Тайны рудников + видео

04 марта 2011 История Dinika

Сегодня Сланцевый рудник – одно из престижнейших мест в окрестностях Ульяновска. Это неудивительно – стоящий на берегу Волги в живописной лощине поселок никак не мог остаться без внимания богатых горожан. Благо, несколько десятков лет назад от трассы Ульяновск-Ундоры до поселка протянули отличную асфальтированную дорогу. Но 90 лет назад всё было иначе…

На месторождения горючего сланца в области впервые обратили внимание ещё в 1768 году. Экспедиции Лепехина и Палласа исследовали Городищенский разрез и среди прочего описали и сланцевые горизонты.

Тот факт, что водораздел Волги и Свияги сложен в основном осадочными породами юрского периода, широко известен. При некоторой доле фантазии можно даже сказать, что мы ходим в буквальном смысле по коллективному кладбищу древних организмов. Не являются исключением и горючие сланцы, которые образовывались благодаря тому, что погибшие водоросли и микроорганизмы юрских морей осаживались на дно. Примерно по такому же сценарию образовывалась и нефть, но сланцы значительно моложе – им «всего» 120 – 150 миллионов лет.

До начала XX века сланцы интересовали исключительно ученых, причём с чисто научной, а не прикладной стороны. Ситуация изменилась с приходом советской власти, когда новое государство стало испытывать явные и серьёзные проблемы с поставками нефти и каменного угля. Тогда-то и было решено обратить внимание на местные ресурсы, которые можно было бы использовать для отопления. В нашей области таковыми оказались торф и сланцы. Торф стали активно добывать в пределах нынешнего Барышского района, используя его для привода паровых машин на ткацких фабриках, а также для отопления. Добывали торф достаточно кустарным способом, применение машин для нарезки и брекетирования было весьма ограниченным. Но даже такой кустарный подход смог серьёзно улучшить ситуацию – топливо добывалось реально малыми силами, практически без капитальных затрат. Были надежды, что удастся повторить такой же ход и со сланцами.

В 1918 году для исследования сланцев была снаряжена геологоразведочная экспедиция под руководством Бутова. Исследования показали, что горючего сланца достаточно, но добывать его открытым способом невозможно. Надежды на то, что удастся получить дешевое топливо без серьёзных вложений, стали таять. Но от идеи не отказались. В итоге было принято решение всё-таки разрабатывать месторождение.

Для понимания возникших при разработке сложностей, стоит остановиться на особенностях залегания сланца у нас в области. Пласты, которые можно разрабатывать, сравнительно невелики – их мощность нигде не превышает трёх метров. При этом пласты неоднородны – их можно представить как слоеный пирог, где сланец перемежается слоями вязкой глины. Кроме того, из-за расположения залежей на водоразделе, высок уровень грунтовых вод. Всё это полностью исключает открытую добычу – необходимо рыть штольни, лишь кое-где обходясь открытыми шахтами.

Так и поступили в 1920 году, начав разработку Ундоровского рудника (около Городищ). Добыча шла со стороны берега в направлении сланцевого горизонта, которые залегает в разных местах месторождения на глубинах от 3 до 300 метров. Естественно, что механизация процесса была минимальной – большинство работ проводилось просто с помощью лопаты. Тем не менее, добыча была налажена достаточно быстро – добытый сланец с помощью вагонеток вывозился из шахт и грузился на баржи. По некоторым сведениям была даже проложена узкоколейка Ульяновск-Ундоры, но никаких её следов – ни на местности, ни в документах, мы не нашли.

Постепенно масштаб добычи увеличился. Были открыты ещё два рудника – центральный (ровно между Ундорами и Поливной) и Захарьевский – в устье Волчьего оврага. К 1924 году именно этот рудник стал давать наибольший объём добычи, при нём вырос рудничный поселок, через поле была проложена дорога.

