Яндекс.Метрика

Красный Яр: красивое село на высоком берегу

27 июня 2015 История Dinika

Красный Яр, расположенный на высоком левом берегу Куйбышевского водохранилища между знаменитым селом Крестово-Городище и микрорайоном Нижней Террасой (Заволжский район Ульяновска), с которого хорошо видна правобережная часть Ульяновска, не может похвастаться богатой историей и культурой. И всё же мне удалось обнаружить и собрать воедино немало интересных фактов из прошлого и настоящего этого селения.

ˆ««. 1

Возможно, первоначальное название селения переводится как «красивое», а позднее оно трансформировалось в современный вариант – «Красный (красивый, или по цвету – красный) Яр».

Еще по теме:

Красный Яр находится в 24 км к юго-западу от рабочего посёлка Чердаклы, в 5 км от Крестово-Городище и в 19 км к югу от Заволжского района Ульяновска.

Считается, что название поселения произошло от красноватого цвета песчаников, слагающих высокий берег (яр). На карте 1745 года указано село Красное, а на карте 1780 года – «Красный Яр». Возможно, первоначальное название селения переводится как «красивое», а позднее оно трансформировалось в современный вариант – «Красный (красивый, или по цвету – красный) Яр». Иногда так называли урочища по берегам рек, но не исключается версия о том, что слово «красный» указывает на красоту места. Может быть, оба значения в данном случае слились. Дело в том, что самая старая часть села, скорее всего, располагалась в низменной, пойменной части волжского побережья (в этом случае как раз подходит слово «красный», так как места отличались привольем и красотой), и только потом появилась нагорная часть Красного Яра (и здесь более уместным оказалось значение, которое сейчас принято как наиболее правдоподобное).

Второе название села – Макарьевское, содержится в некоторых источниках XVIII века. В отличие от подавляющего большинства вторых имён поселений, оно явно не отражает название храма, который был построен в честь Смоленской Божией Матери (Богородицко-Смоленский). И эту загадку предстоит решить в будущем.

Активное заселение рассматриваемой местности началось только после создания в 1652 – 1656 годах защиты от кочевников – Закамской засечной черты.

Еще по теме:

Образованное в 1955 – 1957 годах Куйбышевское водохранилище уничтожило почти все памятники археологии в окрестностях села, поэтому его предисторию выяснить сейчас весьма затруднительно. Тем не менее, на данный момент в официальном списке объектов культурного наследия Чердаклинского района в 2 км к юго-востоку от турбазы находится поселение Красный Яр (X – XII вв., федеральный памятник, постановление СМ РСФСР от 04.12.1974). Также к северу от села располагается курганная группа, не имеющая датировки. Однако о древности заселения этих мест говорит тот факт, что в прилегающей к соседнему селу Крестово-Городище местности зафиксировано обилие археологических объектов начиная как минимум со II тыс. до н.э., то есть с эпохи бронзы (их подробный обзор будет в статье о Крестово-Городище). Но подавляющая их часть ныне затоплена. По словам старожилов, между Красным Яром и посёлком Ровино (ныне не существует, находился ближе к современной Нижней Террасе) по оврагу шла дорога с возвышенности на низменную левобережную пойму Волги, к переправе в Симбирск. Может быть, эта дорога действовала с древности? Как знать, как знать…

В писцовых книгах Казанского уезда 1603 года в месте, содержащем данные 1597 года, говорится о владении крещёного татарина князя Якова Асанова, нижней границей которого был Красный Яр. Речь идёт о нём и в записях 1681 года. Но из текста непонятно, что это – название поселения или местности (урочища)? Однако в пользу второй версии косвенно свидетельствует тот факт, что в 1661 году Костромской Богоявленский монастырь получил «порозжую» землю по Волге напротив Симбирска, приблизительно в районе современных Нижней Террасы, Красного Яра и Крестово-Городища. Ради справедливости надо отметить: понятие «порозжие» земли в то время обозначало их исключение из хозяйственного оборота, а не пустынную и незаселённую местность. Поэтому окончательное решение вопроса ещё впереди. Архив вышеуказанного монастыря хранится в Государственном Историческом музее в Москве, причём значительное место в нём занимают материалы по истории Красного Яра и Крестово-Городища. Наиболее ранними являются записи 1710 года «Об убытках крестьян с. Красный Яр, напрасно вызванных к корабельному делу» и 1715 года (полюбовная запись крестьян с. Красный Яр и Крестово-Городища о развёрстке налогов и оброчных денег).

ˆ««. 2

Понятно, что активное заселение рассматриваемой местности началось только после создания в 1652 – 1656 годах защиты от кочевников – Закамской засечной черты. До сих пор старожилы говорят, что по преданиям предков первыми поселенцами здесь были крестьяне-старообрядцы. В то время поселение состояло из нескольких десятков деревянных домов, и сначала не было даже колодцев, а воду привозили из Волги.

Первый раз в письменных источниках о Красном Яре (Макарьевское) говорится в 1764 году (сведения 1744 года). В этом же документе есть информация о Крестово-Городище (Рождественское тож) и Кайбелах (Ильинское).

В некоторых дореволюционных изданиях говорится о том, что в Красном Яре в конце XIX в. была небольшая пристань.

