Лес вдоль Волги продали

14 Фев 2012 Аналитика Dinika

Одна из самых обсуждаемых тем в ульяновской блогосфере сегодня – ситуация с Заволжским лесом, где в прошлом году довольно значительный участок оказался отгороженным глухим зеленым забором из профнастила. Эта тема уже не один раз всплывала в виде обращений жителей Заволжского района. Мы решили, наконец, разобраться с этим вопросом и выяснили, что проданным оказался практически весь берег от парка 40-летия ВЛКСМ до спуска к Волге от спорткомплекса “Заря”, а не только участок, отгороженный забором. Причем лес вдоль берега продали фактически одному человеку.

Впервые ситуацию с отгороженным лесом мы наблюдали осенью прошлого года. Вокруг того самого, ставшего легендарным, зеленого забора можно было наблюдать сплошные вырубки. При этом спиливалась, по сути, деловая древесина, тронутая обширным низовым пожаром. В результате вместо «древесного ковра» лес стал напоминать лоскутное одеяло из вырубок и просек. Сразу стало понятно, что у леса появился хозяин, как говорится – лесопользователь, и забор – это явно не дело рук министерства экологии, желающего сохранить в черте города заповедный участок прибрежного бора.

Тут стоит отметить, что низовой пожар – это отличный способ законно произвести нужные вырубки, даже если участок леса выделен под другой тип лесопользования, нежели заготовка древесины. Схема проста – типовой договор на аренду лесного участка во всех случаях предполагает некоторый уход за ним – расчистку и санитарные рубки. Очевидно, что сильно поврежденные пожаром деревья, – это как раз «кандидаты» на такую рубку. Дальше – дело техники – «поврежденный» лес спиливается и вывозится в рамках рубок ухода.

Главное в этом деле – не перегнуть палку, так как действительно сильно поврежденный огнем лес очень неохотно закупают переработчики, читай – пилорамы. Другое дело – небольшой низовой «случайный» пожар. При нём древесина практически не повреждается, но соблюдается видимость законности рубок.

Подобная схема «разработки» лесных участков весьма распространена – на якобы «горелом» сырье в районах работают целые пилорамы. Именно по этой причине мы и подумали, что подобную схему кто-то ушлый решил развернуть и в городе. Тем более, что на заволжских пилорамах осенью прошлого года почему-то стал распространен именно «подгоревший» лес.

Уверенности добавлял и зеленый забор, за которым на первый взгляд находился всё тот же нетронутый лес, безо всяких построек. Но, при прогулке мимо забора стало понятно, что всё не так просто – огороженный участок оказался просто огромным. Унылая зеленая стена тянулась до самого берега. Нашлись и постройки, которые оказалось легко разглядеть с волжского бичевника. На крутом склоне виднелось что-то наподобие турбазы.

Очевидно, что сложенные штабелями бревна – это вовсе не попытка заработать на древесине, а расчистка пространства под строения и дороги и дорожки. Кто же строит и что?

С этим вопросом мы обратились к Даниле Урдину, главе отдела экологии городской администрации, который пояснил нам, что огороженный зеленым забором лес относится к гослесфонду и взят в аренду под рекреационные цели. То есть лес, по сути, государственный, а правом его аренды распоряжается министерство экологии области.

Раз так, то должен был быть проведен аукцион. В надежде найти документы этого аукциона, мы посетили сайт министерства, предварительно выяснив, к каким кварталам какого лесничества относится огороженный участок.

И аукцион нашелся. Согласно выложенным на сайте документам, аукцион на право аренды ряда лесных участков проводился 5 ноября 2008 года. Среди лотов оказался и огороженный ныне участок. Но не он один. Оказывается, в тот же день разыгрывалось право долгосрочной аренды ещё двух участков в Заволжском лесу. Помимо огороженного ныне участка в 14 Га разыгрывалось право аренды участка в 10,6 Га севернее первого, а также небольшой участок северней, за новым городом. Целевое назначение всех трех участков – рекреационное.

Аукцион был успешно проведен, и участки были отданы победителям по номинальной цене. Иначе и быть не могло, так как на два самых крупных лота было лишь по одному реальному претенденту. В итоге берег Волги от парка 40-летия ВЛКСМ до спуска за “Зарей” достался двум ООО – «Шангрила отель» и «Я плюс», а участок за Новым городом – ООО «Юрманский пляж». За право вести «рекреационную деятельность» на условиях аренды юридические лица обязались уплатить, соответственно, 692, 914 и 46 тысяч рублей в год.

Думаем, читатели уже догадались, что все три ООО принадлежат одному лицу. Если верить реестру юридических лиц, это лицо – И***** Р***** Р********, широко известный в городе человек, директор компании «А*****», владеющей кинотеатрами «***» и «***». Именно ему в ноябре 2008 года фактически и достался весь заволжский лес около побережья.

