Яндекс.Метрика

Как это устроено: реставрационная мастерская Музея-заповедника «Родина В.И. Ленина»

30 июня 2016 Культура, Репортаж Dinika

Реставратор Музея-заповедника «Родина В.И. Ленина» Юлия Спиридонова встречает нас в уютном дворике одного из музеев на улице Ленина – здесь расположена ее мастерская. Посетители тут бывают нечасто, но Улграду разрешили посмотреть, как устроена мастерская, и рассказать об этом читателям. Здесь есть большая ванна для промывок, уникальный для нашего города пресс, а также множество самых разных приспособлений. Юлия Вячеславовна подчеркивает, что реставрация – это не починительство, а комплексная научная работа, в ходе которой нет права на ошибку, ведь музейные предметы – в единственном экземпляре. Поговорили мы и о том, что фотовспышки в музеях – это не прихоть, а «дорисовывание» картин – не задача реставратора.

DSCN8018

20 лет в реставрации

«Я работаю в реставрации уже более 20 лет, из них 10 лет – в Музее-заповеднике, – рассказывает Юлия Вячеславовна. – После окончания пединститута пришла работать в Ульяновский областной художественный музей и через два года поступила в Суздальское художественно-реставрационное училище, получив профессию реставратора станковой живописи. Когда в 2006 году Александр Николаевич Зубов пригласил меня на работу в Музей-заповедник, коллекция живописи здесь была небольшая, поэтому на тот момент мы решили сосредоточиться на коллекции графики и книг. Я прошла соответствующую стажировку в Российской Государственной библиотеке и в отделе реставрации графики Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря».

Еще по теме:

Сейчас коллекция Музея-заповедника «Родина В.И. Ленина» включает большое количество разделов – фонд металла, дерева, ткани, нумизматики, редкой книги и изобразительного искусства. Со всеми этими материалами и работает Юлия Вячеславовна.

Мы проходим в светлую мастерскую.

DSCN8016

DSCN8010

«Сейчас у меня проходит обработку фонд книг из Симбирской классической гимназии», – продолжает рассказ Юлия Вячеславовна, уточняя, что в реставрации существует два понятия – реставрация и консервация предметов.

Еще по теме:

DSCN8072

«Когда мы должны остановить процессы, которые разрушают предмет, мы проводим консервацию, при этом приемы работы могут быть минимальные».

Еще по теме:

Например, книги. Ежегодно летом проводится обработка книжного фонда в постоянных экспозициях музеев. Реставратор открывает каждую страницу и широким флейцем убирает сгустки пыли. Это позволяет устранить одну из основных причин деформации листа. Кроме того, сгустки пыли, являясь пористой структурой, вбирающей влагу, могут привести к плесени. Такая быстрая очистка позволяет приостановить процессы разрушения.

Также книги принимают солнечные ванны.

«Несмотря на все достижения науки, лучше солнечного света ничего не обеззараживает, – говорит специалист. – Таким же образом обрабатываются и обороты картин. Это самый эффективный и безопасный для музейных предметов способ».

Еще по теме:

В советское время Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации занимался разработкой новых методик и введением в практику реставрационного дела новых химических препаратов. На данный момент методическим центром является Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря в Москве. Кстати, именно здесь Юлия Вячеславовна и проходила стажировку: под контролем руководителя работала над реставрацией шести бумажных листов из коллекции Вологодского музея.

DSCN8073

Три кита реставрации

«Главные принципы нашей работы заключаются в том, что мы должны сберечь предметы, продлить им жизнь и передать следующим поколениям. Еще один важный момент – принцип обратимости нашей работы. То есть мы должны не сделать на века и убить при этом вещь, мы должны сделать так, чтобы она дальше жила, а последующим поколениям, если в этом возникнет необходимость, наша работа не мешала. Придерживаться этого принципа позволяет использование преимущественно натуральных материалов и по минимуму – химии».

Еще по теме:

У окна стоит большой стол с подсветкой. Здесь реставратор занимается восстановлением бумажных листов.

DSCN8022

Для этого используется несколько видов реставрационной бумаги – микалентная, чайная и др. Бумага для вставок подбирается так, чтобы по своей толщине она полностью соответствовала бумаге документа.

«Для дублирования вставок используется очень тонкая чайная бумага. Когда она помещается на листе и при прессовании входит в родной лист, то вы ее практически не видите».

Еще по теме:

DSCN8025

DSCN8026

DSCN8020

DSCN8021

Но процесс реставрации начинается намного раньше, чем, собственно, работа на листе или предмете, – с важнейшего этапа: заводится паспорт предмета, проводится фотофиксация, составляется план работы.

Непосредственно работа с листом начинается с очистки его поверхности. Как правило, это делается резиновой крошкой.

«Резиновой крошкой аккуратными круговыми движениями очищаем поверхность листа от первичной пыли, которую невозможно снять при помощи флейца. Если есть следы насекомых, аккуратно скальпелем эти точечки удаляем».

Следующий этап – промывка.

«Пойдемте, покажу вам ванну», – говорит Юлия Вячеславовна. Мы спускаемся в другую комнату – ванна занимает значительную часть помещения. Ванна используется как для промывок листов, так и для обработки различных предметов.

Еще по теме:

DSCN8036

«При промывке уходит деформация листа – он расправляется, понижается кислотность, то есть приостанавливаются активные процессы распада бумажного листа».

