Зато будет бассейн!

14 Янв 2015 Колонка редактора Dinika

Предсказуемое назначение бывшего мэра Ульяновска Александра Пинкова ректором ульяновского «политеха» вызвало волну негодования. Собираются какие-то подписи, составляются реакционные петиции, формируются группы противодействия. Но все идет своим чередом. Стоит признать, что понимание университетов как храмов знаний безнадежно устарело, они давным-давно превратились в ясли продленного дня, совмещенные с институтом раздачи дипломов, обеспеченным потоком федеральных денег. Которые, естественно, надо осваивать в ходе хозяйственной деятельности.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Наука

В реакционных материалах против назначения общим место является указание на то, что господин Пинков никогда не имел отношения к реальной науке, хотя и защитил (еще до начала массовой моды на «корочки») диссертацию по экономической специальности. Которая, кстати, по данным сервиса «Антиплагиат», является уникальной. Но на этом все — дальнейшего развития научной карьеры по понятным причинам Пинков не продемонстрировал. Но какое отношение вообще имеет наука к деятельности университетов? Мало какое.

В начале декабря у нас с известным географом Владимиром Каганским зашел разговор про существующую систему образования и науки. Господин Каганский сообщил интересные итоги обсуждения ситуации в российской науки со своими коллегами. Ученые взяли и составили список тех, кого вообще в России можно назвать реальными учеными. Получилось не более 10 тысяч человек. И это по самой оптимистической методике подсчета. Экспертные же оценки сводились к цифрам 2-4 тысячи человек.

В Ульяновске не может быть ни одного университета по определению.

Дальше последовала оценка того, сколько в России может быть заведений, достойных того, чтобы называться университетами. Если исходить из того, что на каждой кафедре должен быть хотя бы один настоящий ученый, который занимается наукой, публикуется, исследует, изучает, то есть производит новые знания, то получается, что всего во всей стране может быть не более 75-100 заведений, которые имеют право считаться реальными университетами. При этом в Ульяновске не может быть вообще ни одного университета по определению — людей, реально производящих новые знания (т. е. ученых) не хватит даже на пару полноценных факультетов. То есть то, что называется университетами, ими по факту не является — количество производимых этими организациями новых знаний весьма невелико. Для этого достаточно посмотреть на те же дипломные и курсовые работы, на авторефераты диссертаций и на научные сборники — прорывных идей и открытий там практически нет.

Более того, «научные» темы в большинстве случаев живут десятилетиями. Если вспомнить тот же политех, то целые поколения его выпускников помнят, например, бесконечную разработку вопросно-ответного процессора, систему стабилизации крюка крана и прочие «научные» направления, которые повторяются из года в год и из десятилетия в десятилетие.

Ситуация отлично осознается и на федеральном уровне, где давным-давно есть понимание, что устаревшую систему высшего образования надо оптимизировать. На деле — ради сокращения бюджетных расходов, а номинально — ради соответствия «вызовам времени». Очевидно, что количество расплодившихся университетов будет искусственно сокращаться.

Настоящая наука для региона в наступивших условиях — это сохранение потока федерального финансирования, что возможно в нынешней ситуации только путем слияния региональных вузов дабы сымитировать следование тренду. По-видимому, именно для занятия этой наукой и был поставлен ректором Пинков. С аналогичным по вовлеченности в образовательные процессы ректором «педа» у господина Пинкова наверняка получится решить вопрос без лишних издержек.

Образование

В этой связи опасаться посягательства на качество образования или научную деятельность со стороны бывшего мэра просто не приходится — в его задачи эти направления просто не вписываются. Считать, что какой-то грандиозный прорыв смог бы совершить альтернативный кандидат, тоже не приходится — никаких механизмов для того, чтобы превратить политех в институт образования и в храм науки, просто нет.

В ВУЗ направляются сдавать зачеты, деньги и экзамены чтобы получить диплом.

Спрос на комплексные знания в существующей системе образования близок к нулю. В ВУЗ направляются сдавать зачеты, деньги и экзамены чтобы получить диплом. Направляются при этом родителями, которые рассматривают университеты как ясли продленного дня для своих детей. Немногие исключения из общей картины совершенно не показательны, так как даже при наличии реального желания политех вряд ли может дать актуальные практикоориентированные знания по специальности. Эти знания можно получить только самостоятельно, возможно даже и с использованием той информации, которая дается ВУЗом.

Не хватает политеху и статуса для того, чтобы давать востребованные жизненные навыки — актуальные связи. В сухом остатке типичная деятельность заведения состоит из имитации науки и из раздачи дипломов — современных аттестатов зрелости. Которые, кстати, совершенно не нужны в том случае, если человек собирается заниматься производством добавочного продукта в условиях рынка — всем без исключения рыночным компаниям нужны кадры, а не дипломы. Зато без диплома не обойтись тем, кто собрался обслуживать процесс государственного распределения. По этой причине некоторые дипломы могут служить индикатором принадлежности к определенной группе влияния, то есть выступать сословной грамотой. Но эта история тоже не про политех.

Все разговоры об обратном — о внезапном расцвете науки или о перестройке обучения «исходя из актуальных задач» – пустота. На реализацию этих идеальных моделей просто нет спроса, обеспеченного ресурсами государства. Ресурсами обеспечивается лишь практика раздачи дипломов. Привычный к имитационному управлению Александр Пинков справится и с задачей управления «образованием». Не хуже, чем справился с имитацией местного самоуправления на городском уровне или с имитацией наличия сообщества крупных промышленников.

Хозяйство

Зато можно смело прогнозировать, что в ближайшее время в политехе появится бассейн. Длительная история, обеспеченная весьма солидными деньгами, наконец завершится началом реализации проекта — опытный бывший градоначальник наверняка успешно освоит выделенные средства. Побочным продуктом этого процесса неизбежно окажется бассейн, которого реально не хватает активно застроенному в последние годы северу города.

Зато можно смело прогнозировать, что в ближайшее время в политехе появится бассейн.

Крепкий хозяйственник явно не оставит без внимания и пустующие земли на территории университетского городка. Можно даже предугадать риторику, которой будет сопровождаться процесс застройки, – необходимость обеспечить преподавателей и приглашенных ученых (необходимых для «смазки» процесса слияния) жильем. Логичным шагом решения этой проблемы может оказаться заключение соглашения с застройщиком — часть квартир взамен земли и коммуникаций.

Обучение

А что же с реальным обучением для нужд «бизнеса и промышленности»? Эта история не про ВУЗ. Те немногие отрасли, для которых важна не близость к власти, а реальный человеческий капитал, вынуждены будут заниматься обучением самостоятельно.

Практически все активные компании так или иначе занимаются обучением.

Этот процесс уже активно прослеживается в отрасли IT. Практически все активные компании так или иначе занимаются обучением. Кто-то на собственной базе, кто-то пытается завязать отношения с ВУЗами, от которых требуется лишь одно — поставка «материала» для обучения в виде студентов. Затевается и образовательный фонд, ориентированный на полноценное комплексное практикоориентированное обучение со своей собственной системой аттестации и приема, но без выдачи никому не нужных «бумажек». Вместо них гарантируется трудоустройство.

При таком подходе реальное обучение и политеховское образование будут расходиться все дальше и дальше. И этот процесс тоже никак не зависит от нового ректора, который максимум, что может сделать — это попытаться монетизировать ресурс наличия студентов.

Оцените новость:
  • (22 голосов, средний: 4.05 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...