Пошли по ветру: как конструируются инвестиции

02 Дек 2016 Аналитика Dinika

24 ноября на V Международном Форуме по энергоэффективности и развитию энергетики нидерландская компания «Фортум» и РОСНАНО подписали соглашение о сотрудничестве. Суть соглашения — финансирование локализации проекта строительства ветроэлектростанций на сумму в миллиард рублей. За этим соглашением стоит гигантская работа по конструированию инвестиций, которую проделали областная Корпорация развития области, ульяновский Наноцентр и лично губернатор. Речь о проекте строительства ветроэлектростанций (ВЭС) вблизи Ульяновска.

ветропарк

В июле 2015 года в регионе была принята программа перспективного развития электроэнергетики Ульяновской области, которая фиксировала текущую ситуацию и планы развития отрасли.

Источников внутренней генерации всего три — НИИАР и ульяновские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, которые производят львиную долю электроэнергии внутри региона.

Текущая ситуация в общих чертах такова. Каждый год область потребляет около 6000 млн кВт/час электроэнергии, с тенденцией снижения потребления, начиная с 2012 года. Основная причина этого — очевидный спад производства, который отлично прослеживается по динамике потребления электроэнергии крупными предприятиями. Например, крупнейший потребитель региона – УАЗ, сократил потребление с 51 МВт в 2010 году до 35 МВт в 2015. При этом производится в регионе лишь около 2000-2300 млн кВт/час электроэнергии, то есть область является энергодефицитной. Источников внутренней генерации всего три — НИИАР и ульяновские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, которые производят львиную долю электроэнергии внутри региона. Остальная энергия передается по сетям из других регионов, компенсируя разрыв в 3500 млн кВт/час между потреблением и производством электроэнергии.

Перспективы, которые обозначала программа в 2015 году, не подразумевали никаких серьезных изменений. Планировалось, что до окончания её действия структура потребления и производства останется примерно той же самой: потребление будет несколько расти вслед за развитием экономики, а производство несколько падать вслед за износом фондов и изменениями баланса системы. Не планировался и ввод никаких новых мощностей. За одним исключением — в программе на 2015 год нашлось 45 МВт дополнительной мощности, которые должны дать в 2017 году ветроэлектростанции в Ишеевке, Карсуне и Новой Майне.

45 МВт дополнительной мощности даже на фоне существующей региональной генерации — это практически ничто — лишь 2% в плюс.

Тут стоить отметить, что 45 МВт дополнительной мощности даже на фоне существующей региональной генерации — это практически ничто — лишь 2% в плюс, что гораздо ниже, чем даже резервы существующих ТЭЦ при той же загруженности их мощностей, и меньше, чем наблюдаемый спад потребления. То есть, с обывательской и рыночной точек зрения, экономический эффект от этих мощностей выглядит не самым впечатляющим, никакой революции они совершить не могут.

Но в данном случае экономика иная — упоминанием ВЭС в программе область просто выполняла необходимые условия для участия в государственной программе поддержки возобновляемой генерации, которая законодательно была оформлена в 2013 году.

Инвестор, фактически, выступает здесь кредитором проектов вместо казны или банка.

В тему:

vetro2

Основной смысл господдержки в рамках госпрограммы прост — инвестору, который вложит деньги в один из предлагаемых проектов в области возобновляемой энергетики, государство гарантирует доходность в размере 14% несмотря ни на что. То есть, инвестор, фактически, выступает здесь кредитором проектов вместо казны или банка. И, на что надеялось государство, устанавливая требования по локализации, поставщиком технологий.

В середине 2015 года для получения господдержки от инвестора на ВЭС требовалось обеспечить стоимость вложений в 1 кВт/ч мощности ветроэлектростанции не более 109,8 тысяч рублей, а уровень локализации — не менее 25%. От региона в свою очередь требовалось подписать с инвестором предварительное соглашение, включить объект в региональную программу развития электроэнергетики и подписаться на то, что ВЭС сможет компенсировать не менее 5% от всех потерь в энергосистеме региона.

