Дорог нет и не будет

15 марта 2013 Аналитика Dinika

Почти год назад мы публиковали развернутый материал про состояние ульяновских дорог, названный просто  «Почему в Ульяновске плохие дороги?». В этом материале мы провели анализ механизма некачественного ремонта. Поводом тогда послужила проверка счетной палаты Городской думы. За год ничего не изменилось. Опять весна, опять проверка, на этот раз областной счетной палаты, и опять роспись в бессилии.

После проверки выяснились ещё более вопиющие факты прямого воровства бюджетных денег. Некоторые дороги в области оказались отремонтированными исключительно на бумаге. Неудивительно – чем дальше от областного центра, тем, по традиции, меньше контроля. А раз нет контроля, то зачем что-то ремонтировать?

Как пример сразу вспоминается референтная дорога «Гимова-Загоскино», которая несколько лет назад находилась в таком состоянии, что все без исключения ездили не по ней, а по грунтовке, проложенной параллельно по краю поля.

В позапрошлом году дорогу начали ремонтировать. Силами, как водится, нищих муниципальных образований и сельских администраций. В итоге лишь около одного села действительно положили новый асфальт. Остальные «обошлись» засыпкой наиболее крупных ям щебенкой и строительным мусором. Естественно, через пару недель от такого «ремонта» на память не осталось ничего кроме «бычьих глаз» и трещин на лобовых стеклах. Тем не менее, по дороге все ещё продолжал курсировать рейсовый пассажирский транспорт. Точнее, не по самой дороге, а всё по той же полевой грунтовке.

В прошлом году маршрутные рейсы из Ульяновска по этой дороге отменили. По словам маршрутчиков, именно из-за того, что по отсутствующей дороге ездить желающих не нашлось. Пять деревень оказались ещё дальше от цивилизации, чем были. Всего в 50 километрах от Ульяновска чувствуешь себя как в другом мире. Хорошо хоть, что школьные автобусы ходят и иногда проезжает последний оплот цивилизации – почтовый «уазик».

И подобная ситуация повсеместна. Если сельские муниципальные образования и ремонтируют дороги, то с использованием самых дешевых материалов и технологий «каменного века». Понятно, что в этой ситуации говорить о соблюдении рецептуры битумной смеси или о правильной технологии разделки ям не приходится в принципе. Задача стоит проще – сделать так, чтобы по дороге можно было бы ездить хоть как-то! Тут даже не до двухполосного движения – на дороге прокладывается кривая колея, которая и поддерживается в проезжем состоянии.

Конечно, не везде всё так плачевно. У некоторых сельских муниципалитетов хватает денег даже на настоящий асфальт. Но общий итог всё равно не радует – подавляющее большинство муниципальных  дорог с точки зрения требований ГОСТов даже нельзя назвать дорогами.

По идее, исключение должны составлять дороги, которые ремонтируются не полуофициальными методами, а через стандартную процедуру тендера. В теории, подрядчик обязан соблюдать все нормативы и требования и с него можно будет спросить за выполненную работу. Но это только в теории.

Те проблемы, которые мы досконально разобрали на примере Ульяновска в прошлом году, в области выражены ещё более четко по причине далеко не избыточного финансирования и полного отсутствия полноценного контроля. У заказчиков нет ни лабораторий, ни специалистов, чтобы оценить качество ремонта.

Эту проблему сегодня признал и губернатор, который заявил, что у сил обеспечить жесткий контроль над ремонтом дорог у области нет. Тут можно отметить, что нет ни только сил, но и реальных механизмов этого контроля. Остаётся, как всегда, реагировать постфактум после очередных проверок. Но, как говорится, после драки кулаками махать оказывается поздно.

