Яндекс.Метрика

Подсечно-огневые инновации

26 Окт 2016 Колонка редактора Dinika

Инновационная риторика, вновь активно всплывшая на волне конкурса инновационных кластеров, скрывает в себе глубоко архаичные представления о времени и пространстве. Которые, впрочем, оставались и остаются неизменными многие столетия, трансформируясь от подсечно-огневого земледелия до подсечного-огневого инновирования.

innoinno

В чем суть кластерного конкурса Минэка по отбору инновационных кластеров, информация о результатах которого сегодня пропала с официального сайта министерства? В распределении 70% распределяемого на создание инфраструктуры кластеров. Остальные 30% растворяются в организационной шелухе по стандартному закону инноваций 70/30.

Под инновационными кластерами подразумевается исключительно кусок географии, который необходимо озаборить и застроить.

Еще по теме:

На практике это означает одно — то, что под инновационными кластерами подразумевается исключительно кусок географии, который необходимо озаборить и застроить, создав при этом внутри зону с режимом — начиная с особого в одной части, заканчивая общим в квази-слободе, необходимой для «концентрации трудовых ресурсов». После этого за счет неизменного чуда синергии в этой зоне должны расцвести стартапы, инновации и новые технологии мирового уровня. Это и есть кластер в российском понимании — знак равенства между совместной работой и диспозицией работающих на озаборенном участке ландшафта.

Иначе говоря, логика такова. Чтобы развивалось машиностроение, и все машиностроители взаимодействовали, необходимо их собрать в одну зону. После этого появятся технологии. Чтобы появилась наука, надо собрать ученых в одном месте с особом режимом и озаборить. Чтобы развивались нанотехнологии, следовательно, надо выделить для нан как можно больше квадратных метров, а затем собрать все частицы-наны в этих метрах. Ну и так далее.

В результате должна появиться Силиконовая долина в северных широтах, Массачусетский технологический среди болот и гигантская промзона с роботами посреди заросших полей.

Так уж сложилось исторически, что именно пространство издревле определяло мышление, т. е. было бытием в чистом виде.

Еще по теме:

Чем же такие модели так понравились ключевым инноваторам, которые в поисках ответа на вопрос-интеллигентский мем «Как нам обустроить Россию?» набрели на кластер? Внешним соответствием внутренним глубинным представлениям о пространстве. Так уж сложилось исторически, что именно пространство издревле определяло мышление, т. е. было бытием в чистом виде.

Пространственное мышление архаично, но конкретно, так как всегда находит простую географическую точку опоры. Рост государства = росту пространства, увеличение ресурсов = увеличению ресурсов географии, человек — это занятый им кусок пространства, статус = место в пространстве, унификация правил = унификации ландшафтов и так далее. В таком модусе вопрос «Как нам обустроить Россию?» является полным аналогом вопроса «Как застроить Россию?», раз уж роста государства не происходит. Желательно, конечно, застроить именно нам. Все остальное должно появиться само как следствие самого процесса застройки, ибо любые изменения – это исключительно изменения ландшафта.

Так было всегда. И при варягах, и при Петре Великом, и при Александре Миротворце, и при отце народов, и при всех следующих царях: все столбили и строили, что заменяло все остальное. Неудивительно, что идея кластера, переродившись в синоним поместья-зоны, отлично вписалась в мышление с учетом важности фактора «чтобы как у людей». У людей, то есть на загнивающем Западе. Там есть кластер-долина? Значит, и у нас будет: займем пространство, выроем в нем долину, построим, озаборим, населим! В результате неизменно получается зона. А уж в зоне когда-нибудь появится и наполнение «как у людей», пока же – инфраструктура. У нас же тоже такие-всякие игрушки-диковинки как заморские есть!

Вместо линии жизни круг бытия, вместо удобрений — возврат на старые поля, вновь заросшие лесом.

Еще по теме:

Суть подобной имитационно-трансформационной логики ничем не отличается от логики подсечно-огневого земледелия. Это не совершенствование культуры посевов, как хочется это представить, а создание очередного поля, на котором должно само вырасти то, что растёт у других. Главное – выжечь и зачистить. Благо, так было всегда, во все времена, которые никогда не менялись: вместо линии жизни круг бытия, вместо удобрений — возврат на старые поля, вновь заросшие лесом.

Поэтому только инфраструктура, только стройка, только зона с особым режимом. Только география, только сотки, квадратные метры и гектары — других значимых единиц измерения нет. В них же измеряется и время там, где надо имитировать его течение, — к 2020 году 10 000 гектар инноваций и 10 000 квадратных метров культуры, к 2030 — еще 30 тысяч Га и 100 тысяч «квм».

Мы застроим географию и изменим ландшафты.

Еще по теме:

Именно из подобного и состоят все без исключения проекты, представленные в Минэк регионами. Если откинуть из них актуальную риторику, т. е. ту обертку, в которую ныне принято оборачивать неизменные процессы, то останется только одно — мы застроим географию и изменим ландшафты.

И здесь, как мы уже писали, Ульяновская область превзошла всех, — ради зонности и кластерности Димитровград на картинке перенесли на 50 километров. Отсылы к необходимости обеспечения красоты презентации, к уборщице, случайно махнувшей тряпкой в Photoshop, не принимаются, так как речь об идеи: чтобы был кластер, необходима зона, которая и есть кластер, т. е. кусок географии. Все — кусок географии.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (7 голосов, средний: 3.86 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...