Еще по теме:

Одно из ранних упоминаний о Красном Яре в опубликованных источниках содержится в книге известного учёного-энциклопедиста, естествоиспытателя и путешественника П.С. Палласа: «Напоследок марта 10 числа (1769 года – Е.А. Б.) отправился я из Симбирска. Во время зимней езды редко бывает случай к полезным примечаниям; …К Красному Яру продолжали путь свой накось (наискось – Е.А. Б.) по Волге; но как по чрезвычайной вышине левого берега в сём месте подняться на оной не возможно было; то ехали мы ещё пять вёрст далее до стоящей на низком месте деревни Крестовое Городище проименованной по старинному окопу, который в южной стороне от деревни находится на простирающейся вдоль реки, а к северу и востоку утёсистой горы».

В конце XVIII века в Красном Яре побывал юный С.Т. Аксаков. Описание этого случая он оставил в своём знаменитом романе «Детские годы Багрова-внука»: «…мы же в это самое время приехали на ночёвку в деревню Красный Яр, в двенадцати верстах от Симбирска и в десяти от переправы через Волгу. Мы должны были поспеть на перевоз на солнечном восходе, чтоб переправиться через реку в тихое время, потому что каждый день, как только солнышко обогреет, разыгрывался сильный ветер.

Проснувшись рано поутру, я увидел, что наша карета отпряжена и стоит на отлогом песчаном берегу. Солнышко только что взошло. Было очень прохладно, и даже в карете пахло какой-то особенной свежей сыростью, которая чувствуется только на песчаных берегах больших рек. Это совсем не то, что сырость от прудов или болот, всегда имеющая неприятный запах.

Двухвёрстная быстро текущая ширина Волги поразила меня, и я с ужасом смотрел на это пространство, которое надобно нам переплыть. Нас одели потеплее и посадили на опрокинутую лодку. По берегам тянулись, как узоры, следы сбежавших волн, и было видно, как хлестали и куда доставали они во время бури. Это были гладкие окраины из крупного песка и мелкой гальки. Стаи мартышек (чаек – Е.А. Б.) с криком вились над водой, падая иногда на неё и ныряя, чтоб поймать какую-нибудь рыбку. Симбирск с своими церквами и каменным губернаторским домом, на высокой горе, покрытой сплошными плодовитыми садами, представлял великолепный вид; но я мало обращал на него вниманья».

ˆ««. 6

В июле 1818 года по пути в родовое имение Тургенево через Красный Яр проезжал известный русский экономист и публицист, активный участник движения декабристов Н.И. Тургенев. Он писал: «Вчера, при закате солнца, приехал я в Тургенево. Здесь чувство своего, чувство неизъяснимое было сильнее, нежели в Симбирске. Переправясь через великолепную и родную Волгу, и проехав Красной Яр, я знал, что не встречу до самого Тургенева никакой деревни. Я ехал сперва лесом, потом степью два раза, потом хлебами. Я часто вставал в коляске, любовался Волгою, видом Симбирска, степи, и был весел, доволен; был одним словом, счастлив…».

В некоторых дореволюционных изданиях говорится о том, что в Красном Яре в конце XIX в. была небольшая пристань, отправлявшая до 4,1 тысяч т разных грузов (в 2,2 раза меньше, чем в Старой Майне).

В прилегающем лесу располагались 48 домов для приезжающих дачников.

Еще по теме:

За свою долгую историю Красный Яр входил в состав Симбирского уезда и наместничества, Ставропольский уезд Самарской губернии, Средневолжский край, Куйбышевскую область и с 1943 года относится к Ульяновской области. Сейчас он является частью Красноярского сельского поселения Чердаклинского района, состоящего из посёлка Колхозный (административный центр) и собственно села Красный Яр. Правда, мне непонятно, почему муниципальное образование называется не по административному центру. Подобные административно-территориальные «кульбиты» привели к тому, что все обнаруженные документы по истории села находятся сейчас в Центральном государственном архиве Самарской области (43 церковные ведомости за 1848 – 1910 гг. и несколько других дел дореволюционного периода) и Государственном архиве Ульяновской области. Почти все из них – это источники по церковной истории.

В ходе работы по проекту «Культурное наследие зоны затопления Куйбышевской ГЭС на территории Ульяновской области» мне удалось один раза побывать в Красном Яре – в мае 2014 года. Серьёзную помощь в поиске исторических сведений оказала мне библиотекарь Екатерина Геннадьевна Ефремова.

Пока наиболее ранние сведения о количестве населения Красного Яра относятся к 1848 году, когда в удельном селе при озере Подъяр и затоне Волги в 178 дворах было 1200 удельных крестьян, в 19 дворах 68 военных отставных и в 4 дворах 22 раскольника Спасова согласия (всего 201 двор и 1290 человек). К 1889 году насчитывалось уже 339 дворов и 1942 человека (также в селе кроме храма работали 10 ветряных мельниц и 3 обдирки). В 1910 году в Красном Яре было 422 двора, в которых числилось 2232 жителя (примерно в 1,6 раза меньше, чем в соседнем Крестово-Городище). Помимо церкви в селе действовали церковно-приходская школа, овчинный и кирпичный заводы, 15 ветряных мельниц и 5 просо-обдирок (кустарные мастерские, в которых получали крупу). Также в прилегающем лесу располагались 48 домов для приезжающих дачников.

Лукавая статистика даёт не только существенные расхождения в количестве дворов и людей, но и порой умалчивает о нежелательном – в данном случае о староверах.

