Что ждет в 2015 году?

11 Янв 2015 Аналитика Dinika

Наступил 2015 год, от которого мало кто ждет чего-то хорошего. Кроме нас. В наступившем году мы ожидаем роста экономики, расцвета науки и архитектуры, роста объемов строительства, а самое главное — увеличения количества позитива в жизни.

DSCN89361-640x388

Недавно в нашем аналитическом материале «Нового года не будет» мы подробно изложили то, что будет (точнее то, чего не будет) с точки зрения простых жителей региона. А что ожидает в будущем году власть?

Конец местного самоуправления

На очередную реформу местного самоуправления региональные власти первоначально среагировали достаточно гибко — заявили о том, что очередное перераспределение полномочий между муниципалитетами разных уровней будет производиться с учетом реальной ситуации. Декларировалась возможность сохранения статуса-кво в тех поселениях, где ресурсы осваиваются эффективно, а часть полномочий тех поселений, которые не справляются, могут быть в некоторых случаях переданы на более высокий уровень.

По-видимому, дальше декларации намерений дело не пойдет. В самом конце года губернатор заявил о том, что главы муниципалитетов должны перестать «принимать решения в тиши кабинетов» и о том, что «такого (как раньше) не будет». Речь шла о согласовании решений с региональной властью. Фактически это говорит о том, что муниципалитеты ставят перед фактом демонтажа немногих остатков местного самоуправления. Главы окончательно превращаются в «работников вертикали», но при этом сохраняют необходимость изображения формальной независимости.

На деле это означает значительный рост имитационной нагрузки на муниципалитеты, что неизбежно вызовет очередную перестройку сложившихся систем неформальных связей, которые и обеспечивают хоть какое-то исполнение полномочий. Эти связи придется перестраивать, при этом уже с включением в них региональных кураторов. Эффективность этой очередной перестройки в таких условиях будет напрямую зависеть от административных связей с областью, которые есть в конкретном муниципалитете. Тем из них, уровень связей глав которых недостаточен для того, чтобы сохранить текущую структуру управления лишь обрамив её новой имитацией и уровнями согласования, в очередной раз придется несладко. Помимо реального роста обязательств, придется тратить серьезные усилия на перестройку сложившихся систем обеспечения, что неизбежно вызовет дефицит управления. В случае, если следствия этого дефицита (наподобие замерзающих школ или закрытых дорог) станут известны на уровне области, будет срабатывать механизм отставок «отстающих» глав на фоне фактического отсутствия на местном уровне кадров, способных успешно лавировать между чаяниями области и местной реальностью. Этот цикл нельзя назвать быстрым, но его конечный итог ясен уже сейчас — постепенная замена местных кадров на чиновников из областного пула.

Очевидно, что на этом фоне никакие муниципалитеты не рискнут воспользоваться возможностями сохранения для тех или иных поселений исторически сложившихся полномочий, поэтому в тех муниципалитетах, где ещё наблюдается эффективное местное самоуправление (в основном от безысходности), оно будет свернуто, что приведет к пробуксовке работы всех систем обеспечения.

Вывод — инициатива наказуема. Если в вашем поселении или районе что-то решается на местном уровне, вас ждут непростые времена. Стоит готовиться к тому, что те институты, которые обеспечивались исключительно местной властью и сложились на местах, на некоторое время окажутся полностью неработоспособными.

Увеличение цены депутатского мандата

В связи с явной угрозой очередного витка перераспределения ресурсов, многие представители «бизнеса» рассматривают возможность его защиты через участие во властном процессе. Инерция понимания того, что должность или депутатский статус позволят сохранить близость к источнику ресурсов, ещё достаточно сильна для того, чтобы спрос на подобные вещи рос. Но только до момента начала серьезного перераспределения «доступов к кормушке». В условиях её сужения очевидно, что доступ могут получить или сохранить не те, кто декларирует свой статус путем его покупки, а те, кто им реально обладает. Как только это понимание возникнет, ценность разного рода «избраний» резко упадёт.

Ситуация такова, что на этот процесс уже не могут повлиять разнообразные реформы местного самоуправления и прочие областные и городские законодательные инновации. Важно лишь время распределения должностей и/или мандатов — если это происходит быстро (в начале года), то гарантирован рост спроса, если сроки отодвигаются, то спрос падает.

Вывод: выборы в Городскую Думу власти выгоднее проводить как можно скорее, поэтому можно ожидать чего угодно, вплоть до самороспуска.

Смерть трамвая

В конце прошлого года практически все городские целевые программы были сокращены до минимума. Больше ужиматься в видимом спектре городу некуда, придется аккуратно избавляться от социальной нагрузки.

Один из основных видов этой нагрузки — трамвай, который по недоразумению называется транспортом, а на деле для города фактически является городской социальной услугой по транспортировке пенсионеров в места их концентрации (по причине необходимости выделения дотаций).

