Кому от ульяновцев уважение и почет?

12 марта 2012 История, Культура Dinika

На прошлой неделе областной госархив представил в своем читальном зале в Мемориале выставку, приуроченную к 180-летию возникновения статуса почетного гражданства в России. Для ульяновцев, не имевших возможности посетить открытие, мы представляем выдержки из экскурсии, проведенной на открытии архивистом Антоном Шабалкиным. Во время открытия Антон Юрьевич рассказал как о дореволюционном современном почетном гражданстве, так и о людях, становившихся в разное время обладателями этого статуса.

Прослойка между дворянами и купцами

В 1832 году к привычным российским сословиям – дворянству, купечеству, мещанству, духовенству – добавилось новое. Император Николай I подписал манифест о введении в России нового сословия – почетных граждан. Как говорилось, этот документ служил продолжением указа еще Екатерины Великой от 1785 года, который преимущества городским обывателям давал. И как в нем отмечалось: «Желая новыми отличиями более привязать городских обывателей к состоянию их, от процветания коего зависят и успехи торговли и промышленности, мы признали за благо права и преимущества их упрочить». И вводилось сословие почетных граждан. Оно было достаточно престижно, потому что оно оказывалось такой прослойкой между дворянством и купечеством и имело ряд преимуществ, из которых были записаны главные четыре: свобода от подушного оклада, свобода от рекрутской повинности – они, говоря современным языком, могли законно уклониться от службы в армии – свобода от телесного наказания в случае преступления, что тоже было немаловажно, так как торговый люд очень часто попадается на нечистоплотных операциях – и право участвовать в выборах тех или иных городских органах. Ну и во всех актах они могли именоваться уже почетными гражданами.

Этим не так легко было воспользоваться. Были ограничения. Чтобы в потомственные почетные граждане записаться, купцы первой гильдии должны быть в ней не менее 10 лет. Второй гильдии – не менее 20 лет. Либо иметь те или иные правительственные награды или звания мануфактур-советника, коммерц-советника. Ну а чтобы получить грамоту на потомственное почетное гражданство или свидетельство на личное почетное гражданство, нужно было еще заплатить. Помимо купеческого сословия могли это звание получать также лица, свободных профессий – художники, архитекторы, инженеры – в отдельных случаях евреи, было даже такое положение «евреи при губернаторах», и дети личных дворян.
Так вот, для получения соответствующих грамот, взималось 200 рублей на благотворительные цели и сто за саму грамоту. Чтобы несколько ограничить торговый люд от людей свободных профессий, художники платили 100 и 50 рублей.

На те или иные торговые сделки новое звание ни коим образом не влияло. Точно так же купцы продолжали вести торговлю.

Открывает у нас выставку прошение потомственного почетного гражданина Ивана Ивановича Сусоколова в Городскую думу от 23 сентября 1865 года, где он просит выдать свидетельства на него, на его жену и всех его детей в потомственном почетном гражданстве. И в купеческих списках, в данном случае 1869 года, торговые люди, имевшие это звание, записывались им. Здесь татарский купец Курамша Акчурин и Андрей Корнилович Щербаков. Как уже было сказано, на торговые дела это влияло и тут представлен аттестат об открытии трактирного заведения в 1865 году на Базарной площади потомственным почетным гражданином Григорием Васильевичем Скорняковым. Точно также каждый год они продолжали оформлять документы, подавали объявления на выдачу им свидетельства и записи в общество симбирских купцов.

Почетные вдвойне

Но наряду с этими чисто сословными званиями потомственных граждан параллельно возникла и другая категория. До этого почетное потомственное и личное гражданство были имперскими, а затем стали присуждать как звание статус почетного гражданина городов.