Еще по теме:

Несколько расходятся с вышеприведёнными демографическими сведениями данные из церковной ведомости за 1910 год. По ней в селе вместе с раскольниками-беспоповцами в селе насчитывалось 418 дворов и 2557 жителей, причём староверам принадлежало 103 двора и 621 душа (соответственно 24,6 % и 24,3 % от общего количества). Лукавая статистика даёт не только существенные расхождения в количестве дворов и людей, но и порой умалчивает о нежелательном – в данном случае о староверах.

По моим личным наблюдениям можно утверждать, что село активно превращается в дачный и коттеджный посёлок, причём приезжие составляют уже большую часть населения.

Еще по теме:

ˆ««. 12

По состоянию на 1 января 2014 года в Красном Яре постоянно или временно живёт 1008 человек (но есть примерные данные 2002 года – 360 дворов, в т.ч. 160 дач – всего 8 садоводческих некоммерческих товариществ, общая численность населения – 771 человек). Количество оставшихся коренных жителей (и их домов) и дачников и владельцев коттеджей подсчитать очень сложно. По моим личным наблюдениям можно утверждать, что село активно превращается в дачный и коттеджный посёлок, причём приезжие составляют уже большую часть населения. Сейчас в районе Красного Яра насчитывается целых 6 садоводческих товариществ. Показательно, что тенденция, наметившаяся в начале XX века, сейчас значительно усилилась и расширилась – помимо многочисленных баз отдыха в лесу этот процесс перекинулся и на само село (правда, непосредственно около него находится только 1 турбаза, остальные ближе к Крестово-Городищу). Интересно, что дорога из Красного Яра в Крестово-Городище через лес называлась «мельничной», так как по ней ездили молоть зерно на «белую» муку. Поселение славилось многочисленными мельницами.

ˆ««. 8

В настоящее время в селе действуют следующие организации: начальная школа, библиотека, фельдшерско-акушерский пункт, 5 магазинов, лесничество, КФХ «Кузнецов» и СПК «Красноярский».
Ещё в 1940 – 1950-е годы, когда не было названий улиц, сохранялись старые наименования районов – Матаковка, Куликовка, Забугор (там жили староверы), Прогар (большая улица). Сейчас в Красном Яре есть 20 улиц: Волжская, Ворошилова, Горького, Деева, Димитрова, Жуковского, Кирова, Лесная, Маяковского, Мелиораторов, Некрасова, Новая, Островского, Пионерская, Победы, Полевая, Пролетарская, Центральная, Школьная и Энтузиастов, а также 4 переулка: Волжский, Лесной, Центральный и Школьный.

Кроме традиционного памятника погибшим на Великой Отечественной войне воинам (1960), в селе находится целых 3 памятника архитектуры регионального значения: 1) дом крестьянина Гордеева (XIX в., западная окраина); 2) дом крестьянина (конец XIX в., северо-западная окраина); 3) дом крестьянина (конец XIX в.), а также 1 памятник истории – место сражения времён гражданской войны (1918, 2 км к западу).

Этнограф, собиратель пословиц и поговорок…

Читая статью о Красном Яре в Симбирской-Ульяновской энциклопедии 1996 года, я с удивлением узнал о том, что оно является родиной этнографа, собирателя пословиц и поговорок В.М. Правдина. Однако в ходе кропотливых изысканий и консультаций с ульяновскими филологами выяснилось следующее. Писатель В.М. Правдин никогда не жил в Красном Яре, а также не занимался этнографией и тем более сбором пословиц и поговорок. В энциклопедию закралась ошибка. В то же время достаточно известный фольклорист (хотя по образованию был инженером-строителем и работал по этой специальности) Вячеслав Михайлович Подобин (28.07.1899, г. Никольск Вологодской губернии – 1978, Ленинград) некоторое время с семьёй жил в Красном Яре, где его отец работал лесником в местном лесничестве. В 1917 году В.М. Подобин с отличием закончил Симбирскую мужскую гимназию (ныне школа-гимназия № 1 г. Ульяновска, там до сих пор хранится его дело). В каникулы и выходные дни он приезжал к родителям в Красный Яр, где во время разговоров с односельчанами начал записывать пословицы и поговорки. Кстати, Вячеслав Михайлович был одним из учеников знаменитого симбирского художника-акварелиста Д.И. Архангельского. После окончания гимназии В.М. Подобин уехал из Симбирска в Ленинград учиться в политехническом институте. Несмотря на профессию инженера-строителя, он всю жизнь собирал по всему СССР пословицы и поговорки, в чём ему помогали ученики и простые люди. В итоге образовалась огромная и уникальная в своём роде коллекция, состоящая примерно из 500 тысяч пословиц и поговорок, подавляющая часть которых пока ещё не опубликована и находится в Государственном архиве Ульяновской области. В настоящее время ульяновскими учёными ведётся работа по их подготовке к изданию.

ˆ««. 13

В заключение приведу несколько неопубликованных пословиц: «Твой дом родной хоть мал, да твой. Дворец – велик, но он чужой»; «Партийное слово всем делам основа»; «Соломенный мир лучше железной драки»; «Словами, что листьями стелет, а делами, что иглами колет».

Богородицко-Смоленская церковь

Первая деревянная церковь в Красном Яре существовала как минимум за 100 лет до возведения в 1848 году новой.

