Владимир Каганский: Симбирское поволжье 2014 глазами путешествующего теоретико-географа

22 Дек 2014 Интересно, Новости Dinika

Недавно в Ульяновске по приглашению Улграда гостил известный ученый-географ Владимир Каганский. Вместе с Владимиром Леопольдовичем мы посвятили несколько дней осмотру города и региона. Нам удалось объехать и обойти десять районов области и осмотреть практически все знаковые точки Ульяновска. Господин Каганский любезно согласился поделиться с читателями Улграда своими впечатлениями, наблюдениями и выводами от путешествия, которые, как и следовало ожидать от ученого столь высокого уровня, оказались весьма меткими.

IMG_2632

ВСЁ КАК ВЕЗДЕ, НО ЕЩЕ ХУЖЕ

Каждая территория специфична, эта – весьма специфична: Симбирское Поволжье. Но в глаза бросаются общие почти для всей современной России черты культурного ландшафта и процессы его трансформации. Эта общность теоретически объяснима, но здесь я ограничусь феноменами – тем, что само себя являет. Обычная советская централизация и моноцентричность территории, здесь так и не размывавшаяся, усиливается вновь – рецентрализация во всем. Новым и общим, важным и чуть не судьбоносным процессом и явлением стала ныне мозаизация ландшафта. Все его блоки – от субъектов федерации до районов и отдельных угодий, полей, кварталов, зданий и даже частей зданий живут по-своему, резко различаются – и знать не знают о соседях. Неизбежное следствие, продолжение распада СССР. Границы соседних районов в одной и той же природной и экономической зоне резко контрастируют; жилая руина сантиметрами отделена от бутика; молодой лесок соседствует с возделанным полем; у трущоб стоят дорогущие иномарки.

IMG_2716

Приватизация варварская. Ландшафт и пейзаж Волги, вся ее долина – национальное достояние страны, всей Северной Евразии, как и Московский Кремль, но она поделена на части, застроена, разграблена, захвачена, нарушено даже правило бечевника – свободного прохода по берегу.

А сколько шансов упущено… Огромное даровое благо – Волжский фасад России – и так «опустить». Ценность ландшафта – это не деньги, это их можно делить без потери. Дробление же ландшафта его уничтожает, обессмысливает, обесценивает. «Кусочек философствования» – упущенные возможности меняют ландшафт (не только ландшафт) не менее сильно, нежели возможности использованные – он деградирует.

Красный пояс, красный заповедник, красный смог. Городская семиотика кричит о ностальгии, взызкует реставрации. Идея апологии СССР бродит навязчивым призраком… Чего только стоит проект МУЗЕЯ СССР. Место подходящее. Вот она, историческая рефлексия, суд истории, вся правда – да нет, нет, конечно же – нет! Великая эпоха с отдельными частными недостатками. «Но ведь 2000 человек – это так мало» – сказал мне прохожий в городе около скромного знака жертвам политических репрессий в СССР. А что бы он думал, сам стоя у расстрельной стенки… Непрожитая история мстит. Сего не избежать даже небольшой области с двумя международными аэропортами. Кстати, а почему музей?

Область – уже почти готовый заповедник СССР. Это же громадный мировой культурный, этнографический, психологический, психопатологический исторический, историософский интерес. Только надо эвакуировать нежелающих жить в этом заповеднике.

ЮБИЛЕЙНАЯ ЛОМКА ГОРОДА

Беспрецедентно – ради юбилея одного человека – весь центр уютного, небогатого – но достойного губернского города был обезображен новинками советской архитектуры, место под них расчищалось как ковровой бомбардировкой. Одно смели – иного не создали. И везде так, но здесь уж больно характерно. Вот это – действительно по ведомству музея СССР. Дорого и глупо. Гавану, что ли будут так сносить…

ЛАНДШАФТ ЁМЧЕ И КРАСИВЕЕ

На область подробных ландшафтных карт нет (так займитесь – стоит как пара иномарок), так что мое исходное представление было верным, но оказалось неполным. Ландшафт оказался богаче, красивее и ёмче. Чередование открытых и закрытых пространств – лесостепь, заметный сложный рельеф, разнообразие растительности, эффект экспозиции – различия растительности на склонах разной ориентации. Волга само собой, но еще и иные хорошо врезанные речные долины. Огромная емкость для новых видов деятельности. Местами – экспертная оценка – ландшафт вдохновляет и воодушевляет, это креативный ресурс.

