Что ждет в 2015 году? Часть 2

12 Янв 2015 Аналитика Dinika

Как мы уже выяснили, в наступившем году власть ожидает процветание. А что ждет региональную экономику? Ответ на этот вопрос прост — небывалый подъем. Не стоит бояться и повышения цен – заметного повышения не будет. Волноваться по поводу тарифов на ЖКХ тоже не стоит. Все будет стабильно и надежно.

05

Наступление на торговлю

Очевидно, что времена свободного предпринимательства окончательно подошли к концу. Процесс этот абсолютно естественный при текущем положении дел, когда почти 80% от расходной части бюджета составляют затраты на социальные нужды.

Федеральный тренд, которому следуют регионы, прост — построение социального государства. Если подходить к тренду утилитарно, то оказывается, что социальность — это более-менее равномерное распределение благ. Причем далеко не только тех, которые напрямую гарантируются федеральными законами. Дан явный сигнал понимать социальную ответственность намного шире. Например, обеспечивать минимизацию роста цен, то есть обеспечивать благо недорогого потребления.

До недавнего времени бизнес, завязанный на конечное потребление (а другого частного бизнеса в области почти нет), особо не трогали, что позволяло ему существовать в привычной парадигме пусть странного, но рынка, где конечным регулятором выступают все-таки законы спроса и предложения, а не реформаторские инициативы власти.

Впрочем, говорить о том, что этот бизнес существовал сам по себе, не приходится — достаточно посмотреть на статистику роста цен в сфере торговли. График этого роста в последние годы мало отличался от графика декларируемой инфляции в отличие от роста цен на услуги, который больше соответствовал реальному индексу роста цен. То есть, стоимость услуг росла в 1,5-1,7 раза быстрее, чем стоимость товаров. Это говорит о том, что регуляторные механизмы работали, причем на разном уровне. Но в общем и целом торговля находилась вне системы прямого распределения.

рост цен

Эти времена прошли. Теперь от отраслей требуют прямого недопущения роста цен, что с полной очевидностью показало утреннее выступление губернатора в адрес министра с/х Александра Чепухина. Логика проста — времена тяжелые, народ (в лице, естественно, придворных «общественников») негодует от роста цен, недалеко до роста социальной напряженности, надо что-то делать. Что делать? Потребовать, чтобы цены не росли. Но как? Реальных механизмов воздействия практически нет, а это означает только одно — надежду на неформальное решение вопроса. Внешне оно проявляется в различных совещаниях с купцами за круглыми столами с минералкой, а на деле — в необходимости достижения неформальных договоренностей.

На место бизнеса должны прийти распределители.

При этом очевидно, что со всеми не договоришься. С федеральными сетями вопрос решат и без региона, с различными придворными «Гулливерами» достигнут прямых договоренностей, но что делать с остальными? Как напугать мелкое ООО или ипшника с рынка так, чтобы они начали работать себе в убыток?

Идеальный вариант социальной стабильности в торговле — это карточное распределение благ, которое было в особой чести у Юрия Горячева. Но быстро такой вариант решения проблемы воплотить не удастся — на рынке слишком много игроков. Но, тем не менее, к идеалу надо активно стремиться, о чем уже говорится прямым текстом. А это означает, что с неизбежностью будет запущен очередной передел рынка в пользу лояльных игроков. Но это видимая часть айсберга. На деле же речь идет о появлении явного тренда на демонтаж рынка в торговле. На место бизнеса должны прийти распределители. Механизмы исполнения тоже понятны — усиление репрессивного контроля в отношении тех предпринимателей, которые не захотят гарантировать социальность цен на товары. Внешне этот процесс наверняка будет оформлен очередной хартией или соглашением, а на деле — созданием невыносимых условий для торговли вне кулуарных «социальных» договоренностей путем прямого указания местным производителям и иногородним оптовикам с кем стоит работать, а с кем нет.