Но через год все три рудника закрыли. Причина оказалось простой – на государственном уровне решили базовые проблемы с нефтью и углём, и добыча сланца оказалась нерентабельной. Тут стоит отметить, что теплотворная способность горючих сланцев составляет не более 3,5 кВт, что в два раза ниже, чем у каменного угля и в три раза – чем у сырой нефти. У наших сланцев теплотворная способность ещё хуже– в среднем 2 – 2,5 кВт, что даже значительно ниже, чем у сухих березовых дров. В итоге затраты труда на добычу стали несопоставимы с результатом, тем более, что все самые удобные пласты к этому времени почти выбрали.


Ситуация изменилась с появлением бесплатной рабочей силы, проще говоря – зеков. Вполне возможно, что какое-то время хозяйство рудников входило в систему ГУЛАГ, но подтверждающих данных этому мы не нашли. Впрочем, то, что использовался труд заключенных – факт неоспоримый. Их труд вновь сделал добычу рентабельной, и в 1930 году рудники открылись вновь, просуществовав до 1937 года. К этому моменту стало активно разрабатываться сызранское месторождение сланцев, теплотворная способность которых оказалась значительно выше, чем у сланцев из наших месторождений. Естественно, что два месторождения в Среднем Поволжье разрабатывать большого смысла не было. Но это официальная версия. Существует и другая. По словам старожилов, в 1935-1937 годах в рудниках произошёл ряд диверсий, что и стало причиной их закрытия. Вполне возможное предположение, если учесть, что к этому времени протяженность шахт исчислялась уже километрами, и завалить их не составляло большого труда.

Но на этом история рудников не закончилась. В 1942 году войска Вермахта захватили Донбасс. Перед страной вновь встала энергетическая проблема, решать которую в Среднем Поволжье стали проверенным способом – расконсервировав сланцевые рудники. На их разработку согнали шахтеров со Шпицбергена, пленных эстонцев, а также местное население. Были заложены новые шахты для добычи из неистощенных горизонтов. Но продолжалось это недолго – через год рудники были окончательно закрыты. Именно на это время приходится знаменитая спецоперация НКВД по работе с волжскими подземельями, когда были отправлены в небытие практически все лежащие у Волги брошенные и рабочие рудники и природные пещеры. Причина была простой – в Москве получили сигнал, что в подземельях укрываются дезертиры, мародеры, преступники и прочие сомнительные элементы. В итоге по Волге отправился спецотряд НКВД, который взрывал входы в любые подземные пустоты. По этому поводу у местных существует особая легенда. Якобы в старых неразрабатываемых штольнях активно делались нычки. Вполне может быть, ведь надежней тогда придумать что-то было сложно. Но интересней другое – отряд НКВД взрывал входы безо всякого обследования. По словам немногих наших земляков, помнящих те времена, в старых шахтах вполне могли действительно оставаться прятавшиеся люди. Если это так, то их судьбе не позавидуешь – быть погребенным заживо – это страшная участь.

Впрочем, вполне может быть, что взорвали тогда далеко не все входы. По данным геологов, в части рудников добыча на местные нужды велась до 1947 года, но уже не в захарьевских рудниках, а в центральном. Если это так, то в истории добычи сланцев именно 1947 год можно обозначить как последний.

Но рудники давали о себе знать и позже. Несколько раз оползни обнажали покореженные железки, элементы бетонных конструкций, рельсы. В 80-х годах довольно долго над обрывом в районе центрального рудника даже торчала почти целая вагонетка. В начале 90-х большой оползень у Сланцевого рудника обнажил даже бетонированный вход в шахту. Его можно наблюдать напротив поселка до сих пор. Там же в изобилии присутствуют и другие артефакты – бетонные глыбы, металлические элементы подъёмников и т.д. Но других следов рудников уже не осталось. Несколько раз энтузиасты пытались найти подземные пустоты, вентиляционные выходы шахт – хоть что-то, что позволило бы раскопать вход в шахту или штольню, но все поиски оказались безрезультатными – всё давно обсыпалось и размылось из-за образования Куйбышевского водохранилища, создавшего подпор грунтовым водам. Так что все тайны рудников скорее всего так и останутся неразгаданными…


Видео-рассказ:


Комментарии Александра Брагина:

Оцените новость:
  • (11 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...