Контрольная зачитка

22 июня 2011 Аналитика Dinika

Вчера представители фракции ЛДПР в Государственной Думе вышли с инициативой об отмене легендарного закона об экстремизме. «Девятилетняя практика применения этого закона говорит о том, что исполнители в силовых органах превратно понимают вопросы обеспечения безопасности страны, нередко нарушая права и свободы граждан», – говорится в пресс-релизе партии. Почему либерал-демократы выступили с этой инициативой именно сейчас? Ответ оказался прост – к концу квартала по всей России проходит волна «противодействия экстремизму». Увы, но это противодействие выглядит в подавляющем большинстве случаев бессмысленным.

Так, о первых «экстремистах» прокуратура Ульяновской области сообщила ровно неделю назад – ими оказались сотрудники областной научной библиотеки. Мы неспроста поставили слово «экстремисты» в кавычки – с милыми библиотечными женщинами это слово как-то совсем не вяжется. Может, это лишь тщательно продуманное прикрытие для разжигания среди посетителей читального зала межнациональной розни или для пропаганды «исключительности, превосходства либо неполноценности» марсиан-исламистов в буфете? Увы, но раскрытием мирового заговора или хотя бы занимательным детективом прокуратура не порадовала – в библиотеке всего лишь нашли запрещенную литературу. Книги «Застольные разговоры Гитлера» и «Геббельс Йозеф. Дневники 1945 года. Последние записи» с января месяца числятся в списках экстремистских материалов. Всего в этом списке более 800 наименований «продукции» – от слоганов, песен и листовок до собраний сочинений и фильмов. По идее, в каждой библиотеке должен быть этот список, причем в последней редакции, по которому и надо регулярно «чистить» фонды. В противном случае неминуем рейд и, как минимум, вынесение предписания или штраф за распространение экстремистских материалов.

Для полноты картины стоит отметить, что под горячую руку борцов с экстремизмом попала не только наша ульяновская научная библиотека, но и целый ряд подобных учреждений по всей России. Причем далеко не в первый раз – «контрольные зачитки» проводятся с завидной регулярностью. Мы просмотрели новости и сделали вывод, что основным поводом для визита сотрудников прокуратуры или УВД в библиотеки является… конец квартала.

С местным центром по борьбе с экстремизмом активно контактировал и контактирует ульяновский правозащитник Игорь Корнилов, который подтвердил нашу смутную догадку о плановости проверок. По его словам, несмотря на то, что никаких планов по борьбе с экстремизмом «сверху» не спускается, отчетность никуда не девается. Судя по всему, отчетность эта ежеквартальная, так как действительно в конце каждого третьего месяца появляется масса новостей про эффективное «противодействие».

Тут самое время вспомнить про инициативу ЛДПР, которая весьма грамотно была высказана именно сейчас, в самый, судя по всему, разгар борьбы с экстремизмом. Отклик гарантирован, да и аргументация противников закона на новостном фоне выглядит гораздо более внушительно.

Действительно, с тем, что «исполнители в силовых органах превратно понимают вопросы обеспечения безопасности страны», если говорить о проверках в библиотеках, спорить сложно. Да и в разрезе составления списка запрещенной литературы тоже. На запрос к Яндексу по фразе «Застольные разговоры Гитлера, скачать» вываливается несколько сотен ссылок. Читай – не хочу, в любом формате, для любого устройства. То же и с геббельсовыми «Дневниками», да и вообще с почти всей литературой и музыкой из «экстремистского» списка. При нынешней доступности Интернета и информационной открытости вопрос о чтении или прослушивании запрещенного скорее будет лежать в сфере этики или морали, а не в сфере разрешений или запретов. Не думаем, что желающий, скажем, почитать «Майн Кампфт» в оригинале побежит это делать в читальный зал библиотеки. Кстати, основное сочинение Гитлера в «экстремистском» списке оказалось лишь в прошлом году, многие библиотеки этот момент пропустили. Были предупреждения и штрафы… В общем, как не смотри на ситуацию, получается, что к реальной борьбе с реальным экстремизмом поиски в хранилищах библиотек отношения имеют крайне мало. Хорошая иллюстрация для идеи ЛДПР.

Но, оказывается, что и с точки зрения закона у подобных методов повышения показателей по борьбе с экстремизмом есть масса недостатков. Большинство из тех, кого обвиняли по подобным вышеописанным предлогам, предпочитали не связываться и просто заплатить 2000 рублей штрафа. Но нашлись и более упертые либо грамотные. Так, прокуратура Омской области судится сейчас с библиотекой, которая отказалась выполнять предписание и убирать запрещенные книги. Причина проста – по закону о библиотечном деле библиотека обязана хранить фонды в целости и сохранности, а про уничтожение по причине наличия в единицах хранения признаков экстремизма там не сказано ничего. А значит, возникает противоречие, которое и должен будет разрешить в ближайшее время суд.

Аналогичная ситуация произошла недавно и в Ульяновске. Во время контрольной закупки в комиссионном магазине «Коллекционер», что на улице Федерации в Ульяновске, среди выставленных на комиссионную продажу вещей были найдены марки (5 штук) и тарелки с изображением нацисткой символики. Как рассказал нам владелец магазина Александр, представитель центра по борьбе с экстремизмом пришёл в магазин в гражданской одежде и попросил несколько предметов для фотографирования. Участковый находился в это время за дверью. Александру было предложено отдать предметы, он отказался (так как предметы, по сути, не его) и потребовал составления протокола. Далее всё пошло по накатанной – обвинение в «пропаганде», 2000 рублей штрафа… Но Александр не успокоился и обжаловал решение – в четверг в суде Ленинского района состоится заседание по его делу. Мы посоветовались с юристами и пришли к выводу, что у Александра есть все шансы выиграть дело.

Но дело не в этих единичных случаях, а в системе. В том же пресс-релизе ЛДПР указано, что существующий закон об экстремизме позволяет трактовать его настолько широко, что при необходимости можно привлечь к ответственности практически каждого. При этом с весьма широкими возможностями по наказанию. «Содержащиеся в законе (прим. «О противодействии экстремистской деятельности») нормы об ответственности за экстремистскую деятельность имеют такую юридическую конструкцию, при которой привлечение к ответственности невозможно без применения иных законодательный актов (в частности, УК, КоАП). В свою очередь, применение этих актов в части ответственности по конкретным составам правонарушений не требует использования правовых норм Федерального закона», – отмечают депутаты фракции ЛДПР.

Добавить тут действительно нечего – закон во многом превратился в инструмент по контролю над неугодными для власти и способом легкого и быстрого улучшения отчетности для силовиков. Но стоит ли его отменять?

Если его применять так, как в вышеописанных случаях, и вместо реальной борьбы с существующей угрозой сводить всё к «пролистыванию» библиотек и «шерстить» коллекционеров, то, действительно, прока от закона ноль. Тот же Игорь Корнилов говорит, что закон вполне может реально работать – главное, чтобы с его помощью работали компетентные люди. А таковых, по словам Корнилова, в УВД не хватает. А значит, остаётся работать на отчетность, а для этого есть проработанный общероссийский опыт – библиотеки, коллекционеры, антикварные магазины, музыкальные развалы…

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...