В законе о социальном питании забыли о самих питающихся

06 Апр 2014 Общество Dinika

С декабря прошлого года в Ульяновской области муссируется тема социального питания. Наша область вошла в число пяти пилотных регионов, где в ближайшее время может быть введен закон о социальном питании. Подобный закон уже действует в Санкт-Петербурге, правда, по словам ульяновских разработчиков, в отличие от нашего, рассчитанного исключительно на работу с бюджетом, в его основе коммерческая составляющая. В апреле законопроект обсудят в региональном правительстве, затем он пройдет утверждение в ЗСО и уже с мая должен вступить в силу. О чем же он?

IMG_8459

Речь идет об организации питания в детских садах, школах, оздоровительных лагерях, лечебных учреждениях, учреждениях социального обеспечения. По новому закону региональный минсельхоз получит огромные полномочия по определению стандарта стоимости социального питания, куда входит утверждение примерного меню, требований к качеству продукции и другое. Но разве этим никто не занимался? Институт питания РАМН, Роспотребнадзор и прочие контролирующие органы разве не утверждали рекомендации по школьному меню и прочие нормативы? Зачем понадобилось заново «изобретать велосипед»?

По словам заместителя министра сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Александра Братякова, занимающегося разработкой закона, когда собрали за один стол операторов, разработчиков и представителей заказчиков, выяснилось, что в каждом министерстве свои нормативные приказы, но нет единых каких-то правил.

«Приходит оператор питания, как мне работать на этом рынке? Ему дают документ: вот здесь написано все, со ссылками на Роспотребназор, СЭС и т.д. Мы не переписываем то, что прописано в законе, мы переделываем отсылочные нормы, собрав их воедино. Закон определяет единые правила игры на рынке этих услуг, расставляются акценты. Приходит оператор в школу, садик, больницу, хоспис – он должен действовать согласно этим нормам. Раньше об этом никто не задумывался, потому что все пищеблоки находились непосредственно в учреждениях, оно закупало продукты самостоятельно. Учреждение содержало столовую, платило людям зарплату, вынуждено было обновлять оборудование. Но из-за неприспособленности для длительного хранения продуктов потери составляли до 30%. А завоз мелкими партиями не всякий контракт предусматривает. И эти потери частично покрывались за счет уменьшения норматива блюд, попросту не докладывали продукты. Когда с прошлого года учреждения стали переходить на аутсортинг, за это стал отвечать оператор питания. Причем в данном случае цена не является определяющим фактором, остается качественный стандарт, гарантированный государством».

В минсельхозе не скрывают, что одним из определяющих моментов нового закона является поддержка местных сельхозтоваропроизводителей. Закон откроет двери для сбыта продукции, выращенной ульяновскими фермерами. Но будут ли они качественными?

В этом сильно сомневается правозащитник Игорь Корнилов, который считает, что данный закон создается лишь для передела рынка питания.

«Сейчас я ничего не вижу в этом законе, кроме названия и передела рынка питания. Очевидно, что минсельхоз становится монополистом и это возможность открыть рынок для наших сельхозтоваропроизводителей невзирая на качество продукта. Считаю, никакого контроля над качеством не будет. Социальное питание – это питание отдельных категорий граждан, которые получают питание за счет средств бюджета, оно определяет качество жизни населения. В Санкт-Петербурге закон о социальном питании действует с 2008 года, но они очень серьезно к этому подошли, под это там создано целое управление социального питания для координации деятельности в этой сфере. Возьмите социальное питание в Финляндии – в селенодефицитной стране, такой же как и наш регион. Нехватка селена сказывается на гиперчувствительности детей. Было бы замечательно, если бы в социальное питание вошли продукты богатые селеном, но они дорогие, поэтому закупают то, что дешевле, то есть страдает качество. В Ульяновской области нехватка селена, йода, фтора, цинка. Если покупать продукты, богатые этими элементами, что необходимо, прежде всего, для здоровья и развития детей, – это дорого. Но кто в данном случае думает о качестве? Это коммерческий продукт, направленный на поддержку отечественных производителей. Получим экономию бюджета за счет здоровья граждан».