Еще по теме:

На карте «Царство Казанское с окольными провинциями и частью реки Волги» в Российском атласе 1745 года село под названием «Красное» обозначено как поселение, имеющее храм. Поэтому можно смело утверждать, что первая деревянная церковь в Красном Яре существовала как минимум за 100 лет до возведения в 1848 году новой.

Деревянный храм на каменном фундаменте с одним холодным престолом – во имя Смоленской Божией Матери, был построен в 1848 году. Сведений о ранней церкви нет, но есть косвенные свидетельства её существования: опись церковного имущества 1834 года, копии метрических книг с 1799 года и т.д. Должность священника с 1848 года занимал Гурий Степанов Помряскинский (до него был Егор Петров, умер). Диаконом был Максим Егоров (с 1813 по 1829 году служил в с. Сосновка, с 1840 – в Красном Яре). Как указано в ведомости, «оный диакон 1839 года за нетрезвую жизнь из села Воскресенского удалён и обязан подпискою впредь вести жизнь трезвую и соответственную его сану и званию, 1840 года при перемещении в село Красный Яр поручен местному благочинному под строгий надзор». Дьячком с 1845 года являлся Николай Фёдоровский. В 1843 году за венчание малолетнего брака и неисправное ведение обыскной и метрической книг оштрафован в пользу бедных духовных денежной пеней. Пономарём служил Григорий Красноярский (в 1818 – 1826 в с. Тургенево).

ˆ««. 3

В прибрежных сёлах, даже не входящих в зону затопления Куйбышевской ГЭС, власти пытались под разными предлогами разрушить все храмы.

Еще по теме:

В церковной ведомости за 1910 год уточнялось, что храм построили в 1848 году вместо обветшавшего старого, а в 1849 году его освятили по благословению епископа Симбирского и Сызранского Феодотия. Также отмечались вместимость – около 400 человек, наличие деревянной ограды, сторожки и особо отведённого кладбища, огороженного плетнем. Престол был один – во имя Пресвятой Богородицы и иконы её Смоленской. Кроме того, в церкви находился прочный и чистый антиминс (затем применялся в новом храме). Интересно, что кроме казённого жалования священник и псаломщик (300 и 100 рублей соответственно) получали и общественные деньги (200 и 72 рубля), правда, нерегулярно. Они проживали в сооружённых в 1901 и 1906 годах деревянных домах. В отличие от земельных угодий других храмов, в данном случае песчаная земля Богородицко-Смоленской церкви давала урожаи ниже среднего.

В церковной библиотеке хранилось 167 томов книг, предназначенных для чтения. В 1891 году в Красном Яре открыли одноклассную смешанную церковно-приходскую школу, помещавшуюся в доме сельского общества, которое отпускало на её содержание 116 рублей в год (1910 год – 66 мальчиков и 25 девочек). Старостой при храме с 1905 года состоял местный крестьянин Онисим Решетов.

Время шло, храм ветшал, и в начале XX в. не вмещал и половины желающих помолиться в праздничные и воскресные дни.

Еще по теме:

Священником с 1899 года (1 месяц в 1902 году служил в этой же должности в с. Ягодное) являлся сын крестьянина, имевший свидетельство на звание учителя церковно-приходской школы и окончивший курс в Саратовской миссионерской школе – Гавриил Иванов Кузнецов. Именно ему выпала нелёгкая доля руководства возведением нового храма в 1912 – 1913 годах, но об этом позже. В 1899 – 1902 годах также состоял в должности окружного миссионера в 3, 4 и 5 благочинных округах Ставропольского уезда, а затем стал окружным миссионером в сёлах всего уезда. В 1910 году он произнёс 48 поучений своего составления и 16 печатных и провёл 31 собеседование. Г.И. Кузнецов имел немало наград: набедренник (1905), благодарность епархиального начальства за полезную миссионерскую деятельность (1908) и бархатную фиолетовую скуфью. Штатным псаломщиком с 1909 года был Авраамий Тимофеев Курицын.

ˆ««. 5

Время шло, храм ветшал, и в начале XX в. не вмещал и половины желающих помолиться в праздничные и воскресные дни. Поэтому 25 сентября (здесь и далее по ст. стилю) 1911 года сельский сход в числе 193 домохозяев Красного Яра во главе со старостой Алексеем Ивановым Прохоровым решил построить новую однопрестольную церковь во имя Смоленской Богородицы и Святителя и поручить архитектору Самарского губернского правления Клейнерману составить её план. В Самарскую духовную консисторию кроме него были направлены прошение местного церковно-приходского попечительства (подписано священником Гавриилом Кузнецовым и членами Михаилом Кашицыным, Ефимом Гришиным и Григорием Сидоровым) и рапорт благочинного священника Александра Капонерова, причём в последнем указывалось, что на сооружение храма имеется 10788 рублей 24 копейки наличных денег (а также 500 рублей долга за арендованную землю и 800 рублей ежегодно за сдаваемую в аренду общественную землю). Как говорится, процесс пошёл. Подрядчиком стал крестьянин с. Порецкое Сенгилеевского уезда Юрлов Пётр Степанович, живший в Симбирске. Бессрочный договор на постройку деревянного храма на сумму 11700 рублей был заключён с ним 5 июня 1912 года.

15 апреля 1913 года в селе произошло чрезвычайное событие, сильно осложнившее процесс возведения церкви.

