Информационный сапог пнул Чердаклы

10 Фев 2011 Колонка редактора Dinika

Сегодня мы ездили в районный поселок Чердаклы в семью, ситуация в которой благодаря правозащитникам стала известна ульяновским блоггерам, которые и «поставили её на вид», как сказали бы в своё время на комсомольском партсобрании. Кратко напомним суть истории – в Чердаклах в щитовом доме живёт женщина с двумя детьми-инвалидами. Женщина, естественно, не работает, живут на пенсии детей. В совокупности это 12 тысяч рублей. Конечно, этих денег явно не хватает, живут, как говорится, на хлебе и воде. Некоторое время назад в доме пропало отопление, провалилась крыша и т.д. В итоге почти всю зиму семья жила отапливаясь открытой духовкой под падающими с потолка кусками стекловаты из проломов в перекрытиях. Условия, конечно, мало совместимые даже не то чтобы с нормальной жизнью, а вообще с жизнью.

В не столь далекой древности (на севере страны вплоть до середины XX века) в деревнях существовал своеобразный обычай – помочи. Знаменитый исследователь северного крестьянского быта В.Белов называл помочи одним из главнейших ритуальных действ в среде крестьянства наравне со сходами, гуляньями и ярмарками.

Смысл помочей прост – если нужно сделать какое-то большое дело, то его делали сообща. Например, вся деревня собиралась для того, чтобы срубить гумно или дом. Работы каждому доставалось сравнительно немного, но зато перепадала редкая возможность близко познакомиться с соседями, узнать, кто есть кто, ведь, как известно, ничто не сплачивает лучше, чем общий труд. Заканчивались помочи общим застольем, сказами-былинами, а часто и плясками.

Белов не зря назвал помочи действием для крестьян ритуальным – общинный дух взаимопомощи ковался именно через такие ритуалы. И умер вместе с крестьянскими общинами.

Сегодня мы ездили в районный поселок Чердаклы в семью, ситуация в которой благодаря правозащитникам стала известна ульяновским блоггерам, которые и «поставили её на вид», как сказали бы в своё время на комсомольском партсобрании. Кратко напомним суть истории – в Чердаклах в щитовом доме живёт женщина с двумя детьми-инвалидами. Женщина, естественно, не работает, живут на пенсии детей. В совокупности это 12 тысяч рублей. Конечно, этих денег явно не хватает, живут, как говорится, на хлебе и воде. Некоторое время назад в доме пропало отопление, провалилась крыша и т.д. В итоге почти всю зиму семья жила отапливаясь открытой духовкой под падающими с потолка кусками стекловаты из проломов в перекрытиях. Условия, конечно, мало совместимые даже не то чтобы с нормальной жизнью, а вообще с жизнью.

Информационный шум, поднятый правозащитниками и блоггерами, возымел своё действие, власти начали шевелиться. На место съездили чиновники разного уровня – от областного до районного и, получив втык, развернули хоть какую-то деятельность. Сегодня на месте уже работала бригада, подшивающая потолок ДВП, утепляли крышу минватой, поменяли газовую подводку, завтра будут заливать фундамент под котёл и варить отопительные регистры… В общем, активное шевеление заметно. Да и контроль на лицо – при нас дом два раза посетили различные проверяющие из местной поселковой администрации – проверяли ход работ. Впрочем, можно было обойтись и без этого – работники оказались практически соседями горемычной семьи. Угол поселка (так называемый поселок мостоотряда) небольшой, и все друг друга знают. Поэтому и относятся друг к другу с пониманием. За те несколько часов, что мы были в доме, навестить хозяйку по разу приходили почти все ближайшие соседи. Хозяйка рада и вниманию на уровне «посмотреть, дать совет». Единственное, что смущает работников – это необходимость успеть до приезда губернатора, которого с инспекцией ждут 15-ого. Впрочем, «дамоклов меч» губернаторского ока – далеко не главный мотиватор для работы. Видно, что мужики действительно жалеют хозяйку и хотят помочь. Конечно, не за бесплатно…

Получается идиллия, не правда ли? Но если копнуть глубже, то эта идиллия оборачивается своей обратной и весьма противной стороной. Подобных семей в области и стране тысячи и десятки тысяч, все они (за редким исключением) живут среди людей. Соседи каждый день видят всё – трудности и заботы сложных семей всегда налицо. Кто мешает просто взять и помочь? Ответ простой – трудность объединения. Практика показывает, что один человек способен на сочувствие, два – на сопереживание, а реальная помощь начинается, когда её решают оказать как минимум несколько человек. Только в этом случае становится возможным преодолеть инерцию безразличия и перейти от слов сочувствия к реальным делам.