В том числе у нас это началось. Независимо от сословия, его могли получить и губернаторы, и те или иные чиновники, вплоть до министра. Первым губернатором, который получил у нас звание почетного гражданина Симбирска, стал барон Иван Осипович Велио. Этот человек стал достаточно известен, благодаря тому, что его портретом украшены почтовые конверты, что неслучайно, потому что после того как он отслужил в Симбирске, он возглавил почтовый департамент в России и, благодаря ему, Россия вошла в Почтовый союз, в котором состоит и по сей день. А к нам он был прислан в январе 1865 года возрождать город после пожара августа 1964-го. Со своей задачей справился достаточно успешно. Причем редкий случай, когда губернатор для ускорения работ проплачивал их из собственного кошелька, чтобы не ждать, когда деньги придут. Поэтому благодарные симбиряне его отметили.

Следующий губернатор за ним – самый юный, 29-летний – Владимир Владимирович Орлов-Давыдов, графского рода, был несмотря на юный возраст и до этого исключительно военную карьеру, человеком для нашего города тоже весьма полезным. Именно он внес инициативу устройства здесь водопровода. И перед нами журнал Симбирской городской думы от 6 марта 1867 года, где докладывает городской глава Александр Иванович Зотов о словесном приказе симбирского губернатора об устройстве водопровода, газового освещения улиц и рельсового пути от пристани в Симбирскую гору. К сожалению, сам Орлов-Давыдов не дожил до возведения водопровода. Он был открыт уже после его смерти в 1872 году. Но водопроводная башня, находившаяся в начале Соборной площади и сад городской рядом получили имена «Владимирские» в честь Орлова-Давыдова. Также, покидая город, он завещал капитал на устройство ремесленного училища. Позже эту сумму пополнил его отец, и таким образом в городе появилось первое ремесленное училище, которое получило имя Орловых-Давыдовых. Тут представлено заявление в городскую думу уже членов комиссии по рассмотрению проекта устава этого училища об установке портретов почетных граждан отца и сына Орловых-Давыдовых за 1873 год.

Как писал еще Грибоедов, чины людьми даются, а люди могут обмануться. Поэтому, конечно, при присуждении звания почетных граждан имели место и субъективность, и влияние тех или иных группировок, что всегда во все время есть. Поэтому, может, несколько странным кажется, что почетное гражданство получил директор Симбирской мужской классической и начальник Мариинской женской гимназии Иван Васильевич Вишневский. Но в то же время этого звания не имели ни Илья Николаевич Ульянов, ни Федор Михайлович Керенский, которым после Вишневского осталось далеко не лучшее наследство в области просвещения. Но, как отмечалось на страницах Губернских ведомостей во время одного из чествований Вишневского, в заслугу ему в первую очередь ставились не педагогические таланты, а то, что он не допускал в гимназии свободомыслия. Тем не менее, он тоже входил в число почетных граждан. Это заявление гласных Городской думы о присвоении ему звания 20 марта 1879 года. Как раз в 1879 году его с поста директора мужской гимназии попросили в отставку, потому что она по очень многим показателям скатилась на одно из последних мест по Казанскому учебному округу, и прибывший на его место Федор Михайлович Керенский стал, можно сказать, вытягивать это отстающее хозяйство.

Почетными гражданами были многие благотворители. И нельзя не сказать про одного из самых известных – Алексея Петровича Кирпичникова. Это был человек, который имел немалый капитал, но наследников у него не было. В могилу с собой капитал не унесешь, и он очень много неоднократно жертвовал городу. В данном случае представлен журнал за 1882 год, где он жертвует два дома на устройство детского приюта и богадельни. Это произошло в ноябре 1882-го, а в июне 1883 года уже следующим журналом Городской думы ему присваивается звание почетного гражданина города. Ну и когда Алексей Петрович скончался, городская дума обсуждала специально вопрос о том, как его увековечить и где установить портрет в память о нем. А памятником ему и добавившему еще крупную сумму, на которую удалось устроить одно из крупнейших в городе зданий городской богадельни, которая так и называлась «Кирпичниковские и Конуринские богадельни», это стало здание на углу современных улиц Гагарина и Можайского, которое нам известно как Авиационное училище. Здание, действительно, уникальное по своей архитектуре, потому что архитектор Ивановский объединил сразу несколько уже существовавших домов. Поэтому некоторая эклектика, но тем не менее, все это удалось объединить в комплекс. Здание большое, поэтому мы тут представили только три листа чертежа, а их, если не ошибаюсь, всего восемь. Ныне имя Алексея Петровича Кирпичникова у нас почти забыто.

