Яндекс.Метрика

Губернатору покажут звенящий кедр

04 Окт 2018 Аналитика, Статьи Dinika

Проблемы родовых поместий любителей трудов Владимира Мегрэ призвали решать губернатора. Для этого главе региона будет предложено посетить родовое поселение «Колыбель» в Барышском районе.

IMG_3491_result

История движения родовых поселений насчитывает уже почти два десятка лет. Началось все с серии книг сибирского самородка Владимира Мегрэ, создавшего фантазийную вселенную всеобщего добра с главной героиней Анастасией: то ли ведьмой, то ли инопланетянкой, то ли представительницей пра-цивилизации. Помимо роскошной фигуры и страсти к хождению по лесу нагой, Анастасия по Мегрэ обладает целым рядом и более духовных качеств: начиная с умения говорить с животными, заканчивая очевидной тягой к дистанционному миссионерству на основе идей добра и справедливости.

Воплощать эти идеи, представленные достаточно нехитрой философией, предлагается последователям учения. Инструментальная составляющая этого воплощения проста: каждый последователь должен обзавестись одним гектаром земли, который будет родовым, высадить на нем звенящий кедр и вести определенный образ жизни, близкий к мейнстриму экологических нью-эйдж движений. В итоге должна возникнуть идеальная жизнь: свободный труд на собственной родовой земле, высокие духовные отношения, самообеспеченность и самодостаточность на основе гармонии с окружающей средой или (по желанию) со вселенским разумом.

Ныне тема родовых поселений на особом контроле в ОНФ.

Еще по теме:

Об этих идеях и об их воплощении мы знаем от самих поселенцев, которых неоднократно посещали и вели с ними беседы. Но познать эзотерическую суть движения можно и иным способом — из многочисленных книг в зеленых обложках авторства Мегрэ.

Практически полное собрание сочинений трудов сибирского писателя солидной стопкой возвышалось на столе перед экспертом регионального отделения ОНФ Геннадием Антонцевым, который проводил совещание «по вопросам создания и развития родовых поселений (поместий) в Ульяновской области» – ныне тема родовых поселений на особом контроле в ОНФ.

P1016417

Господин Антонцев в самом начале совещания объявил, что недавно специально перечитал все представленные книги и, в общем-то, понял философию, заложенную в них. Это порадовало, так как обещало интересную дискуссию на темы наподобие важности идеи Рода для нашего региона или способов засолки огурцов для продажи в Европу (согласно книгам, подобный промысел предстает как метод экономического спасения России). Но вышло иначе — высокие материи родовой философии, как это обычно бывает, свелись к обычному набору: отношения с чиновниками, оформление земли, коммуникации, дороги. За исключением, конечно, главного — очевидной уверенности поселенцев в своем особом статусе, что в очередной раз привело к обсуждению темы специального закона о родовых поместьях, где были бы закреплены базовые концепции: родовой гектар бесплатно без права продажи, законодательное закрепление понятия «родовое поместье», упрощенный способ получения земли и так далее. Иначе говоря, «родовое поместье» предлагается сделать особым объектом права с весьма своеобразным статусом.

На федеральном уровне соответствующие законопроекты рассматривались минимум восемь раз, но каждый раз отклонялись на этапе юридической экспертизы ввиду несоответствия базовым нормам действующего права. Иная ситуация на уровне регионов. Геннадий Антонцев в этой связи упомянул опыт Белгородской и Липецкой областей, где был внедрен механизм выделения искомых родовых гектаров через посредничество окологосударственных структур, аккумулирующих на уровне регионов свободный земельный фонд. Был разработан регламент, набор должностных инструкций и, по словам господина Антонцева, схема заработала, сведя ожидание получения участка к нескольким месяцам.

В Ульяновской области подобного законопроекта нет, но, по мнению поселенцев, он крайне нужен, так как позволит решить их проблемы сразу и комплексно. Речь идет о двух наиболее активных поселениях – «Колыбель» в Барышском районе и «Ладное» в Сенгилеевском. Необходима соответствующая инициатива, наиболее простым способом реализации которой участники совещания увидели прямое участие губернатора. На том и порешили — пригласить главу региона в «Колыбель», где ныне зимует пять семей, и по месту предложить варианты на основе механизмов, реализуемых в соседних регионах.

IMG_2903

На деле же ситуация оказалась несколько иной — пообщавшись по кругу с представителями администраций, а также с анастасиевцами, мы достаточно быстро выяснили, что к родовым поселениям чиновники, да и местные жители, относятся с явной прохладцей.