Выводы: во многих магазинах шаговой доступности пропадут «социальные» продукты — хлеб от «Хлебпрома», молоко от «Молвеста», мясо от фермеров и т. д. Новые бизнесы в сфере торговли или производства потребительских товаров смогут работать только в случае вхождения в создаваемую систему, то есть случайных людей в них уже не будет, равно как и предпринимательской инициативы. На её место придёт инициатива власти.

Рост реального сектора экономики

Подобный описанному выше на примере продуктов сценарий неизбежно будет реализовываться и в других сферах, где все еще представлен сравнительно независимый легальный бизнес. Причина все та же — необходимость сохранения контроля над социальным настроением и при этом создания необходимой для баланса сдачи и раздачи отчетности. Очевидно, что масштаб удара не будет таким, чтобы затронуть, например, бутики в торговых центрах. Скорее, речь идет о создании в каждой из отраслей подконтрольной сети «своего» «бизнеса», который сможет обеспечить видимость того, что требуется путем подписания очередных внешних соглашений: социальные парикмахерские, социальные магазины одежды, «народные» кабаки, «общественный» транспорт и т. д. Недалеко и до перенятия регуляторного опыта соседней Белоруссии — введения для заведений ценовых категорий, исходя из которых по ним распределяются ресурсы в виде льгот и преференций и гарантируется максимальное снижение контролирующего давления.

Хотите в свой кабак продукты от местных производителей по фиксированным ценам? Нет проблем — гарантируйте «социальность» и «ответственность».

Очевидно, что зарегулированный сектор (а другого в скором времени не останется) в принципе не может быть гибким и реально настроенным на потребительский спрос. Но никакого дефицита не будет — реальный рынок просто уйдет в тень, а каналы распространения продукции станут неформальными.

За 2014 год неформальный сектор (мы используем методологию оценки МОТ/PREALC) экономики области вырос как минимум на 10%. Сегодня в нем занято уже около 40% активного трудоспособного населения. Будет ещё больше, при этом сектор будет активен не только в традиционных для него сферах производства и оказания услуг, но и в торговле. На место «социально стабильных» и «социально ответственных» торговых точек в ряде случаев придут гораздо более социально стабильные неформальные сети распространения наподобие базаров, сети скупщиков и перекупщиков, коллективных покупок (не только через Интернет, но и выездов, например, в деревни за картошкой) и газет и сайтов бесплатных объявлений. Недалеко и до возрождения массовых «оптовых» баз, но уже безо всяких претензий на легальность.

Рыночную экономику, которая успешно уходит в тень, в целом ряде секторов ожидает расцвет. Именно здесь уже можно заметить примеры реального импортозамещения, производственных инноваций и так далее.

Где будут производить итальянскую мебель ручной работы от лучших мастеров Сардинии? В гаражных боксах. Где будут выращивать польские яблоки? Где-то в Цильнинском районе. Где будет производиться программное обеспечение для русификации «финских» Нокий нового поколения? В квартирах. Где откроются «официальные» сервисы по ремонту иномарок взамен закрывающихся дилерских? В закоулках промзон. Где будет шиться модный европейский трикотаж от ведущих кутюрье? В подвалах частных домов.

Выводы: реальную экономику области ожидает расцвет на фоне угасания экономики «статистической», которая окончательно превратится в отрасли распределения занятости среди народа с набором назначаемых кураторов.

Передел рынка обслуживания жилья

Поигрушки в коллективную собственность, ТСЖ и прямое управление многоквартирными домами окончательно закончились вместе с разработкой базового календарного плана капремонта. Который, напомним, будет по планам проводиться исключительно за счет жильцов. Но, при этом, под прямым регулированием Фонда ЖКХ.

Механизм «вы платите деньги, а мы решим на что их потратить и кому раздать» стал абсолютным. У «собственников» остались лишь обязанности, но были окончательно ликвидированы права. Этот процесс происходил на фоне абсолютно обратной риторики важности «ощущения собственника», «территориального самоуправления» и прочих конструкций, не имеющих ничего общего с реально происходящими изменениями.