У нас, как правило, присуждали звания почетных граждан Симбирска. Про почетных граждан уездных городов известно гораздо меньше. Но один из губернаторов Николай Павлович Долгово-Сабуров, который словно оправдывая первую часть своей фамилии, дольше всех возглавлял губернию – 13 лет с 1873 по 1886 года – когда оставил свой, кстати, пока чиновник – губернатор – находился на своем посту – его не награждали никакими почетными званиями, а уже когда он оставлял этот пост, так сказать, по прошедшим заслугам он это звание получал, элемент подхалимажа, лести, таким образом исключался – когда он был переведен на службу в МВД, а позже он был товарищем министра внутренних дел, городской глава города Ардатова, ныне это на территории Мордовии, просил предоставить звание почетного гражданина Ардатова Долгово-Сабурову. У нас представлено уведомление товарища министра внутренних дел Вячеслава Плеве о том, что добро на это звание получено.

Губернаторы, тот же директор гимназии, купцы – люди состоятельные, богатые, но в городе был человек очень интересный, по-своему уникальный – чиновник Михаил Васильевич Лебедев. Коллежский асессор, в переводе на военные звания это майорский чин, он всю жизнь копил деньги, чтобы сделать какую-то общественную пользу. У нас представлена копия его заявления из дела, посвященного открытию ремесленного училища. Он пишет: «Со времени поступления моего на службу в 1840 году я ревностно желал сделать что-либо для пользы общества. Неустанными трудами, строгой жизнью и ограничениями себя во многом наконец с помощью божьей достиг я наконец задуманной мною цели». И вот, будучи уже в летах, 72 года ему было, он завещал свой капитал и дом с садом на вечные времена для открытия в Симбирске ремесленного училища. Это ремесленное училище до нас дошло только частично – здание, которое входит в комплекс фабрики «Элегант».

Столыпин не разрешил

Симбирск очень долго страдал от отсутствия железнодорожного сообщения. Достаточно сказать, что почта сюда свежая прибывала где-то на 5-7 день. Пока ее на лошадях доставят. Или чуть быстрее, если по Волге в навигацию. Поэтому строительство железной дороги для Симбирска было делом первостепенным. И когда удалось решить вопрос о прокладке железнодорожной ветки до Симбирска, симбиряне на радостях отблагодарили людей, внесших в это значительный вклад. Звание почетного гражданина было присвоено тогдашнему министру финансов Сергею Юльевичу Витте в 1896 году, а когда свой пост в 1902 году оставил симбирский губернатор Владимир Николаевич Акинфов, ему также было присвоено почетное звание гражданина города Симбирска. Акинфов – человек, который вообще очень много сделал и для города, и губернии. По его инициативе был установлен памятник на могиле Минаева. Он был почетным попечителем архивной комиссии. И вообще при нем был прогресс в разных сферах – общественной, экономической, социальной жизни. Что интересно, он уже имел почетное гражданство. До того, как прибыть в Симбирск, он уже долгие годы жил и служил на разных должностях во Владимирской губернии и у него было звание почетного гражданина города Кержача этой губернии. И Акинфов стал последним из губернаторов, удостоенных этого звания. Когда в 1906 году городская дума ходатайствовала о присвоении звания почетного гражданина и оставлении симбирским губернатором князя Льва Владимировича Яшвиля, этому был дан отказ по политическим мотивам. Яшвиль попал в немилость и императора – к нему с петицией симбирское дворянство жаловалось на губернатора – и министра внутренних дел Столыпина за то, что недостаточно боролся с революцией. Хотя вклад Яшвиля велик в том, что первоначальный этап первой русской революции у нас прошел практически без кровопролития. Ему удавалось решать вопросы самые разные. В том числе когда на фабриках возникали волнения, забастовки, он приглашал к себе фабрикантов и беседовал с ними, чтобы они шли на уступки рабочим.