В первую очередь с этим столкнулась «Колыбель» после смены руководства района. Бывший глава района Сергей Кочетков оказывал поселению всяческую возможную поддержку — построил дорогу, помог оформить дома и землю, пустил школьный автобус и так далее. Во времена его правления мы посещали поселение, а затем и администрацию, и можем подтвердить, что это действительно так, хотя поддержка эта носила по большей части сугубо прагматичный характер — дети поселенцев позволили сохранить школу, новые прописанные в заброшенном селе — увеличить размер получаемых субсидий за счет роста числа жителей городского поселения, в которое вошла «Колыбель», введенные в эксплуатацию дома — улучшить статистику ввода жилья и так далее.

С новым главой отношения не сложились. Как нам пояснил один из основателей «Колыбели» Александр Липп, причиной тому может быть то, что глава района человек верующий, а с точки зрения православных канонов зеленые книжки вместе с их последователями описываются в лучшем случае как вредная ересь. Собственно, своего отношения к поселенцам как к чему-то как минимум чужому, представители Барышской администрации и не особо скрывали, напирая в разговоре с Александром на слова «секта», «отделились», и тут же затеяв разговор о вреде исповедуемого поселенцами вегетарианства. Особой напряженности отношениям придала и информационная атака на «Колыбель» весной этого года в виде серии обличительных статей. Липп пытается добиться опровержения, судится, но определенного результата публикации явно достигли — недоброжелателей у «Колыбели» стало больше.

Эйфория от философии «родовых поместий» имеет склонность исчезать после нескольких лет соответствующего ей бытования на личном гектаре.

Еще по теме:

В «Ладном», расположенном невдалеке от популярных среди дачников Артюшкино и Смородино, проблемы похожие, хотя и ситуация несколько иная — если «Колыбель» была стараниями Кочеткова основана на месте бывшей деревни, то есть на землях населенных пунктов, то «Ладное» заняло поле бывшего СПК им. Гая — земли сельхозназначения. Поселенцы выкупили паи у колхозников, но не стали выделять их в натуре. В результате все поле ушло в земельный фонд района. Участок под поселение в итоге удалось получить лишь в аренду на три года под ДНП, то есть под дачное освоение. Сроки договора прошли, кадастровый план оформлен так и не был, а продлевать договор аренды район не спешит. В итоге поселенческие гектары «висят в воздухе». Позиция района кажется очевидной — сам факт фактически бесплатного выделения огромных участков земли в не самом плохом уголке области, близкому к городу, рискует создать не очень приятный прецедент. Но во всех этих историях есть и еще один аспект — мировоззренческий.

Задаем прямой вопрос поселенцам: «Кто мешал оформить землю как КФХ и пользоваться?» Ответ удивляет — смущает слово «фермерское»: «мы же не фермеры!». То есть, законодательный статус «родовое поместье», который должен даровать мифический закон, – это скорее не следствие объективной необходимости, а желание окончательно утвердить своё мировоззрение, а то и миссия, расширяющая простое желание жить на собственной земле своим трудом до не совсем внятной философии, без которой, возможно, теряется мотивация.

IMG_2899

По данным социолога Артемия Позаненко, много лет изучающего второбытнические поселения, в том числе и подобные нашим, ульяновским, эйфория от философии «родовых поместий» имеет склонность исчезать после нескольких лет соответствующего ей бытования на личном гектаре. В результате родовые поселения постепенно утрачивают концептуальность, превращаясь то в набор аналогов дач, то в обычные деревни, а то и вовсе исчезают. Анастасия и кедр уходят на второй план вместе с борьбой за повсеместное внедрение идеи родовых поместий как единственного способа правильной жизни.

Да и кедр в условиях нашей лесостепи растет, как выяснилось, не ахти. По словам поселенца, сажать его приходится вместе с елью, которая у нас тоже в нормальных условиях плохо растет, чтобы она оттеняла кедр, а затем ель срубать и выхаживать звенящий кедр. Вероятность успеха невелика, поэтому губернатору явно не стоит отказываться от поездки — другого шанса воочию увидеть звенящий кедр может не случиться. Мы, впрочем, видели, но не впечатлились — торчащий из земли побег высотой с десяток сантиметров по незнанию приняли за молодой самосад обычной сосны. Правда, может быть с момента нашей последней поездки что-то изменилось. В ближайшее время постараемся съездить и в очередной раз проведать зимующих поселенцев. Угостимся прекрасным медом и душистым иван-чаем.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 4.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...