О том, как область готовилась к потоку «ветряных» инвестиций, мы писали в 2015 году (http://ulgrad.ru/?p=136289). Тогдашние действия области можно рассматривать как подготовку базы, причем с упором на «близкого» инвестора — напомним, что тогда в связи с ветрогенерацией упоминались ульяновские «сетевики» СЭСНА и компания «Русский ветер». При этом, еще в 2014 году три проекта ВЭС региона каждый мощностью по 15 МВт (в Карсуне, Ишеевке и Новой Майне) попали в число отобранных АТС проектов на 2017 год, где требования к локализации выше — 40%.

В «новых экономических условиях» желающих вложиться на условиях АТС в проекты ВЭС не находилось.

Понятно, что помимо формальных требований АТС, существовала и необходимость предоставить исходные данные для потенциального инвестора — описания возможных площадок, возможностей локализации, надо было произвести замеры силы ветра, обеспечить инфраструктуру, выкупив земельные участки. И так далее. Для этого региону пришлось создавать специальную сервисную компанию на базе Наноцентра, которой, помимо прочего, пришлось искать и возможности обеспечения необходимой локализации проекта.

С большинством этих задач регион справился, причем не без личного участия губернатора, но тут возникла проблема — в «новых экономических условиях» желающих вложиться на условиях АТС в проекты ВЭС не находилось.

Идея простая — сами ветрогенераторы закупать в Китае, а вот лопасти для них делать в Ульяновске.

vetro3

Эту проблему победили на федеральном уровне, оперативно внеся изменения в нормативную базу: уменьшили степень локализации, увеличили нормативы капитальных вложений на киловатт мощности, а самое главное — предусмотрели отсрочку по строительству самих ВЭС на 12 месяцев. В качестве обоснования к соответствующим законодательным изменениям тогда указывался рост курса доллара и сложности в открытии кредитных линий потенциальными инвесторами.

На таких условиях инвестор нашелся. Единственным участником конкурса АТС в области ВЭС оказалось ОАО «Фортум», крупный зауральский игрок на рынке тепло- и электроснабжения, полностью принадлежащий нидерландской частной компании Fortum Russia B.V., входящий в соответствующий холдинг. Компания приобрела всероссийскую известность после ряда обвинений в середине этого года в участии в схемах обналички в особо крупных размерах через “однодневки”. Общую сумму ущерба от действий компании в течение ряда лет оценивали в 100 миллионов рублей.

Ставить на ульяновской земле «Фортум» собрались китайские ветрогенераторы от Dongfang electric wind power, 14 штук.

«Фортум» выиграл на следующих условиях: возможная отсрочка строительства на 12 месяцев, капитальные вложения в размере 5,4 миллиардов рублей (по 155 тысяч рублей на кВт мощности установки), степень локализации ВЭС — 25%, общая мощность ВЭС — 35 МВт.

Ставить на ульяновской земле «Фортум» собрались китайские ветрогенераторы от Dongfang electric wind power, 14 штук. Сравнение эскизов этих ветрогенераторов с документацией «Фортума» на строительство показало, что никаких изменений в их базовую конструкцию не планировалось.

Если забыть про требования локализации, то бизнес-план проекта выглядит нехитрым — послужить в роли банка, то есть взять кредит в Европе под 2-3%, закупить генераторы в Китае, купить участок, нанять подрядчика в Ульяновске, поставить ВЭС и ждать обещанной государством 14% доходности, наслаждаясь ролью «священной коровы», опекаемой региональными властями и лично губернатором.

Проект ВЭС «Фортум-Симбирская» «находится в зените реализации».

Сейчас, как в одном из интервью заявил глава дивизиона «Россия» корпорации Fortum Александр Чуваев, проект ВЭС «Фортум-Симбирская» «находится в зените реализации». И с этим трудно поспорить, несмотря на то, что на площадке у Красного Яра, проданной «Фортуму» областной Корпорацией развития, никаких ветряков пока нет.