При этом у города уже есть отлаженная система перевозок, называемая сетью автобусных маршрутов, то есть маршрутными такси. Благодаря успешной мимикрии под бизнес и минимизации налогов, сеть маршруток не требует никаких дотаций и бюджетных затрат, но при этом обеспечивает транспортное обслуживание населения.

Поэтому город будет искать любые возможности избавиться от электротранспорта, но при этом избегая социальной напряженности, для чего необходима определенная дымовая завеса. Скорее всего, в качестве такой завесы выступит очередная «инвестиционная программа модернизации» или «стратегический инвестор», который сможет «эффективно управлять». Можно ожидать и инновационной риторики: на улицы города придет современный безрельсовый трамвай, уже найден инвестор-инноватор; от города требуется лишь подготовить площадку для модернизации — демонтировать пути и порезать устаревшие вагон в металл.

Вывод: от того, насколько успешно будет сокращена социальная нагрузка, напрямую зависит устойчивость групп влияния, связанных с городской властью.

Рост позитивистского околовластия

Разрастание кризисных явлений неизбежно приведет к тому, что уменьшится потребность в осваивателях ренты, которые формируют видимую экономику региона. Но ситуация такова, что среди разного рода назначенцев бизнесменами и ставленников на темы за годы стабильности практически не осталось случайных людей. Система была устойчива до тех пор, пока тем и ресурсов хватало на всех. В связи с неизбежным их сокращением на «рынке труда» появятся новые представители привилегированных сословий, который по самому их статусу гарантировано участие в системе распределения. И если в предыдущие годы с проблемой трудоустройства таких людей справлялись активно разрастающиеся институты государственных ОАО, ОГУПов, советников губернатора, МУПов и так далее, то ныне мест в них уже не хватает. Это означает, что неизбежно разрастание околовластия как путем деления (то есть выделения из существующих структур отдельных полномочий в новые), так и путем создания новых структур.

Процесс уже активно идет. Один из последних примеров — создание под свежеиспеченного ученого Сергея Галанта очередной структуры прорывного развития после фактического демонтажа предыдущей структуры – представительства Ульяновской области в Крыму, оказавшейся лишенной ресурсов, достойных того, чтобы с ними работал Галант.

Аналогичная ситуация явно прослеживается и в «общественной жизни». Разнообразные общественные объединения, НКО и прочие фонды успешно разобраны между имеющими на то сословное право, а единственным способом поднятия статуса абсолютно искусственных общественных советов и палат станет уровень решения ими заметных проблем. Этой возможностью повышения статуса до настоящего времени мало кто пользовался ввиду наличия более простых каналов, но на фоне дефицита ресурсов можно смело прогнозировать появление голоса у назначенных общественниками. Что, как мы уже писали, спровоцирует появление рынка проблем, которые можно доносить до власти с целью демонстрации своего умения обивать несложные (разрешенные властью) угрозы, которое оказывается востребованным ввиду дефицита во власти исполнителей низового уровня. Успешно приобретя проблему и решив её, «общественник» при удачном стечении обстоятельств сможет рассчитывать на небольшую должность уровня начальника департамента.

Вывод: весь год пройдет на позитиве — под соусом повышения эффективности управления будут создаваться все новые и новые структуры, а все проблемы из завизированного списка успешно и быстро решаться с помощью гражданского общества.

Принятие нового генерального плана Ульяновска

Новый Генеральный план Ульяновска будет принят уже в ближайшее время, что откроет возможности для осваивания давным-давно поделенных участков, «отдевелопить» которые мешали существующие ПЗЗ и Генплан: заволжский лес, территория арсенала, химсклады, пригородные земли Самарского делового мира, земли «Агропромпарков», окрестности Карлинской рощи и т. д.

Новые возможности неизбежно будут восприняты с воодушевлением, особенно в части индивидуальной застройки, объем которой в последние годы упал в разы. Новый Генплан позволит переломить этот тренд, так как введет в оборот все те участки, которые давным-давно в реальности поделены между желающими подчеркнуть свой статус.

Казалось бы, кризис — это не самое лучшее время для закапывания денег в землю (то есть в фундаменты) и для демонстрации статуса «нищающему народу». Но это только кажется. На деле инвестиции в озаборивание участка географии для подчеркивания статуса — это одна из немногих возможностей хоть как-то конвертировать имеющееся бабло (мера статуса, а не денег) в осязаемое. Причина в усилении давления на имеющих реальное бабло — усложнении вывоза капиталов за рубеж и росте риска репрессий при попытке излишне пафосного житья. На фоне невозможности вложить бабло в бизнес или «бизнес», одним из немногих выходов становится индивидуальное строительство в престижном месте. Ввиду большого количества запасов и небольшой вилки возможностей стоит ожидать появления запроса на новый уровень статусности — вычурную современную архитектуру, новомодные инженерные системы, грандиозных размеров бани и так далее.

Вывод: будут строить дворцы в неоклассическом стиле, но с банями по-черному, в лесу.

И, наконец, один из самых популярных вопросов сезона — будут ли досрочные выборы губернатора? Ответ прост — а какая разница?

Оцените новость:
  • (12 голосов, средний: 4.67 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...