосредственно регистраторы чаще всего оставались «неустановленными лицами», хотя на них тоже открывалось дело. Общее в этих делах то, что зиц-председателей буквально ловили за руку, то есть они самостоятельно подавали документы в налоговую. Истории с доверенностями до суда доходили значительно реже, а аналогов иногородних разбирательств, где регистраторов и «номиналов» судили как преступную группу, в регионе вообще не было.

Как нам пояснили в налоговой службе, с 2016 года действует приказ ФНС, который позволяет отказывать в госрегистрации компаний, которые имеют признаки «однодневок». Подобный механизм налоговики предпочитают обращению в МВД, но и его, впрочем, применяют не часто: «отказ — это единичные случаи». Чаще регистрацию приостанавливают.

Эффективным методом борьбы налоговики считают другой механизм – выписывание штрафов за операции с «однодневками» «явочным порядком», что активно применяется. В результате доказывать свою правоту в суде приходится не налоговикам, а предпринимателям.

Не согласны? Доказывайте в суде вместе с контрагентом свою «добросовестность» и реальность хозяйственных операций.

Подобный подход, судя по судебной практике, оказался действенным — количество попыток возмещения НДС через суд значительно упало, а объемы собираемых штрафов значительно выросли.

Изменения в Налоговый кодекс, которые принял Совет федерации, фактически узаконивают эту практику, вводя понятия «добросовестное поведение налогоплательщика» и «злоупотребление налогоплательщиком правом». Суть проста — если налоговый орган выявил факт злоупотребления правом, то есть попытку снизить налогооблагаемую базу или незаконно возместить НДС, то налоговики получают законодательно закрепленное право начислять налоги и сборы как в случае, «если бы налогоплательщик не злоупотребил правом», а сомнительный контрагент лишается права на налоговый вычет. Не согласны? Доказывайте в суде вместе с контрагентом свою «добросовестность» и реальность хозяйственных операций.

Фактически, весь вектор борьбы с однодневками оказывается направленным на фискальный механизм наказания не «однодневщиков», а тех, кто пользуется их услугами, но механизма правовой защиты от самих «однодневщиков» с самого начала декларации «похода государства на помойки» так и не появилось. Закон поправили, но он так нормально и не применяется — очевидно, у государственных органов в приоритете фискальные функции, а не реализация права хозяйствующих объектов на защиту от сомнительных «бизнесменов».

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...

Внимание! Редакция ИА "Ульяновск-город новостей" не всегда разделяет мнение своих авторов! Настоятельно рекомендуем отказаться в комментариях от ненормативной лексики и от перехода на личности. Три жалобы от пользователей (кнопка "Пожаловаться") на комментарий с ненормативной лексикой, даже замаскированной, приводят к автоматическому удалению комментария. ТЕПЕРЬ МЫ БАНИМ ЗА МАТ!