Дело в том, что проект действительно изо всех сил тянут и поддерживают областные власти. В середине 2016 года регион оперативно принял новую программу развития электроэнергетики, в которой отразил ВЭС «Фортум-Симбирская» наравне с проектами в районах области, подняв планы по генерации электричества из воздуха к 2018 году до 170 МВт, а в августе лично губернатор ездил в Китай договариваться о локализации с Dongfang electric wind power.

Идея простая — сами ветрогенераторы закупать в Китае, а вот лопасти для них делать в Ульяновске силами компании «АэроКомпозит-Ульяновск», которая, судя по динамике закупок, уже начала к этому готовиться. В совокупности с «локальным» трудом по строительству самого комплекса подобное решение позволит выполнить формальное требование в 25% локализации и, тем самым, выполнить требования госпрограммы, причем, возможно, и без вложений со стороны инвестора.

Издержки на имитацию рыночных процедур оказались огромны.

Дело в том, что явно не без участия региона, в проект удалось привлечь еще и Роснано. Согласно сообщению «Фортума», 24 ноября в Роснано согласились профинансировать локализацию проекта на сумму в один миллиард рублей.

То есть, можно предположить, что инвестору удастся обойтись без лишних вложений, спокойно выступая лишь в качестве кошелька проекта. Остальное собственными усилиями обеспечивает область, фактически конструируя инновационный инвестиционный проект в ручном режиме.

Но это не совсем так, если рассмотреть близкую региону по духу тему строительства самой площадки по ВЭС. Конкурс с выбором подрядчика в рамках переговоров на строительство фундаментов под ветроустановки и подготовку площадки «Фортум» объявил еще в марте 2016 года. Начальная сумма контракта — 500 миллионов рублей, а требования к исполнителю очень строгие. «Фортум» заложил в контракт и огромные штрафы за нарушения правил техники безопасности на площадке, и санкции за отклонения от плана, и многоступенчатый контроль… Как минимум можно говорить об участии на уровне привнесения «Фортумом» в проект своей корпоративной культуры.

vetro5

Состав консорциума оказался небольшой: «Корпорация развития Ульяновской области», «Управляющая компания ДАРС», ULNANOTECH и «АэроКомпозит-Ульяновск».

Выполнить все подготовительные работы на площадке планируется (согласно проекту контракта) к маю 2017 года. Несложно догадаться, и кто именно будет эти работы выполнять.

«Третьим шагом в работе стало создание консорциума инвесторов, институтов развития и технологических компаний Ульяновской области для  инвестиционной проработки и обоснования производства компонентов ветроустановок», – цитирует губернатора пресс-служба областного правительства.

Состав консорциума оказался небольшой: «Корпорация развития Ульяновской области», «Управляющая компания ДАРС», ULNANOTECH и «АэроКомпозит-Ульяновск», т. е. конструктор инвестиционного проекта, его оператор, локализатор и ДАРС, который, как известно, напрямую связан с наноцентром как соинвестор проекта. Понятно, что вряд ли найдется другой строитель ветропарка.

Полученную конструкцию инвестпроекта уже вряд ли назовешь шаткой — работа регионом в ручном режиме была проделана гигантская: издержки на имитацию рыночных процедур оказались огромны, причем на всех уровнях, начиная с федерального. Будет ли итог? С сугубо практической точки зрения это не сильно важно — даже в случае, если региону удастся сконструировать инвестиции и на ветропарки в районах и даже их построить, полученные (теоретически) 170 МВт дополнительной электроэнергии — это капля в море, тем более на фоне снижения потребления. С точки зрения притока денег в область — да, очевидные плюсы видны: строители будут строить, и, возможно, «Аэрокомпозит» клеить.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (7 голосов, средний: 3.43 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...