Продолжая тему уже XX века, нельзя не сказать про крупнейшего симбирского благотворителя на рубеже XIX-XX веков Николая Яковлевича Шатрова, который из солдатских детей поднялся до, как говорили, миллионщика. Причем он ни сидел на этом миллионе, как паук, а очень много делал для родного края. На его средства было открыто во многом и коммерческое училище, находившееся на месте нынешнего нового здания первой школы. Очень много оказывал поддержки чувашской учительской школе Ивана Яковлевича Яковлева, и поэтому вполне законно было присвоение в 1901 году почетного гражданства. И кто знает, были ли у нас музеи на Венце, если бы Шатров не пожертвовал деньги на постройку музея. Здесь 1910 года журнал городской думы. Первоначально шла речь о Карамзинском музее. Как известно, позже была идея уже дома-памятника Гончарову, который и был выстроен и является украшением города. Первоначальный капитал и позже он неоднократно жертвовал – заслуга Шатрова.

Любопытной фигурой среди почетных граждан был купеческий сын Николай Петрович Пастухов. Если перечислять, в каких обществах он был или попечителем, или председателем, или просто членом, не хватит и нескольких листов. Даже здесь, на обращении симбирского добровольного пожарного общества, которое он также возглавлял, о награждении его Орденом Святого Станислава третьей степени, перечисляется, где он только не был попечителем или так или иначе участвовал. По некоторым свидетельствам, именно ему принадлежит идея о переименовании Большой Саратовской улицы в улицу Гончаровскую. Наряду с этим имеется и другая сторона медали. В воспоминаниях старожилов рассказывается и о купеческих кутежах, где он играл не последнюю роль, и о кутежах уже губернатора Ключарева, в кафе-шантане «Россия» в то время, когда он уже был сверхштатным чиновником при губернаторе.


После Великой Октябрьской социалистической революции, как известно, все старые звания, чины, сословия отменялись декретом ВЦИК и Совнаркома от 11 ноября 1917 года. И уже на новом историческом этапе в 1990-е годы звание почетного гражданина возродилось, но уже в несколько иной форме. Конечно, оно не было сословным, по наследству не передавалось, его стало возможно присваивать посмертно.

Наград набралось на пять золотых томов

У нас в области почетное гражданство появилось в 1993 году, согласно решению №171 малого совета областного совета народных депутатов совместно с главой администрации области Юрия Фроловича Горячева от 20 июля 1993 года. Тогда было решено завести особую Золотую книгу почета Ульяновской области, которая ныне хранится в областной Краеведческом музее. Оформление обложки ее разработал художник Борис Николаевич Склярук. Сейчас уже пять томов этой книги, и насчитывается 215 почетных граждан Ульяновской области.

Среди них самые разные люди. Что показательно, первыми в 1994 году это звание получили педагог и врач Екатерина Никитина и Евгений Чучкалов. Количество присуждаемых в разные года званий сильно разнится. В какие-то года это 1-3 человека, а иногда счет идет на десятки. Так, в 1999 году звание было присвоено единственному человеку Борису Сараеву. Зато 2000-й год, год рубежный – и конец века, и последний год Юрия Фроловича Горячева на посту губернатора – и в него, если не сбился со счету, 66 человек получили почетное гражданство.

Город отблагодарил основателя

Город на пятилетку припозднился и к 350-летию Симбирска-Ульяновска в 1998 году сразу большое количество званий присвоил. В том числе многим историческим деятелям уже посмертно. Начиная от Богдана Матвеевича Хитрово, здесь и Карамзин, и Минаев, и Керенский, и Ленин, и Илья Николаевич Ульянов, и Языков, и Яковлев. Таким образом у нас на область уже в общей сложности больше 250 почетных граждан.

