Парадокс среднего класса

16 Апр 2013 Аналитика Dinika

Что такое средний класс по меркам нашей области? Мы внимательно почитали доклад Общественной палаты региона о состоянии гражданского общества за 2012 год и выяснили точные цифры – нижний порог вхождения в «середняки» – 9000 рублей.


По данным социологических исследований, которые проводились в муниципальных образованиях Ульяновской области за исключением Ульяновска, 58,5% опрошенных оценили себя как средний слой в социальной лестнице.

При этом основной критерий подобного рода самоидентификации – это уровень доходов. Его оценка также приводится в отчете Общественной палаты. Цифры таковы:

22% населения имеют доходы 10-15 тысяч рублей;
20,3% – 15-25 тысяч;
12% – более 25 тысяч рублей.

Остальные 45,7% населения имеют, соответственно, доходы ниже 10 тысяч рублей.

Несложно заметить, что процент людей, имеющих доходы более 10 тысяч рублей, и процент тех, кто считает себя средним классом, практически совпадают.
Вывод напрашивается сам собой – в Ульяновской области костяк «среднего класса» составляют люди с доходом 10-25 тысяч рублей.

Мы не зря взяли фразу «средний класс» в кавычки. Без кавычек это определение в отношении Ульяновской области правомерно только с социологической точки зрения, то есть как выражение субъективного мнения опрошенных.

Впрочем, при применении объективного подхода оказывается, что по меркам области вышеописанные люди также являются средним классом.
По универсальной оценке Всемирного банка, к среднему классу принято относить тех людей или хозяйства, чей уровень потребления превышает уровень национальной шкалы бедности в 1.5 и более раза.

Прожиточный минимум в 2012 году по Ульяновской области составлял в среднем для работающего населения около 6 тысяч рублей. Следовательно, по методике Всемирного банка к среднему классу вполне можно относить людей с доходом выше 9 тысяч рублей. Естественно, что эта оценка будет действительной только для Ульяновской области.

Для примера приведем данные для соседнего Татарстана. Прожиточный минимум за прошлый год там колебался в районе 10 тысяч рублей. Следовательно, нижняя граница доходов для объективного причисления себя к среднему классу составляет там порядка 15 тысяч рублей. Если применить эту мерку к Ульяновской области, то оказывается, что среднего класса у нас не более трети.

Мы не зря привели этот пример. По данным аналогичных исследований в Татарстане и Самарской области можно сделать вывод, что нижний порог субъективного отнесения себя по уровню душевого дохода к среднему классу там начинается с 15-17 тысяч рублей. При этом прожиточный минимум в той же Самарской области не сильно отличается от нашего.

Этот факт наводит на определенные размышления. То, что Ульяновская область объективно беднее большинства российских регионов, – это неоспоримый факт. Важнее другое – чем ниже порог доходов для восприятия жизни как «не хуже, чем у людей», тем большая часть тех, кто ассоциирует себя со средним классом, не является активными экономически.

Это важный индикатор, ведь общепринято считать, что одного уровня доходов для отнесения к среднему классу недостаточно. Для этого необходимо, как минимум, демонстрировать определенный уровень потребления и, следовательно, иметь определенную гражданскую позицию.

И здесь мы упираемся в источники доходов. Принято считать, что средний класс состоит из профессионалов, работающих на себя или по найму. Соответственно этому формируется и уровень потребления и отношение к действительности, то есть ценностная парадигма. Которая, по сути, и есть основа идентификации среднего класса.

Особенность Ульяновской области в том, что костяк среднего класса составляют люди, так или иначе завязанные на государство – бюджетники, служащие, пенсионеры. И ценностная парадигма этого слоя весьма далека от классического рыночного среднего класса. Парадокс в том, что подобный средний класс формируется государством, а не наоборот. Для полноты картины стоит отметить, что аналогичная ситуация наблюдается и в других дотационных бедных регионах.

Очевидно, что у большинства представителей этой группы нет никаких активных стимулов для проявления инициативы, в том числе и экономической, и гражданской. А ведь любые рассуждения о среднем классе как опоре общества всегда сводятся к простому посылу: средний класс – это в первую очередь двигатель изменений, основа гражданского общества.

Получается, что этой основы в Ульяновской области весьма немного, что позволяет сделать вывод о том, что настоящий средний класс в области – это не большинство, а крайне небольшая маргинальная группа.

Оцените новость:
  • (7 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...