Кто мешал соседям помочь той же Анне (хозяйке) и её детям? Её жизнь у всех на виду, а, как показала практика, для реальной помощи надо не так и много – несколько десятков тысяч рублей и пару дней бригадной работы. Но никто не помог, более того – соседи, которые отлично все между собой ладят, не могут даже собраться и самостоятельно подвести себе воду, просто пробурив скважину и сделав разводку…

Увы, но сегодня «помочи» даже ради общего блага попросту невозможны без «толкача» – общинный дух из нас выбит напрочь, свои заботы каждый ставит выше даже минимально общих дел. Но страшно даже не это, страшнее другое – то, что из под ног исчезает опора – надеяться на помощь просто нельзя. А значит, остаётся лишь привычно ругать власть.

Ругать, безусловно, есть за что – власти явно не шевелились, прекрасно зная о проблемах сложной семьи. И не шевелились бы и дальше, если бы их не пнули на том поле, которое для них гораздо важнее поля перед домом в Чердаклах с одиноким туалетом посередине, – на поле информационным. За историю уцепились блоггеры, власти начали работать – областные пнули районных начальников, районные – поселковых, поселковые – соседей, завезли материалы, ездят, проверяют… Помочи поневоле удадутся – сомнений нет, но социально активным блоггерам рано праздновать победу и ощущать себя как важный коллективный канал влияния на власть.

Этот канал может оказаться опасен – власти навсегда привыкнут работать только по кнуту – озвучили коллективно проблему, подняли информационную шумиху – хорошо, работаем. Нет шумихи – сидим, расслабляемся. Если будет так, то о всякой системной работе придётся забыть. Никто и никогда кроме общественников не будет специально выискивать трудные семьи и спокойно и без лишнего информационного шума и пиара им помогать, никто не будет целенаправленно чинить дороги, пока не будет «носом тыкнут в дырку» и т.д. А преимущества информационного общества в виде оперативности работы каналов передачи информации и её общедоступности могут легко стать его недостатками.

Самая страшная и неприятная информация приедается, а у человека, сидящего перед монитором, нет механизма её привязки к конкретной реальности. Если у нас убивают соседа, то нас это пронимает до глубины души, если же мы читаем в новостях, что где-то маньяк убил 500 человек, то для нас это лишь информация – одно из сотен подобных сообщений. Так же происходит и с любым информационным «кнутом». На эту тему в США не раз проводились исследования, которые показали, что уровень реагирования обратно пропорционален количеству информации. Опять же: убили одного – трагедия, убили тысячу – информация.

История с семьей из Чердаклов показала, что механизм воздействия на власть на «гражданском» информационном поле работает, но, очевидно, все проблемы так не решить – инструмент со временем затупится, помочи были намного лучше… А самое главное – не зависели от власти. Если говорить аллегориями – это был не кнут для понукания плотника, а топор в его руках.

Завтра к Анне и её детям наверняка опять приедут высокие гости, «закрывающие проблемы» в ручном режиме. Подтолкнутые по цепочке «вертикали» информационным «сапогом», разнообразные чиновники опять столкнутся всё с той же проблемой – необходимостью кому-то нести ответственность и решать-таки конкретные задачи. Делать то, что они должны делать в режиме полного «автомата». Но выходит «только если прямо»…

Интересно, что надежда на ручной режим управления ищет воплощения всё выше и выше. Сегодня даже по самым мелким бытовым проблемам и обидам мало кто ищет правды на сопоставимом уровню проблемы уровне (себя, соседа, дома, района, депутата). Писать полагается не меньше чем Путину или Медведеву или применять тактику информационного сапога. Это ли не показатель полнейшей неработоспособности тех механизмов, которые должны работать как хорошо отлаженные и смазанные часы?

Показатель, но опаснее другое – надеясь (и ругаясь) на власть, мы зачастую перестаём надеяться на себя, получая вместо помочей утробное молчание со стороны тех сфер, к которым мы обращаем наши просьбы или адресуем претензии. Вместо общности и единства хотя бы в малом, мы очень часто сталкиваемся с безразличием и холодным эгоизмом. В самих себе.

Оцените новость:
  • (6 голосов, средний: 4.50 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...