IMG_2625

ЛАНДШАФТ ОБУСТРОЕН УЖАСНО – и это при таких-то достоинствах. Будто какие-то орды захватили и глумятся над ландшафтом. Все сиюминутно, сейчас. Как у блатных – сдохни ты сегодня, а я завтра. Все не просто не на месте – на самом красивом и ценном берегу Волги (одно из лучших мест на тысячи километров) – меловой завод. Чересполосица, бессмысленные соседства несовместимых угодий. Мусор всюду. Области так хочется образа, имиджа, бренда, инвестиционного рейтинга – да хочется ли…

ЧЕРНОЗЕМНАЯ САВАННА

Брошенные поля, постепенно зарастающими отдельными деревьями и их группами, мы с Б.Б.Родоманом назвали русской саванной. Специалистам представлялось, что это присуще лишь северной и центральной России, где тепла мало, а почвы бедны (хотя леса вырастают и в степи при отсутствии копытных). Но тут, на теплом черноземном юге. Это географическое открытие! Надо искать причины – так думайте, товарищи туземцы. Но выглядит это ново и красиво, увеличивая рекреационно-эстетическую привлекательность ландшафта. Лишь бы относиться к этому не только как к утрате, но и приобретению.

IMG_2614

ПРОПАДАЮЩЕЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Яркое и емкое географическое (логистическое) положение не реализуется. Волга=водохранилище широка – подходящих мест для мостовых переходов немного. Логистический крест «север – юг – запад – восток» – сколько потоков могло бы идти, сколько оседать и перерабатываться на пустующем плоском левом берегу… Но такое место на Волге не одно – значит, евроазиатским перекрестком станет иное место. Географическое положение – ресурс исчерпаемый.

Сейчас Ульяновск – явная периферия, своих проблем решить сам не может, живет во многом на чужие деньги.

ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ ПЕРИФЕРИЯ – былая провинция, опущенная / опустившаяся до периферии. Старый Симбирск по всему был, несомненно, провинцией (выделяю 4 типа ландшафта: центр – провинция – периферия – граница), пусть не очень зрелой и бедноватой. Симптомов много, подчеркну два – сохранившаяся старая планировка и застройка, и люди, отсюда выходившие. На периферии Гончаровы не растут… Сейчас Ульяновск – явная периферия, своих проблем решить сам не может, живет во многом на чужие деньги. У провинции скромное достойное самоопределение, периферия порождает фантомы и срывается в безумие. Провинция гордится чем-то конкретным, периферия – знаками, и вечно мечтает хоть в чем-то быть центром, столицей. Но при дотационной скудости в центре города просто бросается в глаза – нет, не чистенькая бедность, а расточительное богатство – бутики, салоны, дорогущие кабаки, иномарки и проч. На чужие деньги! Может быть, дотации чрезмерны? Вообще-то в детстве всех учат – и маленького Володю Ульянова тоже этому учили – что жить надо по средствам, а кутить на подаяние бесчестно и постыдно… Да и развращает.

ВЫЖИВАНИЕ ЧЕРЕЗ РАЗВИТИЕ

Региону плохо, он не в кризисе (нормальная фаза развития), дела куда хуже – нарастающая деградация, может быть, уже болезнь. «Наш регион озабочен своим выживанием, какое уж тут развитие…» – скажет резонер, местный аналитик. Это ошибка, грубейшая. Здесь задача выживания может быть решена только через развитие, через прорыв. Немало стран, территорий, городов, мест достигли за последние полвека огромного успеха – именно потому, что устремились в прорыв.

Участь же тех, кто хотел выживания – печальна.

Владимир Каганский
Симбирск – Ульяновск – Москва, декабрь 2014
Благодарю за помощь, информацию, поездки ИА “Ульяновск-город новостей (ulgrad.ru)”

Оцените новость:
  • (12 голосов, средний: 4.67 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...