Еще по теме:

Проект из Самарской консистории в октябре 1911 года направили на проверку в строительное отделение Самарского губернского правления, а в ноябре его утвердили. Причт и прихожане, прикинув местоположение новой церкви, сделали вывод о том, что её можно возвести только на месте старой. С востока близко располагались жилые дома прихожан, с севера, юга и запада – сильные уклоны под гору. Летом 1912 года планировали положить фундамент вокруг старого храма, а в апреле 1913 года после разборки прежнего построить новый храм, чтобы к осени закончить его и подготовить к освящению. Забегая вперёд, отмечу, что всё задуманное было реализовано, правда, с немалыми трудностями. Но о них – позже.

В феврале 1912 года уполномоченный от общества крестьян с. Красный Яр священник Г. Кузнецов обратился к Святейшему Синоду с просьбой об отпуске из Красноярской лесной дачи леса на сооружение новой церкви. В итоге повелением Николая II она была удовлетворена (телеграмма от 13 февраля).

15 апреля 1913 года в селе произошло чрезвычайное событие, сильно осложнившее процесс возведения церкви. Причт и прихожане писали: «…по Божией воле сгорело село наше Красный Яр, причём сгорели: церковь со всей утварью (старая – Е.А. Б.), причтовые дома, школа. Храм наш был только что разобран, чтобы на месте его начать постройку нового и в таком виде тут же на церковной площади сгорел. Страховой отдел при Святейшем Синоде на законном основании страховое вознаграждение нам не выдал. Ввиду того, что пожар случился при очень сильном ветре, почти буре, огонь ничего не щадил на своём пути, несомненно и храм, и не будучи разобран, сгорел бы, мы просили страховой отдел, в исключение, из правил, выдать нам страховое вознаграждение, но ходатайство наше было отклонено. Приход наш небольшой и почти наполовину с раскольническим населением, после пожара обеднел, средств на достройку нового храма не осталось никаких, так что прихожане положительно не в силах закончить храм своими средствами, тем более, что и причтовые дома ещё не закончены постройкой». Это прошение архиепископу Самарскому и Ставропольскому Питириму от 21 января 1914 года заканчивалось просьбой посодействовать выплате пособия из сумм страхового отдела или других средств на достройку церкви. Этот лист в деле – последний, поэтому финал истории неизвестен. Судя по другим документам, положение осложнялось необходимостью возведения крестьянами новых домов и надворных построек после пожара. Между тем на достройку церкви (внутренняя отделка, внешняя обшивка и богослужебная утварь) по состоянию на 21 сентября 1913 года требовалось до 6 тысяч рублей. Священник Г. Кузнецов и псаломщик А. Цветков сетовали: «Раскольники давно уже построили свою молельню вместо тоже сгоревшей и совершают свою службу, а у нас храм далеко не закончен». Понятно, что так или иначе, но проблема была решена.

12 сентября 1913 года благочинный А. Капонеров рапортовал Самарской духовной консистории об окончании основного периода строительства нового храма в Красном Яре и отсутствии препятствий к поднятию на него креста и колоколов, тем более что главный колокол имел сравнительно незначительный вес – 50 пудов (819 кг). Священник А. Капонеров освятил церковь 22 октября 1913 года.

Решением районных властей храм передали колхозу.

Еще по теме:

О судьбе Богородицко-Смоленского храма и его служителей в советское время удалось найти лишь такие сведения. В 1930-е годы репрессиям подверглись красноярские священники. Так, 10 декабря 1936 года Чердаклинским райотделом НКВД было начато и 16 апреля 1937 года закончено дело № П-3614 «Об антисоветской агитации, проводимой священником с. Красный Яр Чердаклинского района Степановым Ф.И.». Из документов дела следует, что он служил священником в селе с апреля 1935 года, арестован 8 декабря 1936 года и осуждён 21 мая 1937 года к 10 годам лишения свободы. Почти через 2 года Ф.И. Степанов умер на Колыме. Реабилитирован в 1993 году Ульяновской областной прокуратурой. Тот же райотдел НКВД 4 ноября 1937 года возбудил дело № П-4757 «Об антисоветской деятельности священника с. Красный Яр Чердаклинского района Смирнова В.Д.», закрытое 11 ноября того же года. В итоге его приговорили к 10 годам концлагеря, откуда священник уже не вернулся. Реабилитирован в 1989 году Ульяновской областной прокуратурой.

Клуб, сооружённый при помощи стройматериалов, полученных от разбора церкви, до сих пор стоит в центре села, увешанный различными яркими баннерами.

Еще по теме:

На заседании Чердаклинского райисполкома 18 января 1953 года обсуждался вопрос «О передаче здания бывшей Красноярской церкви колхозу «Победа» для постройки клуба». В протоколе говорилось, что на территории Красноярского сельсовета находится здание бывшей церкви, в 1942 году переоборудованное под мастерскую МТС, но в настоящее время нигде неиспользуемое, из-за чего подвергается порче. Правление колхоза «Победа» просило передать это здание под строительство сельского клуба. В итоге решением районных властей храм передали колхозу. Очевидно, что его уничтожение именно в это время не было случайным, поскольку в первой половине 1950-х годов (а в отдельных случаях и чуть позже) в прибрежных сёлах, даже не входящих в зону затопления Куйбышевской ГЭС, власти пытались под разными предлогами разрушить все храмы (так произошло в левобережных селениях Волостниковка, Кремёнки и Белый Яр).

