Сергей Гогин: ДНВ, ДНВ, ДНВ… Рыба!

В этом году Пятые межрегиональные рождественские образовательные чтения состоялись задолго до Рождества, гораздо ближе к 7 ноября, чем к 7 января, что малообъяснимо. Тема чтений, которые прошли в Ульяновске 16-18 ноября, на сей раз была обозначена так: «Князь Владимир. Цивилизационный выбор Руси». Выбор темы определила дата: 1000 лет назад преставился равноапостольный князь Владимир, крестивший Русь.

IMG_0451

В январе, на предыдущих чтениях, пленарное заседание было более насыщенным. В частности, священник из Подмосковья Илья Шугаев тогда выступил с научным анализом демографической ситуации в России: опираясь на данные социологии, на графики и диаграммы половозрастного распределения, он говорил об угрозе депопуляции и о том, может ли православная традиция многодетной семьи исправить эту ситуацию.

На этот раз основным жанром выступления в ходе пленарного заседания был поток сознания, хотя сама тема предполагала как минимум пару-тройку исторических докладов с опорой на объективные источники. Почему старейшины, посланные Владимиром, рекомендовали ему византийское православие? Как происходил процесс крещения Руси? Как сказалось на общественном сознании «крещение огнем и мечом», которое предпринял Владимир? Какой могла бы быть Россия (и мир в целом), прими она не православие, а другую религию, например, католичество? Сам бог велел дать слово историкам и религиоведам, тем более такие водятся и на недавно открытой кафедре теологии УГПУ, и в других вузах города, и в отделе катехизации местной митрополии.

Но ничего этого не было. Митрополит Симбирский и Новоспасский Феофан взял на себя роль MC (мастера церемоний) и модератора, причем модератора-неформала. Главу города Беспалову он назвал «владыкой Ульяновска», а формируя состав президиума, подстегивал организаторов: «Неси быстрее кресло ректору, а то вынесут тебя».

Крест на человечестве

Доклад митрополита был, скорее, рассуждением на вольные темы. Сначала он пытался придерживаться заявленной тематики, сказав, что Россия приняла православие, потому что православие – это лучшее, что было на тот момент в религиозном мире, и чтобы это понять, «достаточно было войти в храм Св. Софии». Но убедительного обоснования православного выбора России оратор так и не дал, потому что придерживался эмоциональной, а не рациональной аргументации.

«Вот говорят, протестантизм – как это здорово, как практично, как рванули вперед протестантские страны, – рассуждал глава митрополии. – Говорят, Россия – темная. Но давайте честно. У нас были Андрей Рублев, Сергий Радонежский, Дмитрий Донской, Александр Невский. Идем дальше – Достоевский, Гоголь, Толстой, у нас были лучшие зодчие, философия нового времени – Бердяев, Флоренский – это высший синтез человеческого разума, эталон философского олимпа». Из школьной программы помнится, что Толстой был отлучен от церкви за ересь, что гоголевская птица-тройка везет мошенника Чичикова, а на хуторе близ Диканьки творится всякая чертовщина, что Питер построили итальянские мастера, стены и башни московского Кремля – тоже, и хотя отечественная церковная архитектура – в самом деле важнейшее мировое наследие, во многом она уничтожена в годы Советской власти, а то, что строится у нас сейчас, назвать архитектурой можно с большой натяжкой. Бердяев? Выслан за границу в 1922 году. Флоренский? В 1933 году отправлен в ГУЛАГ и в 1937 году расстрелян. При этом Феофан заявил, что «наше общество даже в советское время воспитывалось на православной цивилизационной основе», сославшись на Кодекс строителя коммунизма. Далее оратора понесло, и он, распаляясь, начал метать филиппики про духовно загнивающий Запад, где добро и зло «поставлены на одну полку»: «Представьте, все поженились: девочки на девочках, мальчики на мальчиках. Поставили крест на человечестве. Какие питекантропы там вырастут?»

Лучший выбор

В своей речи владыка Феофан неоднократно заявил, что Россия, выбрав православие, сделала лучший цивилизационный выбор, но вся его аргументация в основном звучала в сослагательном наклонении или в прошедшем времени: «Вот если бы не разрушали искусственно Россию в 19 и 20 веке, она занимала бы одно из передовых мест в мире. Мы кормили множество стран. Наши Сикорские – первоизобретатели самолетов!» Игорь Сикорский действительно был основоположником отечественной многомоторной авиации, но в 1918 году уехал за Запад и своими тяжелыми самолетами и вертолетами прославил уже США.

Почему так много талантливых русских – философов, музыкантов, писателей – уехали из Богом спасаемой России в 20 веке? Понятно, что бежали от Советской власти. Но почему Россия с ее безупречным цивилизационным выборов в пользу православия так легко пала жертвой большевистского хама? Вот об этом хотелось бы послушать на образовательных чтениях, а не про «мальчиков» и «девочек». Впрочем, со своего философского олимпа Николай Бердяев успел это объяснить: он писал, что русский коммунизм и русское православие – это две стороны одной медали и что русский человек на одном полюсе – нигилист, а на другом – апокалиптик. Такой важной дискуссии о русском выборе не случилось, потому что владыка Феофан предпочел ограничиться политическими штампами из телевизора: «Россия встает в полный рост и начинает отстаивать те ценности, благодаря которым Россия стала великим государством».

