Готов, рэпперов и эмо учат жить дружно

08 Апр 2011 Общество Dinika

В Ульяновске прошел семинар для классных руководителей городских школ «Молодежные субкультуры», в ходе которого педагоги обсудили технологии работы с подростками-представителями различных молодежных субкультур. Обсуждение коснулось в основном относительно безобидных субкультур, например, эмо и рэпперов, однако все большее распространение, в том числе и в Ульяновске, получают действительно опасные молодежные субкультуры и организации – политические, философские и т.д.

Участники семинара – классные руководители средних школ города – проявили большой интерес к теме. «Каждый из нас в своей работе сталкивается с детьми, которые относятся к той или иной молодежной субкультуре. Как их вовлечь в жизнь класса и использовать скрытые таланты подростков на благо школы и их самих?» – задались вопросом организаторы семинара – управление образования мэрии Ульяновска и средняя школа №72.

На семинаре были озвучены данные исследований. Так, вопреки распространенному мнению, что подростков интересует только отдых, лишь 7 процентов из них считают его важнейшей составляющей своего досуга. 15 процентов ценят общение с близкими по духу людьми, 11 процентов ищут почву для развития своих способностей. Также подростки говорят, что деятельность официальных организаций досуга им не интересна, а в ряде случаев их посещение просто недоступно.

«Так как система ценностей в данном возрасте подвижна, то подростки особенно сильно подвержены влиянию извне – семьи, школы, СМИ, молодежных организаций и стихийных групп. В подростковом возрасте происходит ломка всего привычного для ребенка, появляется интерес к мировоззренческим вопросам, поэтому формированию убеждений нужно придавать особое значение», – рассказали собравшимся специалисты. Они выделили причины популярности молодежных субкультур: потребность в энергетической разрядке, эмоциональной адаптации, критичность, отвращение к излишней опеке, колебания характера, потребность в значимости и популярности, в друзьях, необходимость быть в чем-то необычными, конфликты в семье или школе, протест и т.д.

«Безусловно, положительное влияние субкультур – это облегчение процесса общения со сверстниками. Но есть и минусы – они ограничивают кругозор, обостряют взаимоотношения между сверстниками, порождают социально нежелательные проявления – курение, алкоголь, мат и т.д.», – рассказала выступавшая на семинаре педагог-психолог.

Доказательством общественной негативной оценки субкультур стали и мнения классных руководителей, участвовавших в семинаре: в ходе мини-опроса оказалось, что они в субкультурах видят больше плохого. Но и хорошее тоже: «Я классный руководитель 7-го класса. Пока мои ученики еще явно не принадлежат к тем или иным субкультурам, но я уже морально к этому готовлюсь. Вижу в этом положительное – самоопределение, например. Если у человека волосы другого цвета, это не означает, что он плохой. Не надо впадать в крайности, которые, конечно, бывают. Но в основном, это не так плохо. Кроме того, субкультуры сплачивают ребят». Если это не выражается в антиобщественном поведении, добавили педагоги.

Учителя рассказали, что, хотя ребята носят школьную форму, по той или иной атрибутике видно, кто к какой субкультуре принадлежит. В большинстве случаев, это все же проходит. «Например, пришедшая к нам в школу два года назад девочка-эмо, сегодня активно участвует в самоуправлении школы, и мало что напоминает об ее эмо-прошлом. В каждой школе есть эмо, рэпперы и т.д., но не все так ярко выражены. Они такие же, как остальные дети – и с ними тоже нужно работать. Кто, если не классный руководитель, сделает это. Важно использовать способности детей в правильном русле, например, на сцене, – посоветовали педагоги. – Мы стараемся не принуждать детей. Они пробуют разные роли, к примеру, участвуют в разных представлениях, ставят мюзиклы, придумывают мероприятия ко Дню толерантности и многое-многое другое».

Школьный психолог посоветовала педагогам, а также родителям и сочувствующим сверстникам избрать верную психологическую тактику при столкновении с той или иной молодежной субкультурой: «Не паниковать, не бояться, не запрещать, не игнорировать, не оскорблять кумира подростка, не обвинять во всех смертных грехах, не преуменьшать важность его увлечений. Учить принимать самостоятельные решения, иначе они будет подвержен чужому мнению и влиянию. Учить говорить «нет». Не терять контакта с подростком, подчеркивать его сильные стороны, таланты. Анализировать, собирать информацию о субкультуре. Использовать увлечения подростка во благо».

Дети никому не нужны

Но ведь помимо сравнительно безобидных эмо и рэпперов существуют и действительно опасные молодежные субкультуры и организации – политические, философские и т.д. Подростки втягиваются и в их ряды, в том числе и в Ульяновске. По мнению правозащитника Игоря Корнилова, распространение молодежного экстремизма связано с уровнем жизни населения: «Ведь в лицеях и гимназиях этого меньше, на окраинах же – зона неблагополучия. Опасность представляют организации скинхедов, НСВП и другие. Туда попадают дети даже с десяти лет, многие вооружены. Бороться с ними тяжело – нередко они являются не сторонниками проведения различных акций, а предпочитают прямые действия, в том числе насильственные. Не всегда можно по внешнему виду определить, что подросток принадлежит к той или иной субкультуре или организации. Но, к примеру, скинхеды, уделяют большое внимание внешней стороне – атрибутике, одежде и т.д.».

Низкий уровень жизни и плохая организация досуга молодежи только усугубляют положение. Например, ситуация с кружками на деле не всегда оказывается безоблачной – они не становятся спасением по причине все того же низкого уровня жизни, так как родители не могут оплачивать занятия своих детей. Вариантов у подростков кроме улицы практически не остается. «Они привыкли собираться в стаи, что заложено природой. Подростки в основном собираются по интересам, и нередко между ними возникают конфликты. Так называемые агрессивные субкультуры «защищают» подростка: в них ребенок чувствует себя защищенным. Милиция же не будет его защищать, пока преступления в отношении него не было совершено. В итоге получается, что дети никому не нужны».

Игорь Корнилов отметил, что у нас нет программы, которая бы защищала детей в различных ситуациях. Власти говорят о том, что пытаются решить проблему путем создания подростковых организаций, которые будут бороться с экстремизмом, при этом говоря о толерантности. На деле же получается противодействие этому явлению. «Мы в нашей организации (ульяновская правозащитная организация «Правовой фонд» – прим. автора) используем другой подход – стараемся изменить сферу интересов и увлечений подростков. Мы не говорим, что тем, чем они занимаются, это плохо – это бесполезно. Мы предлагаем поучаствовать в другой деятельности – поиграть в футбол, сходить в поход и т.д. и использовать их способности в этом русле, то есть замещаем круг интересов», – рассказал правозащитник.

PS. Информация для размышления. Наглядным примером такого подхода стал и рассказ одного из педагогов. Подросток увлекся одним из политических движений и активно участвовал в его «подпольной» деятельности – писал на стенах лозунги, клеил листовки. При этом внешне агрессивностью не отличался, но поделиться ни с кем, кроме учителя, своей второй жизнью не мог, друзей у него в классе не было. Учитель же занял нейтральную позицию – не критикуя и не навязывая свое мнение, понимая, что этим он только сделает хуже. Пока подросток был его учеником, педагог разговаривал и даже дискутировал с ним, но не напрямую о его ситуации, а о смежных темах и в целом о жизни, видя, что ребенок находится на пути самоопределения. Со временем, молодой человек «остепенился», отслужил в армии и устроился на работу, до сих пор вспоминая добрым словом учителя, не «заклевавшего» его нотациями и осуждением.

Юлия Узрютова.

Оцените новость:
  • (7 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...