ˆ««. 7

Клуб, сооружённый при помощи стройматериалов, полученных от разбора церкви, до сих пор стоит в центре села, увешанный различными яркими баннерами. На одном из них намалёваны загадочные афоризмы, наполненные глубоким смыслом: «Цивилизация – это власть над миром, культура – любовь к миру» и «Жизнь без праздников – это длинный путь без заезжего двора» (2014 год). Сейчас бывший клуб пустует (за исключением разместившегося в нём небольшого магазинчика).

«Церковный дурман», как говорили в то время, пытались вырвать с корнем.

Еще по теме:

Коренная жительница Красного Яра Анна Васильевна Кулагина (1938 г.р.) подробно рассказывала о событиях, связанных с уничтожением храма: «Большая церковь была, деревянная. В ней были зимний и летний престолы. Как называлась, не помню, но в Красном Яре поклонялись Николаю Чудотворцу. Примерно в 1940 – 1950-е гг. церковь закрыли, а в 1954 г. сломали, причём ломали несколько дней. Сначала снимали купола (а также 3 больших колокола и несколько маленьких – наверное, их в город увезли) – трактористы. Стены разобрали, половина брёвен пошла на клуб, половину взяли жители. В первый день, когда начали ломать храм, собрались местные уроженцы (они были против этого), даже те, которые жили в городе, но ничего сделать не смогли. Разборкой церкви командовал Владимир Осипович Арефьев (председатель сельсовета), видимо, поступил приказ сверху. Икон уже не было – их увезли в город. Трактористы сначала отказывались ломать, но третий из них – Григорий Иванович Прямов, согласился. Потом на эту семью посыпались несчастья (умирали, дом сгорел, один попал в тюрьму, а внучка Прямова недавно приняла мусульманство). В церкви сушили хлеб, она как-то загоралась. В первый день разрушения храма верующие принесли моей маме (дом А.В. Кулагиной находится и сейчас рядом с местом, где находился храм – Е.А. Б.) большой деревянный крест, чтобы она его спрятала (прятали на сеновале), а сейчас этот крест в новой церкви. Из зоны затопления перенесли 2 улицы.

ˆ««. 4

«Церковный дурман», как говорили в то время, пытались вырвать с корнем: местным властям показалось, что просто уничтожить церковь мало, поэтому вместе с небольшим приходским кладбищем был до основания срыт холм, на котором она стояла, а на его месте устроили песчаный карьер. До недавнего времени в заброшенном котловане находилась стихийная свалка.

ˆ««. 10

Сейчас на высоком холме, прилегающем к лесу и селу, стоит новый деревянный храм Николая Чудотворца, возведённый в 2003 – 2007 годах по благословению архиепископа Симбирского и Мелекесского Прокла при попечении аудитора Счётной палаты Российской Федерации С.Н. Рябухина (в Красном Яре жили предки его жены). Его освящение состоялось 28 января 2007 года. Уникальный факт: помимо большого деревянного креста из старого храма здесь находится икона небесных покровителей влюблённых – благоверных князей Петра и Февронии с частицами их мощей – подарок игумена Кирилла из Мурманского монастыря, сделанный в 2005 году после установки купола. Недалеко от церкви находится каменная колокольня – факт достаточно редкий, ведь обычно они совмещаются.

Старообрядцы в Красном Яре

Их существование пытались замалчивать, а влияние преуменьшать.

Еще по теме:

Как я уже писал, по одной из легенд основателями селения являлись крестьяне-старообрядцы. Версия основания села староверами требует проверки, так как вызывает некоторые вопросы, например: зачем люди, пытавшиеся скрыться от властей подальше, выбрали место почти напротив будущего губернского центра – Симбирска, который находился в пределах видимости?

Вообще старообрядцам (или староверам) в российской истории не повезло – власти их особо не жаловали ни до 1917 года, ни тем более после. Их существование пытались замалчивать, а влияние преуменьшать. Против них то и дело разгорались репрессии. Поэтому источников по истории «русских протестантов», как их иногда называют, осталось немного. Однако старообрядческие направления (и соответственно общины) существуют и сейчас, а основными из них являются Русская Православная Старообрядческая Церковь (Белокриницкой иерархии) и Древлеправославная Поморская Церковь (беспоповское Поморское согласие).

В источниках и литературе о Красном Яре говорится спасовцах, поморцах, беспоповцах и белоризцах. Первые три сейчас входят в Древлеправославную Поморскую церковь (ДПЦ), хотя Спасово согласие иногда отделяют, а белоризцы – это старообрядческая секта.

По разным официальным данным в начале XX в. староверы составляли от 24 до почти 50 % жителей села.

Еще по теме:

Впервые официально старообрядцы упоминались в церковной ведомости 1848 года, когда в 4 дворах села проживало 22 раскольника Спасова согласия. Они играли значительную роль в его истории. Так, в 1913 году православные священно- и церковнослужители писали о том, что почти половину населения в приходе составляют раскольники. Об их организованности и зажиточности свидетельствует факт быстрого восстановления молельного дома и начала службы после пожара в апреле 1913 года. Между тем согласно церковной ведомости за 1910 год в Красном Яре количество дворов и душ раскольников-беспоповцев равнялось соответственно 24,6 % и 24,3 % от общего количества населения. По разным официальным данным в начале XX в. староверы составляли от 24 до почти 50 % жителей села. Но в данном архивном источнике почему-то говорится только о беспоповцах.