Стоит отметить, что арендодатель, подписывая договор аренды лесного участка, берет на себя довольно серьёзные обязательства по его содержанию. Среди прочего это и обязательство «проводить мероприятия по благоустройству прилегающей территории (100-метровой полосы по периметру)». По-видимому, свежие просеки по периметру забора – это и есть это самое «благоустройство прилегающей территории». Кроме того, в обязанность лесопользователю вменяется уход за минерализованными полосами и уборка сухостойных и зависших деревьев, уборка захламленности. Наверняка хорошо заметные на снимке со спутника появившиеся на огороженном участке «проплешины» – это и есть «уборка захламленности», хотя каждому ясно, что вся эта «уборка» – просто подготовка площадок под застройку.

По словам Данилы Урдина, по закону арендодатель вполне может строить в лесу «временные» сооружения до трех этажей высотой. Какие это будут сооружения – вопрос уже второй. Давать им оценку – уже не дело экологов.

Опыт показывает, что строить в таких случаях можно без оглядки на какие-либо проверки, так как никаких конкретных критериев «временности» или «капитальности» попросту не существует. Так что за зеленым забором может оказаться всё что угодно – от легких беседок до коттеджей.

Для примера стоит сказать, что в те годы разыгрывалось очень много аукционов на право аренды лесных участков на побережье. «Развитие» некоторые из них получили весьма странное. В базе ульяновских риэлторов, например, можно найти предложения о продаже коттеджей за несколько десятков миллионов рублей на берегу Волги в лесной зоне. Мы просмотрели аукционы по аренде лесов под рекреационные цели в Чердаклинском районе, и с высокой степенью уверенности можем сказать, что эти коттеджи – те самые «временные постройки до трех этажей».

И само собой все подобные объекты огорожены заборами, что является явным нарушением Лесного кодекса, согласно которому никакие арендаторы не в праве препятствовать свободному доступу людей в лес.

Назвать всё это можно одним словом – бардак. Увы, но почти законный. На практике оказывается, что расторгнуть подобные договоры весьма непросто. Как рассказал нам глава областного Госэконадзора Константин Долинин, в подобных случаях трудно разобраться, кто и за что должен проверять арендаторов. С одной стороны, всё лесное хозяйство находится в ведении министерства экологии области, за соблюдение норм по охранной полосе водоёмов отвечает Росприроднадзор, т.к. реки находятся в федеральной собственности, Госэконадзор вправе проводить проверки тоже только в рамках своей компетенции.

Но даже если какая-то из проверяющих структур найдёт нарушения, то расторгнуть договор на основании несоблюдения арендатором условий содержания лесного участка можно только на основании судебного решения. Для него, впрочем, надо не так уж и много – забора, возможно, будет уже достаточно.

Отметим, что ООО, владеющее огороженным участком, в 2009 году министерство проверяло. Судя по всему, нарушений в пользовании лесным участком у организации выявлено не было. Но даже если бы нарушения тогда нашлись, то вряд ли это бы что-то изменило.

Причина, мы думаем, понятна каждому – подобные арендные схемы с городскими зелеными зонами попросту невозможны без прямого попустительства чиновников высокого ранга. Думаем, что за подписью тогдашнего министра экологии области Кублика под договором аренды скрыто много таинственного.

В этой связи не будем делать никаких утверждений, а просто спишем отдачу заволжского леса в аренду на теоретическую «общественную несознательность» тогдашнего министра. Это самое мягкое выражение, которое мы смогли придумать для ситуации, когда в аренду одному(!), по сути, человеку отдаётся огромный кусок леса, служащего любимым местом отдыха жителей целого района города.

Но, увы, после драки руками махать поздно. Вопрос в другом – как же сделать так, чтобы за «общественную несознательность» особо одаренных чиновников не приходилось расплачиваться нам?

Работающего механизма нет – что сделано от лица государства, то сделано. Единственный способ – создать такие условия, чтобы при всём желании «общественная несознательность» не стала антинародной. В прошлом году, когда впервые поднимался вопрос о создании новых особо охраняемых природных территорий в области, мы предлагали рассмотреть вопрос о придании заповедного статуса всем ещё не застроенным прибрежным лесам вдоль Волги, особенно в левобережной части. Подобное решение поставило бы непреодолимый препон перед возможными «несознательными» чиновниками и берег Волги гарантированно остался бы доступным для всех.

Сейчас же остаётся уповать лишь на контролирующие организации. В ближайшие дни на место, огороженное зеленым забором, поедут инспектора Госэконадзора – искать нарушения. Мы постараемся попасть на территорию вместе с ними и будем держать наших читателей в курсе событий.

Оцените новость:
  • (9 голосов, средний: 3.67 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...