О великом грехе критики

Далее владыка передал слово «главе Симбирска» (так в оригинале), и Марина Беспалова, как сказала бы молодежь, зажгла по полной. В начале – толика самобичевания: «Мы даем рекомендации, нравственные оценки, а сами не делаем. В этом наша беда». Потом ее речь понеслась как по кочкам: о принижении роли учителя, о важности семейного воспитания и брошенных детях, об уважении к старшим, о том, что «мы своих детей вырастили тепличными растениями» (Кстати, кто это ­– мы? Кто уполномочил говорить от нашего имени? Говорите за себя! Знаю множество ответственных родителей и умных детей). «Мы слышим друг друга? Мы слушаем? Мы просим прощения? Не каждый это может, гордыня мешает. Это касается каждого, и меня тоже», – сказала глава города, и с этим было трудно поспорить. Затем Беспалова врубила четвертую скорость: «Человек, который сплетничает и осуждает, берет на себя грехи того, кого осуждает. Мы сегодня говорим: президент не такой, Крым не нужен, губернатор не то сделал – а прощения не просим! Сегодня легко обсуждать президента. А легко ли ему удержать огромные границы, удержать стабильность, когда со всех сторон смотрят, как бы кусок от России урвать, как бы смуту внести».

Речь Беспаловой неслась, словно автомобильное ралли по ухабам: «Дети – наш капитал», «Все проблемы от нас самих», «Мир хрупок – Госдеп не спит», «Сегодня зарплата, плохая или хорошая, но – вовремя». И ударная концовка: «Давайте не будем кривить душой. Вынесем из стен этого дома позитив». Непонятно, кто так накрутил «владыку Ульяновска», но она потом извинилась за «слишком резкое выступление». Вообще, это не в первый раз, когда глава города пугает нас Западом, который, типа, хочет нас расчленить. Странно это слышать из уст человека, который получил хорошее гражданское образование и работал в Конгрессе местных и региональных властей Европы в Страсбурге. Но, видимо, «доктор сказал в морг – значит, в морг».

Кто кому что навязывает

Заместитель регионального министра образования Солнцева Оксана звезд с неба не хватала, и свой доклад прочитала по бумажке. Начала с цитаты из Тихона Задонского о том, что нужно обучать учеников не только грамоте, но и страху Божьему. Самое интересное в ее докладе – статистика: какой из модулей школьного курса «Основы религиозных культур и светской этики» выбирают ульяновские родители для своих детей. Последние данные: «Мировые религиозные культуры» – 22 процента, «Светскую этику» – 49 процентов, «Основы православной культуры» – 26 процентов, «Основы исламской культуры» – 2 процента. Менее года назад назывались цифры еще менее лестные для православного духовенства: 21 процент – за ОПК, почти 60 процентов – за светскую этику, 18,5 процентов выбирали МРК. По данным января, «Основы православной культуры» за отчетный период потеряли 10 процентов популярности, но теперь пять процентов отыграли назад.

Митрополит Феофан среагировал на статистику так: «Надо подумать, как сделать, чтобы область была не в хвосте по выбору православной культуры. Не надо искусственно навязывать светскую этику». Есть, однако, сильное подозрение, что падение популярности модуля ОПК – это естественная реакция родителей и учеников на навязывание православной культуры. В частности, этим грешила бывший начальник городского управления образования Людмила Соломенко. В моем распоряжении имеется копия ее приказа об организации для школьников паломнических поездок в храмы и святые места и телефонограммы из управления об обязательном посещении учениками православной выставки по утвержденному графику. С тех пор мало что изменилось.

«Воспитывать на примере… (нужное вставить)»

Выступление председателя общественной палаты УО, ректора педуниверситета Тамары Девяткиной запомнилось технологичным подходом к духовно-нравственному воспитанию (ДНВ): «Вспомните, мы воспитаны на примере жизни и деятельности В.И.Ленина. Можно убрать «на примере Ленина», но технологию системы ДНВ оставить, плохого в ней ничего не было». По-моему, это гениально: придумать некую «болванку» ДНВ, или, как говорят журналисты, «рыбу», и по мере смены эпох вставлять туда имя текущего идеала, а «пример жизни», который утерял актуальность, выкидывать. Выкидываем Ленина, вставляем Сталина, потом выкидываем Сталина, вставляем Гагарина и Брежнева и так далее. Ну, как раньше, когда ученикам велели замазывать чернилами портреты репрессированных вождей. Кто у нас актуальный идеал? Правильно, дети. И не вздумайте приклеивать ему на глаз жвачку, а то сразу – родителей в школу, а Оруэлла в топку.

Начальник областного управления семейной и демографической политики Ольга Желтова сообщила, что около тысячи детей в Ульяновске ждут приемную семью: «Мы опечалены тем, что у нас не настолько быстро опустошаются детдома». Заговорив о проблеме абортов, влекущих бесплодие, она призвала помочь тем, кто сомневается, рожать ли ребенка, и попросила владыку Феофана «благословить женщин Ульяновской области на семью и рождение детей». «Спасибо большое за проблему абортов», – ответил тот.

Чиновник, верь!

Подводя итоги сессии, митрополит призвал чиновников не скрывать свою веру: «Православие не мешает президенту, он его не прячет в карманчике, он четко говорит – я православный. В обыденной жизни и педагоги, и чиновники различного уровня почему-то стесняются нашей веры. Мы живем еще по инерции атеистической идеологии: как бы на нас не посмотрели. А чего на нас смотреть?»

Из стен этого дома (Дворца творчества учащихся) я, по призыву Марины Беспаловой, вынес целых два позитива: 1) блокнот и 2) ручку с логотипом рождественских чтений. И два предположения: 1) если вынос мозга и позитива будет продолжен, родители учеников будут чаще отдавать предпочтение «Мировой религиозной культуре» и «Светской этике»; 2) чем истовее чиновники твердят про «духовно-нравственное воспитание», тем больше кажется, что они опять хотят скрыть за высокими словами дела свои греховные.

Сергей ГОГИН

Оцените новость:
  • (36 голосов, средний: 4.75 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...