У «собственников» остались лишь обязанности, но были окончательно ликвидированы права.

С точки зрения логики действий власти это было ошибкой. Из-за неадекватного обрамления реформ кое-где в регионе еще остались проблемные многоквартирные дома, управляемые реальными (а не фиктивными) ТСЖ, кооперативами, а то и просто с кучкой активных жителей, возомнивших себя реальными собственниками. Такие «анклавы анархии» (выражение из лексикона бывшего городского чиновника от ЖКХ) постоянно создают проблемы — подают иски в суд, оспаривают начисления, требуют капремонта, но отказываются за него платить, сами пытаются выбирать подрядчиков и т.д.

Очевидно, что в нынешних сложных условиях, когда надо эффективно реализовывать на территории области очередные ЖКХ-шные инициативы федерального центра, а ресурсоснабжающим организациям эффективно собирать деньги с населения и адекватно повышать тарифы, «анклавы анархии» создают проблемы. Без своей доли пирога в части средств на текущее содержания жилья остаются и вписанные в реальные процессы управляющие организации.

Вялотекущий процесс избавления от «анклавов», формализованный губернаторской риторикой про передачу сферы ЖКХ в руки государства, в нынешних условиях требует ускорения. Именно его мы и увидим в наступившем году.

Излишними условностями наподобие легитимных протоколов собраний можно пренебречь, благо все необходимые инструменты находятся в руках заинтересованных лиц.

В самом конце прошлого года Арбитражный суд Ульяновской области рассматривал иск управляющей организации ООО «ЖЭК» к ВоТГК об обязании включить три дома по улицам Аблукова и Пушкарева в договор теплоснабжения и выставлять счета-фактуры. Поводом для иска послужил факт перехода (по решению общего собрания собственников) этих домов к другой управляющей организации — ООО «УК «ЦЭТ».

Решения о переходе домов были оформлены протоколами собраний собственников от конца 2013 и начала 2014 года. В мае ВоТГК уведомила «ЖЭК» о расторжении договоров теплоснабжения в одностороннем порядке. То есть, управляющая компания, которая судя по судебным решениям, боролась за «свои» дома, фактически утратила возможность оплачивать потребленные домами ресурсы. Одновременно на «ЖЭК» началось давление со стороны контролирующих органов — от компании требовали передачи технической документации на дома в ту управляющую компанию, которую выбрали жильцы. Но документацию компания отдавать не спешила, явно ожидая решения Засвияжского районного суда, в котором одна из жительниц оспаривала решение внеочередного собрания собственников. В отношение одного из домов суд позицию истицы поддержал и признал решение о смене управляющей компании незаконным. К этому моменту совокупный объем штрафов, наложенных на «ЖЭК» и на директора УК за непередачу документации, превысил 500 тысяч рублей.

В итоге история затянулась, но в конце года арбитражный суд признал требования «ЖЭК» к ВоТГК необоснованными, что фактически поставило точку в споре. «ЦЭТ» получила дома, а «ЖЭК» исполнительные листы и новые долги.

Очевидно, что подобный алгоритм может быть успешно применен и в отношении любых других управляющих организаций. Благо все необходимые инструменты в руках заинтересованных лиц – «варяг» Валентин Трубчанин (ВоТГК) давно влился в статусе депутата ЗСО в местные «темы», список «правильных» УК давно известен, не встретит алгоритм противодействия и со стороны остальных энергетиков. С учетом сложности противодействия подобным «переходам» можно смело прогнозировать, что в течение года, максимум двух, поле управляющих организаций будет зачищено от «анклавов анархии».

Выводы: риторику передачи ЖКХ в руки государства следует воспринимать буквально. Время «собственников» прошло окончательно.

Оцените новость:
  • (12 голосов, средний: 4.33 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...