Зеленый забор гражданского общества

20 Фев 2012 Колонка редактора Dinika

Недавний доклад общественной палаты области показал, что гражданское общество у нас в регионе не развито. Не будем перечислять цифры и проценты, а сразу перейдём к выводам – по нашему мнению сейчас созрела такая ситуация, когда становление реального гражданского общества неизбежно. Причина этого проста – банальное выживание.

Для думающих людей далеко не секрет, что весь режим нынешней власти держится исключительно на эксплуатации нашей российской географии. Благо, размер территории это позволяет. Хищническая эксплуатация природы началась ещё при раннем Брежневе, когда для поддержки курса Партии за рубеж пошли эшелоны с металлами и лесом, а по трубам – нефть.

Конечно, экспорт сырья активно велся и до этого, но только с начала 1970-х опора на него стала государственной политикой. Тогда резон был понятен – необходимо было финансировать промышленность, обеспечивать НИОКР и, в конечном итоге, любой ценой победить в «холодной войне».

С распадом СССР та же политика стала преследовать иные цели – разбазаривание ресурсов стало направлено исключительно на поддержание существующего режима власти. Других, более высших, целей не было.

Риторика 2000-х создала вокруг этого процесса некоторую ширму, апофеоз которой пришёлся на недавние годы. Инновации, инвестиции и нанотехнологии должны были внушить нам надежду на то, что «Россия встаёт с колен» и что мы «строим современное государство». Но это оказалось лишь самообманом. Никакой современной экономики так построено не было, никаких прорывных технологий так и не изобретено. Более того, даже ту промышленность, к которой никак нельзя отнести определение «инновационная», за эти годы страна сильно пообтеряла. Режим всё также держался и держится за счёт эксплуатации природы. Главные (и реальные) финансовые потоки в стране генерируются за счёт продажи продуктов нулевого и первого переделов, то есть сырья.

Именно за счёт этих денежных потоков власть и рассуждает об «устойчивом росте» и финансирует программы, необходимые для обеспечения лояльности к ней населения. Но возможности традиционных источников финансирования подобной государственной политики далеко не безграничны. А модель «устойчивого роста», которая и обеспечивает лояльность большей части населения, требует постоянной финансовой подпитки. Но где изыскать новые источники доходов, столь необходимых для имитации реального роста?

Во внутренней экономике? Основная часть экономики существует за счёт всё тех же «сырьевых» финансовых потоков. Без непопулярных резкого повышение налогов и улучшения мер по их собираемости поиск в экономике дополнительных денег – это, по сути, простое перекладывание их из одного кармана в другой.

В бизнесе? «Напрячь» бизнес тоже не получается. Нет никакого секрета почему – весь действительно успешный бизнес, в котором водятся серьёзные деньги, сосредоточен вокруг всё того же сырья и реализации базовых потребностей населения в тепле, воде, электричестве, еде и т.д. Опять получается замкнутый круг.

Выход напрашивается один – продолжать пользоваться уникальной географией, т.е. получать доход с той части природы, которая ещё не охвачена «монетизацией». Именно по этому пути власти и пошли. Примером тому может служить всё тот же Лесной кодекс, который мы недобрым словом вспоминали всю прошедшую неделю, освещая историю с зеленым забором в заволжском лесу; проект законопроекта о любительском и спортивном рыболовстве, который обеспечивал законодательную основу сдачи в аренду участков акватории; многочисленные поправки в законодательные акты в сфере землепользования, природопользования и ЖКХ и т.д. Всё это звенья одной цепи – способ поддержать режим путём получения новых доходов буквально из земли, воды и воздуха.

Не учли одного – реакции общества. Наверняка, идеологам подобных способов пополнения бюджета даже на ум не приходило, что народ может быть против. До этого же как-то терпели и не такое. Подумаешь, какие-то речки и лесочки. На фоне высосанной из недр нефти, вырубленной заповедной тайги, выкаченного газа и вырезанных из земли металлов, это, действительно, может показаться «цветочками». Но есть одно «но» – эти «цветочки» касаются каждого.

Именно по этой причине власти получили серьёзное противодействие со стороны общества. Все мы помним многотысячные митинги рыбаков, пикеты в защиту Химкинского леса и акции в защиту лесов. Властям удалось докопаться до того дна, где безразличие уже не может служить защитой. Возникает реакция простейшей физиологической защиты. «Больных точек» для этого не так и много – природа «за забором», дети, свобода слова. Без этого, по мнению общества, попросту нельзя считать страну «своей».

Если за право выйти на речку, где ты вырос, приходится платить, то это ненормально, это – болезненно. Если попирается многовековой уклад общинности, когда беспризорные дети оказываются на улице – это тоже удар по самому фундаменту общества. Если же при этом обо всём этом «не рекомендуется» говорить, то это уже не удар, а ковровая бомбардировка.

Широко известна теория Спенсера об обществе как живом организме. Если верить ей, то даже у неорганизованного общества существует те же реакции, что и у, например, курицы – реакция на внешние раздражители, на боль, чувства страха, опасности… Значит, есть и «запредельные» реакции, возникающие в ответ на внешние раздражители, связанные с невозможностью продолжать нормальное существование.

По-видимому, именно такая реакция формируется и в нашем обществе, которое пока явно нельзя назвать гражданским. Таковым оно становится лишь в ответ на те самые «запредельные» внешние воздействия. Причина этого – в традиционной христианской долготерпимости, которая у русского народа, как известно, в крови.

История знает множество примеров, когда долготерпимость заканчивается крайне внезапно, под влиянием «последней капли». И механизм этого превращения из аморфной массы в сметающую всё на своём пути силу, прост – это выбор в пользу свободы.

Срабатывает столь же древний подсознательный инстинкт жертвенности, воспитанный в нас православием за долгие века. Внезапно именно жертва ради общих целей становится идеалом. А значит, именно с ней и ассоциируется истинная свобода. Выбирая между «жить как жили» и жертвой во имя общего, люди начинают выбирать жертву, считая для себя достаточной мирской наградой то кратчайшее чувство истинной свободы, которое испытывают в сам момент выбора. Против этого не устоит никакая система, и только с такими идеалами и возможно в России реальное гражданское общество.

Заигрывание же с гражданским обществом власти, которое мы наблюдаем в последние годы, выглядит на этом психологическом фоне жалкой попыткой удержать контроль. Не секрет, что диалог с обществом существующей власти не очень-то и нужен. Цель разнообразных общественных советов, палат и прочего – это в первую очередь желание вписать непонятную активность в привычные рамки, сделав её частью системы. А это лишь усугубляет назревающее противостояние.

Тут стоит вернуться к истории с зеленым забором. Очевидно, что забор нервирует всех тех, кто привык гулять в заволжском лесу. Столь же очевидно и то, что министерство, сдавшее весь лес в аренду, действовало в рамках закона. Основная причина его появления описана выше и, по сути, является следствием государственной политики. Но реализация этой политики везде ведётся с полным игнорированием мнения той самой общественности, о которой столько говорят. На диалог власти идти не готовы, равно как и не готовы искать совместные компромиссы. Вместо конструктивного диалога получается перекидывание палок из одного «огорода» в другой. А это значит, что между формирующимся гражданским обществом и властью уже вырос огромный зеленый забор, которым отгородились власти.

Оцените новость:
  • (9 голосов, средний: 4.56 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...