Среди красноярских староверов сохранилось предание о том, что выброшенные хлебные крошки на Страшном суде будут служить мерой на весах, с помощью которых будет решаться вопрос о пропуске души умершего в рай.

Еще по теме:

Весьма информативная историческая справка о староверах села содержится в полном географическом описании России 1901 года издания: «Здесь в 1895 году обнаружен новый вид раскола рационалистического характера, так называемых «белоризцев», получивших название от усвоенной ими белой одежды, долженствующей напоминать христианину, чтобы он не грешил, был чист душой. По их учению, православная церковь отпала от благочестия. На вопрос, как могло это случиться, белоризцы отвечают учением об антихристе, который властвует, по их мнению, и теперь будет властвовать неопределённое время. Признавая необходимым для спасения таинства, белоризцы не разделяют однако учения о таинствах православной церкви. Про исповедь они выражаются, что исповедываться можно прямо перед Богом, перед иконой, или даже друг перед другом. Не видят особой необходимости и в священстве, говоря: «все мы иереи Бога Вышнего». Не согласны белоризцы и с учением православной церкви о таинстве крещения. По их учению, не в крещении второе рождение бывает, а тогда, когда человек придёт в «чувство» и начнёт новую жизнь, согласную с евангельским учением. Белоризцы отвергают и пользу поминовения усопших».

«Бедняки» на завалинках лежали да зубоскалили, нам не до того было.

Еще по теме:

Ульяновский историк А.А. Виноградов в 2000-е годы собрал у старообрядцев Красного Яра интересные сведения об их быте и хозяйственных занятиях. Так, Прасковья Романовна Аринина в 2001 г. рассказывала: «…да, велики «богатеи» мы были, 15 человек семьища. Каждый день кто в поле, кто в огород, кто на бахчу. Встанешь темно и с работы идёшь поздно, как пеночка изустанешь, одне зубы видать, лицо аж почернеет от пыли и солнца. Зато всё и было, никогда голодными и холодными не были, а «бедняки» на завалинках лежали да зубоскалили, нам не до того было».

Староверы Красного Яра занимались земледелием, промыслами и выращиванием арбузов и дынь.

Еще по теме:

Екатерина Васильевна в 2004 г. сообщала: «Бывало, масло начнут бить, дух по всему селу идёт. Мы ребятишками были, прибежим к маслобойке-то, нам зёрнышков дадут, а они вкусны, жарены, аж сладки. Масло получалось душистое, прозрачное как слеза, тёмно-коричневого цвету».

Староверы Красного Яра занимались земледелием, промыслами и выращиванием арбузов и дынь. Бахчи находились за селом, на бугре рядом с Волгой. Большие урожаи позволяли использовать бахчевые не только для питания людей и корма скотине, но и продавать их. Павел Васильевич Аринин в 2001 г. рассказывал: «нагружали полные до верху телеги, мать на одной, я – на другой. Выезжали рано утром, часов в пять, чтобы через заволжский мост свободно можно было в город проехать. Весь день торговали на базаре, а к вечеру возвращались домой, мать мне всегда покупала большой пакет с пряниками. Вот было радости…».

Среди красноярских староверов сохранилось предание о том, что выброшенные хлебные крошки на Страшном суде будут служить мерой на весах, с помощью которых будет решаться вопрос о пропуске души умершего в рай. Однако совместное проживание с представителями других вероисповеданий постепенно привело к отмене многих традиций, в том числе пищевых запретов.

В 2014 году А.В. Кулагина показала мне место в селе, где находился молитвенный дом, на месте которого в 1950-е годы построили дом директора школы. Показательно, что Красноярские старообрядцы хотя бы частично сумели сохранить свою общину и самобытность и в советское время, и сейчас в Ульяновской области поморская община находится в стадии становления.

В 2003 году руководителем указанной общины в Ульяновске стал потомственный старовер и крупный предприниматель Павел Васильевич Аринин, выходец из Красного Яра. В интервью самарскому старообрядческому сайту www.samstar.ru он рассказал о своей семье: «Сам я из Красного Яра, это село в Ульяновской области, из семьи коренных старообрядцев. Там у меня корни, там родители, деды. Дед был наставником Красноярской поморской общины, отец был наставником, сейчас для меня настало время… Наша семья была большая, крепкая. В годы советской власти предки мои претерпели гонения, лишения. Но вся семья всё равно была верующей. Моего деда забрали прямо из моленной в 1937 году. Ему было 80 лет, полуслепой. Он сидел в тюрьме прямо в Красном Яре до решения. Потом посадили на поезд, отправили в Сибирь, без паспорта, без документов. Зимой ночью ссадили где-то в степи с поезда, в мороз. И он прислал письмо оттуда, писал: «Хожу от стога к стогу, никто в дом не пускает, документов нет, голодный, кто подаст кусок хлеба, а кто и нет, собаками травят», и тому подобное. А ему 80 лет. И все-таки сгиб человек. Конечно, он погиб, где-то замёрз. И это только за то, что он молился Богу. Ну какой может быть вред от такого старика? У меня раскулачили одного деда, раскулачили другого деда, посадили отца. Забрали все имущество. Это уже в 1937 – 1938 годах. Одного деда расстреляли. Отца загнали в Сибирь на разработки. Потом он вернулся оттуда и сразу же умер. Семью выгнали из дома – раскулачили. С маленькими детьми, зимой, на улицу. Родственники пустили на ночь, так ночью пришли к ним, выгнали оттуда, и сказали родственникам, что раскулачат и их, если они еще раз пустят «кулаков». Но всё равно, веру мы не потеряли, сейчас дети, внуки, – все верующие, соблюдают наши традиции, ходят в храм».