И вот тут и хочется вспомнить о бесконечных заявлениях властей о поддержке гражданского общества и о важности местного самоуправления. Увы, но в реальные механизмы эти заявления так и не превратились. Хотя бы минимальный общественный контроль над качеством ремонта дорог (а зачастую и над самим фактом ремонта) в области не поставлен вообще никак. Механизмов для реального воздействия или хотя бы донесения проблемы нет не только у инициативных жителей, но даже у сельских муниципальных депутатов. Равно как нет и информации кто, где и за какие деньги ремонтирует тот или иной участок дороги.

Некоторое время назад про обязательную расстановку щитов с указанием подрядчика, типа и сроков ремонта дороги говорилось много. Но где вы видели такие щиты на областных дорогах? Мы знаем где – не федеральных трассах, где даже при сравнительно небольшом ремонте обязательно выставляются информационные щиты. Но на этом всё – на муниципальных дорогах ремонт делается в большинстве случаев «в темную». Кто и что ремонтирует зачастую знают лишь в администрации. Получается черная кошка в черной комнате.

Но даже если такие щиты вдруг повсеместно появятся, то кому и как жаловаться на некачественный ремонт? В администрацию муниципального образования? А если ты увидел проблему попросту проезжая мимо и вообще не знаешь кто ответственен за тот или иной участок дороги?

Во многих других регионах проблему решили просто – документально обязали подрядчиков (через строчку в контракте) размещать информационные щиты с информацией о сроках ремонта, подрядной организации, ответственном за участок дороги, бюджете ремонта (!) и с телефоном единой горячей линии, куда можно просто и быстро дозвониться. И появилась обратная связь! Более того, в некоторых муниципальных образованиях даже сами по себе создались инициативные группы граждан, которые активно участвуют в дорожных делах администрации.

Конечно, это не оказалось панацеей. Для полного контроля необходим и нормальный механизм реагирования на проверки. Руководители на местах должны знать как реагировать на сигналы и воздействовать на подрядчика. Пожадничал с битумом? Отсылаем пробу в лабораторию. Не загрунтовал ямы перед заделкой? Получи штраф.

В Нижегородской области в ряде районов подобную работу взяли на себя общественные организации автомобилистов. Активисты знают технологию работ, знают все типовые нарушения и умеют их правильно фиксировать. Итог прост – дороги действительно стали лучше, подрядчиков удалось реально напугать. Это работает, в отличии от многочисленных сервисом наподобие «сфотографируй яму и пинай власть». У нас на сайте тоже есть подобный сервис, но оказалось, что механизм работает исключительно в ручном режиме. Проще говоря, по каждой яме надо работать отдельно.

Мы решили выяснить у известных ульяновских автомобилистов-общественников стали бы они пользоваться описанным алгоритмом.

Дмитрий Ежов, общество автомобилистов Ульяновска считает, что  «На самом деле общественники не спасут, если не будет механизмов. В прошлом году мы разбирались в этой теме досконально и поняли, что весь механизм заточен под то, чтобы дороги не ремонтировались. Мы можем бороться с дырами, но кто и как ремонтирует никакая общественность выяснить не сможет, так как технологию проконтролировать не в состоянии. Воли власти в этом направлении не видно, механизм не меняется».

Дмитрий Вислов (#ulway) считает, что механизм общественного контроля имеет право на жизнь. «Если найти энтузиастов и если будет открытая информация, которая будет освещаться в СМИ, то схема будет работать. По крайней мере, в городе. В области – не факт, там народ более рассредоточен. Сейчас сложно довести претензию до конца, обычно все заканчивается отписками. Бывает, что к моменту рассмотрения бумаги подрядчик банкротится, бывает, что истекает срок гарантии».

Получается, что без перестройки механизмов работы власти быстрых позитивных перемен ждать не приходится.

То же касается и описанного в начале примера ремонта дорог собственными силами поселений. Очевидно, что подобный вариант лишен всяких перспектив. Необходим единый комплексный механизм с четким разграничением ответственности и с нормальным контролем. Иначе дороги в Ульяновской области так и будут объезжать по полю…

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 4.50 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...