Ставит под сомнение господин Корнилов и само понятие «социальное питание». По его мнению, его основу составляет диетическое и детское питание, в котором, согласно нормативам, должны отсутствовать антибиотики и различные стимуляторы, должны дозироваться добавки и так далее. Кроме того, к социальному питанию предъявляются очень жесткие требования, которые, как считает правозащитник, в данном законе не прописаны.

«Меня еще удивляет, что в этом вопросе забыли об общественности, а ведь основное направление – это как раз школьное и дошкольное питание, которое частично или полностью оплачивают родители», – отмечает правозащитник.

Действительно, по закону отбирать организатора питания будет специально созданная комитетом по образованию администрации города конкурсная комиссия. В нее войдут представители власти и некой общественности, причем о самих родителях, которые платят деньги за питание ребенка, почему-то не вспомнили.

Как отметил Братяков, дело в том, что здесь больше специализированной части:

«Мы не рассматривали меню, мы обсуждали правила игры на этом рынке. Тогда нам надо было приглашать и больных из больниц. Мы в первую очередь отталкивались от бюджетных затрат, от тех, за кого платит бюджет».

Выходит, что те, кто платят из своего кармана, остались за бортом. Но ведь родителям небезразлично, что и как кушает их ребенок.

«Мне важно, чем питаются мои дети в школе. Важно знать, за что я плачу деньги. Ведь если ребенок не хочет кушать в школе, то это сказывается на его желудке. А почему он не хочет кушать? Невкусно приготовленная пища, некачественная. Поэтому, я считаю, мнение родителей должны учитывать в первую очередь, принимая подобные законы.

Хотелось бы, чтобы за качеством питания следили более тщательно. Часто дети недовольны тем, чем их кормят, жалуются на плохое питание, на остывшие блюда, которые должны подавать горячими. Нюансов много и кому как не нам, потребителям, о них лучше всего знать», – говорит мама двух школьниц Татьяна Шундикова.

С ней согласен и главный эколог области, глава НП «Родительское собрание» Константин Долинин, отец четырех дочерей. Он уверен, что подобный закон необходим, но обязательно – с привлечением общественности:

«Закон такой нужен, сегодня существуют проблемы с поставщиками – качество хромает. Конкурсные процедуры выигрывают либо поставщики некачественных продуктов, либо фальсифицированных. Благодаря закону будет введен еще один фильтр для поставщика. Вы зайдите в любую школьную столовую. Главным показателем служит то, что дети не доедают. Не потому, что они конфет наелись, а потому что не вкусно. Потому, что половину ингредиентов украли. Это еще один шаг контроля. А ведь наши повара умеют прекрасно готовить. К сожалению, родителей ой как неохотно пускают в школу, я неоднократно еще лет 10 назад пытался это сделать. Это бизнес, где крутят хорошие деньги, огромные объемы, очень трудно порваться, чтобы высказать свое мнение, не допускают в комиссию».

Поддерживает идею социального питания и директор СОШ №52 Радий Шаркаев, но с оговоркой:

«Все будет зависеть от финансирования. Одно дело – говорить о желаемом, другое – осуществить. Обязательно нужен жесткий контроль над меню и качеством приготавливаемой продукции. В нашей школе, например, 1100 учеников, 80% питаются в школьной столовой, для старшеклассников организован шведский стол».

А вот что думает главврач ЦГКБ Илья Медленко:

«Конечно, должно измениться питание в больнице. Работа пищеблока нашего учреждения уже более 1,5 лет отдана на аутсортинг, несвойственную нам функцию выполняет специализирующаяся на этом организация. К сожалению, до этой схемы бывало такое, что конкурс на поставку питания выигрывали недобросовестные поставщики, приходилось ругаться и разбираться, это приводило к задержке с поставкой продуктов. Но ведь пациенты не должны страдать из-за разбирательств. Сейчас жалоб на питание практически нет. В основном мелкие замечания по поводу недосоленного супа, каши и т.д. Но это лечебное учреждение и мы должны выдерживать определенные требования к меню, в основе которого полезность для организма. К качеству и объемам претензий нет».

И все-таки, может, не спешить с законом? К примеру, еще не поздно внести в комиссию пару-тройку понимающих родителей, чтобы потом не кусать локти от результата. Ведь речь идет прежде всего о здоровье наших детей, а не о том, как набить карманы.

Светлана Александрова

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 3.67 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...