Но, если с областной книгой почета все понятно, что с почетными гражданами города получилось несколько двойственно. Одновременно есть звание почетных граждан города и Золотая книга почета города Ульяновска, которые между собой не идентичны. Какие-то имена в них повторяются, а каике-то не дублируются. Так, в 2002 году в почетную книгу занесли Ивана Гончарова, а в 2003-м ему присвоили звание почетного гражданина города.

Могут быть и спорные кандидатуры. Никас Сафронов, конечно, фигура достаточно спорная и сомнительная. Но, тем не менее, в городе он также является почетным гражданином.

Открывает экспозицию по современным почетным гражданам Иван Дмитриевич Маслов, человек, который в 1967-1978 годах стоял во главе УАЗа. Достаточно рано он ушел из жизни, ему не было еще и 60 лет. Мы здесь видим его в кругу людей. Это был человек. не просиживавший штаны в кабинете. На снимках он общается на территории завода с сотрудниками и на митинге по случаю пуска 500-тысячного «УАЗика».

Следующий почетный гражданин – легенда нашего сельского хозяйства, Герой соцтруда, директор совхоза имени Крупской Михаил Николаевич Костин. Возглавлял он этот совхоз с 1963 года и практически до самой своей смерти. Человек был незаурядный.

20 марта исполнится сто лет со дня рождения известного ульяновского краеведа, почетного гражданина Александра Николаевича Блохинцева. Это был очень большой энтузиаст, он на небывалую высоту поднял работу экскурсионного бюро, когда его возглавлял, в Ульяновском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры он много сделал для сохранения исторических памятников. Достаточно сказать, что в Базарном Сызгане церковь удалось отстоять во многом благодаря его напористости и энергии. Местные власти, тогда еще Инзенские, так как не было самостоятельного района, подготовили фальшивый акт, что здание ветхое, вот-вот рухнет, надо его сносить и устраивать клуб. Здание стоит до сих пор и является украшением нашего края. Благодаря Блохинцеву у нас уже несколько десятилетий проводятся Пушкинские дни в Языковском парке. Здесь представлены материалы одного из Пушкинских дней 6 июля 1976 года.

Он ведет экскурсию по парку, здесь же рабочий экземпляр программы. Он во все вникал, и с музыкантами связывался, и договаривался, кто будет выступать, и все это практически на чистом энтузиазме. Он очень болезненно переживал все проблемы, которые возникали в городе от непонимания часто властями того, что означают исторические памятники. Он протестовал против перетаскивания с места на место памятников Гончарову и Карлу Марксу. И ему и группе краеведов не удалось отстоять губернаторский дом. А здесь его памятная записка о сносе ворот и ограды Дома Языковых: «В лихое время начала 30-х годов, полные остатков пролеткультовского нигилизма, собирались снести ограду и ворота Языковского дома, но тогда на их защиту встали Феофан Евтихьевич Вольсов и Дмитрий Иванович Архангельский. И ограда, и ворота тогда были спасены. Во второй же половине 80-х годов ни управление культуры, ни областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры не сыграли своей должной роли в защите исторической реликвии города. Не нашлось в городе и других сил общественности, которые бы встали против варварского разрушения остатков истории и культуры. И все это сделано вопреки Закона об охране и содержании памятников истории и культуры». И дальше с иронией: «Вот до чего демократичен наш строй. Оказывается, можно не выполнять законов советской власти». Ну что уж творится при нынешнем демократическом строе, можно и не упоминать. Когда дом, допустим, того же фотографа и изобретателя Горина после всех решений о его сохранении был в выходные просто единомоментно снесен.

Иллюстрации предоставлены Антоном Шабалкиным.

Оцените новость:
  • (11 голосов, средний: 4.64 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...