Воспоминания старожилов о селе

Жили вольготно, дома на замки не запирали.

Еще по теме:

Екатерина Фёдоровна Исакова рассказывала: «Своё название село Красный Яр получило от пролитой крови у горы во время похода Ивана IV на Казань (так рассказывал прадедушка). Другая версия – от красного песка, а яр – это бугор. Разводили коров, овец, кур, индеек, занимались охотой, рыбачили. Мужики ставили сети на озёрах. А их было много: Большое, Ветляное, Глубокое, Коровье, Кривое и Ершовое. Ели щи, картофель, пареную тыкву. Белого хлеба не было. Собирали шишки для топлива, клубнику, чернику, грибы. В лесу было много зайцев, лис и волков, иногда они забегали в деревню. Жили вольготно, дома на замки не запирали. Мужчины столярничали: делали шкафы, столы, стулья, различные поделки. Всё это покрывалось искусной резьбой, росписями. Плотники ставили избы, изобретательно и нарядно изукрашенные резьбой. Причём простыми инструментами – топором, пилой, стамеской. Сеяли хлеб, выращивали картофель, тыкву, табак. Долгими зимними вечерами женщины занимались вязанием, ткали, вышивали мужчинам рубахи, вручную шили одежду.

ˆ««. 11

В селе были хорошие знахарки, которые умели использовать травы, их называли травниками.

Еще по теме:

У соснового леса, где сейчас песчаный карьер, стояла церковь. Позже это место называли «Кукушкин бор». Там была и школа, которая сгорела в 1930-е годы. Места в деревне назывались по-разному. Там, где сейчас магазин – «Матаковка», а дальше к бору – «Север». Ещё в деревне были ключи с чистой прозрачной водой – Покрёмкин ключ по имени хозяина земли, еще на Затоне под Евстигнеевой горой. По воду ходили также на Волгу. В 1929 году стали появляться бакалейки, лавки, там продавали материю и продукты. В Великую Отечественную в церкви велась служба. В 1945 г. из неё сделали МТС, а потом разобрали и в 1953 г. построили клуб. В доме Овчинниковых в войну была мастерская, где шили шинели и другое обмундирование. В селе были хорошие знахарки, которые умели использовать травы, их называли травниками. Молодёжь собиралась на гулянки и играли в «лапту», «клёк» (русская дворовая детская игра, родственная городкам и салочкам – Е.А. Б..). Ездили на ярмарки в Симбирск. По Волге ходили баржи, с них продавали посуду. Вот так и жили».

Иван Акимович Миронов (1921 г.р., участник Великой Отечественной войны) вспоминал: «Детство своё помню хорошо – это были трудные годы. В нашей семье было 13 детей. Мать занималась домашним хозяйством и растила нас. Отец был пильщиком, пилили лес моховой пилой. Вели своё хозяйство, но больше жили лугами. Зимой отец плёл лапти, корзины, чашки для хлеба. Мать ткала, шила одежду. Летом работали на полях. Ну а мы, дети, помогали родителям по хозяйству. Была у нас и школа, в которой учились только до 4-го класса. Сам я окончил 2 класса. Затем пошёл работать, всю жизнь проработал в животноводстве.

Раньше Волги не было, было много озёр. Река текла ближе к правому берегу. Волга разлилась по обоим берегам, когда построили Куйбышевскую ГЭС, где-то в 1954 г. С того времени она стала большой рекой. И в это же время началось строительство моста».

8 памятных дат и уникальных фактов истории села

1) вторая половина XVII в. – предположительное время основания Красного Яра, возможно, старообрядцами (данная версия требует проверки; вообще окрестности заселялись как минимум с X – XII вв.);

2) село никогда не было владельческим (как и расположенные рядом Заволжские слободы и село Крестово-Городище), до 1917 года там проживали удельные крестьяне;

3) отличительной чертой Красного Яра было проживание значительной группы старообрядцев преимущественного поморского направления (в начале XX в. – не менее 1/5 населения);

4) главными архитектурными и духовными доминантами были: а) для православных жителей села – деревянная Богородицко-Смоленская церковь, построенная примерно в первой половине XVIII в.; перестраивалась в 1848 и 1912 – 1913 гг., разобрана в 1953 г.; б) для общины старообрядцев – молельня (даты открытия и закрытия неизвестны);

5) в 1910 г. в Красном Яре находились церковно-приходская школа, овчинный и кирпичный заводы, 15 ветряных мельниц и 5 просо-обдирок, а в прилегающем лесу – 48 домов для дачников;

6) в начале XX в. в селе жила семья будущего этнографа В.М. Подобина (1899 – 1978), к концу жизни собравшего около 500 тысяч пословиц и поговорок;

7) сейчас в Красном Яре находится 4 объекта культурного наследия – памятник погибшим на Великой Отечественной войне воинам (1960) и 3 памятника архитектуры XIX в. (дома крестьян); кроме того, в окрестностях есть 2 памятника археологии;

ˆ««. 9

8) в 2007 г. здесь начала работать новая деревянная церковь Николая Чудотворца.

Евгений Бурдин

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (28 голосов, средний: 4.68 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...