Еще по теме:

Возвращаемся в основное помещение мастерской. Юлия Вячеславовна показывает пресс.

DSCN8027

Реставрируемый лист помещается между специальной парафинированной бумагой, затем между фильтровальной бумагой. Далее все это укладывается между двумя листами фанеры и зажимается в прессе.

DSCN8031

DSCN8029

Есть в мастерской и большой пресс. Это уникальное оборудование в нашем городе.

DSCN8034

Юлия Вячеславовна показывает отреставрированные предметы, которые можно увидеть в постоянных экспозициях музеев.

В музее «Симбирские типографии» (улица Ленина, 73):

Ковер

DSCN8055

DSCN8057

«Здесь очень сильная потертость, которая не позволяла экспонировать ковер в вертикальном положении из-за опасности отделения нижней части. После сухой очистки и консультации со специалистами Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина была использована их методика, при которой старые гобелены дублируются на холст».

Еще по теме:

Икона Казанской Божией Матери.

Была проведена полная реставрация с условной тонировкой утраченных фрагментов.

DSCN8064

DSCN8063

Знамя в музее «Пожарная охрана Симбирска-Ульяновска» (улица Ленина, 43)

Это очень хрупкая ткань. Тесьма, из которой выложена надпись, состоит из металлических тоненьких пластиночек, скрепленных нитками. Вероятно, изначально это была церковная тесьма.

DSCN8053

Весы в музее «Мелочная лавка» (улица Ленина, 76)

DSCN8051

В музее «Градостроительство и архитектура Симбирска-Ульяновска» (улица Льва Толстого, 24):

Вазон

Это архитектурный элемент, который был установлен на крыше дома. Подобный вазон сохранился на доме на улице Бебеля.

DSCN8045

DSCN8042

Решетка

На решетке были многочисленные слои ржавчины, краски. После химической обработки решетка имеет совсем другой вид.

DSCN8046

DSCN8043

Наличник

Здесь были удалены загрязнения, снято старое покрытие, проведена обработка специальными пропитывающими составами, а затем – покрытие лакокрасочным составом.

DSCN8047

Фрагмент алтарной ограды

DSCN8048

Фрагмент поступил в деформированном состоянии, под плотными черными временными наслоениями. По легенде, это алтарная преграда Тихвинской церкви. После химической обработки выяснилось, что это бронза с позолотой. Деформацию было решено не убирать, так как при внимательном изучении стало понятно, что деформация имеет не термический, а физический характер повреждения. То есть это дело рук людей.

DSCN8050

«Экспозиция нашего музея рассказывает о тех страшных разрушениях, которые произошли в городе, поэтому экспонат в таком контексте мы решили оставить», – говорит Юлия Вячеславовна.

Еще по теме:

Кстати, решает это и определяет границы вмешательства реставрационный совет.

Реставрация – это еще не все

После реставрации наступает следующий ответственный момент – правильное хранение и экспонирование.

«Старение предметов происходит каждую секунду. В этом смысле, запрет на фотовспышки не случаен: он вызван не желанием что-то не показать, а желанием сохранить и передать следующим поколениям. Есть и нормы экспонирования. Например, листы графики – не более двух месяцев. Важно специальное оборудование, витрины, максимально защищенные от проникновения света и пыли. У нас в Музее-заповеднике даже окна оборудованы специальными фильтрами, которые убирают часть спектра, за счет чего снижается воздействие дневного света. Воздействие на предметы должно быть сведено к минимуму».

На вопрос, не страшно ли было поначалу работать с уникальными историческим предметами, Юлия Вячеславовна отвечает:

«В самом начале – конечно, но от этого страха может освободить только твое знание. Я счастливый в этом плане человек. У меня были великолепные учителя, мой руководитель – реставратор высшей категории Яшкина Лариса Ивановна – уникальный человек. Она долгие годы руководила реставрационным отделом Всесоюзного научно-исследовательского института реставрации, она является автором методики устранения разрывов без наложения заплаток. Под ее руководством в мастерской Центра Грабаря я работала над реставрацией картины из Грозненского музея: на ней было 40 прорывов, из них 8 крупных, расхождение краев достигало 2 сантиметров. Такие разрушения приносит только война. После реставрации картины вернулись в музей».

Еще по теме:

DSCN8040

Показывая фотографии процесса работы над этой картиной, Юлия Вячеславовна пояснила, как реставраторы работают с предметами изобразительного искусства.

«После соединения разрывов проведено укрепление красочного слоя, устранение деформации холста, дублирование, реставрационный грунт подведен исключительно в места утрат, затем работа покрывается реставрационным лаком и только по лаку в места утрат проводятся тонировки. Это делается для того, чтобы у нас была возможность коррекции, так как в течение года тонировки могут просесть, потемнеть или высветлиться. Вообще же гарантия работы реставратора – около десяти лет при соблюдении температурно-влажностного режима».

Еще по теме:

Подытоживая рассказ о реставрационном деле, Юлия Вячеславовна отмечает еще один важный момент: после реставрации должен быть по-прежнему виден автор, а итоговая работа не должна превращать предмет в новодел.

«Когда мы смотрим на вещь, мы должны почувствовать время. Моя работа должна не отнять энергетику предмета, а сохранить ее, чтобы предмет жил, и у следующего поколения была возможность непосредственного общения с предметом».

Еще по теме:

Юлия Узрютова. Фото автора

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (23 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...