Яндекс.Метрика

Не останется ли Ульяновская область без своего меда?

Пчеловод Виктор Иванович Петухов встречает меня в Музее меда, что на Ленина 140, пряником и, конечно же, медом. Но говорить о том, как работают пчелы и появляется мед, он не спешит. Речь о другом. Еще немного, рассказывает Виктор Иванович, и Ульяновская область может и вовсе остаться без меда, и он не может молчать.

DSCN0559

Для начала – притча от Виктора Ивановича:

«Не знаю, быль ли это или выдумка. Но уж очень похожа на правду.

В период образования государства российского посольский приказ направлял послов в сопредельные страны, и везли они с собой то, чего было много, что можно было обменять на заморские товары.

В одном из эмиратов уж очень понравился эмиру мед.
– И много ли у вас меда?
- Очень много, – ответил посол. – Так много, что люди тонут в меду.
И рассказал:

…Шел мужик лесом да заплутал и понял, что домой сегодня уж не попадет. К тому же начался дождик. Стал он искать место для ночлега. Увидев дупло в большом дереве, мужик залез туда. Видит – сухо, тепло. Присел на корточки и уснул.

Уставши, крепко спал и не заметил, как стал проваливаться вниз. Проснувшись, испугался. Хотел, было, вскочить, да совсем увяз. Да так увяз, что до дыры, через которую влез, и дотянуться не может. Видя, что попытке вылезти тщетны, пригорюнился, предвидя смерть скорую. Ну, кто поможет? Звать помощь в лесу бесполезно: ну, кто услышит голос из дупла? Кричи не кричи, все одно бесполезно. Так день прошел, настала другая ночь, не спится мужику, деток вспоминает, мамку с тятей.

И вдруг слышит – кто-то скребется. Увидел мужик, как лезет в дупло медведь. Видно, медом решил полакомиться косолапый. Еще больше мужик испугался, было, да сообразил, схоронился, да как схватит медведя за уши, да как заорет! Медведь испугался, рванул назад и нашего мужика из медового плена и вытащил.

…Долго смеялся эмир.
- Будем с Русью торговать! Готовьте и везите мне меда!».

Виктор Иванович, бывший военный, родом из крупного уральского села Поташка, сейчас у него пасека недалеко от Ульяновска.

В Музее пчелы, меда и пчеловодства проводятся экскурсии, гостей угощают травяным чаем и медом. Но у его создателя – Виктора Ивановича Петухова – болит душа за большее. Музей он создал, про пчел рассказывает, а вот в корне ситуация в регионе такая, что местный мед скоро может исчезнуть с прилавков: его может заменить более доступный мед из других регионов и стран. Но обо всем по порядку.

DSCN0541

- Занялся пчелами, понравилось, смотрю – вроде получается. Пять семей купил – две фляги меда. А если десять – то четыре. И все закрутилось. А где деньги взять? Я в то время возглавлял областной совет Всероссийского совет общества охраны природы – я природу люблю. Два высших военных образования, мог говорить, рассказать, подготовить документы. То есть все мог. И вот я решил, что создам товарищество любителей пчел и на этом фоне все переведем в промышленное русло. Это было в 2002 году. Проводил всевозможные ремесленнические ярмарки, занимался охраной природы, защитой окружающей среды, выставками. И объявил подписку на создание пчеловодческого кооператива в городе.

- И люди пошли?

- Люди меня знали и начали мне сдавать деньги на развитие пасеки. Мы купили пасеку, и за вложенные деньги каждому человеку я отпустил мед по цене в два раза дешевле, чем на рынке. И все довольны. Потому что никакой банк таких процентов не давал. А люди готовы дать на хорошее дело. С тех пор у меня в голове укрепилась мысль, что пчеловодство – это достаточно выгодное дело, надо только серьезно им заниматься. И причем больших вливаний в это дело не надо. Но нужно трудиться. И возникла мысль, что надо как-то людей привлекать. Я поднял глубоко вопрос истории. В селе Поташка до 1925 года практически у всех были пчелы – кто не лодырничал. И я застал, когда в 1960 годы по праздникам ходили в гости, – обязательно в сенях стояла большая кадушка. И к чаю хозяйка выходила – набирала медку к столу. И чашка с медом на столе всегда стояла. Сегодня в Китае так – в каждом сельском доме две-четыре пчелосемьи. То есть так, как у нас было, они сделали. А у кого уже 20, тот там уже на промышленном уровне, он производит маточное молочко и поставляет его в Японию. Туда Китай сдает его полторы тысячи тонн ежегодно. В России сегодня на всех ярмарках есть мед с маточным молочком, да вот вопрос, откуда это маточное молочко, если нигде у нас его не производят!

- А почему?

- Так работать надо, говорят пчеловоды. А вот работать-то не хочется. А ведь можем.

Наш мед дороже китайского

- В чем главная проблема сейчас?

- Люди не понимают, что надо скооперироваться, чтобы работать не по старинке, а выйти на новый, современный уровень. Раз мы в капитализм пришли, то надо думать, как победить в конкуренции на уровне евростандартов.

- Что это означает?

- Ну, вот наш мед у каждого отдельного взятого человека очень хороший и, может быть, даже лучше немецкого, болгарского. Но вся беда в том, что в мире капитализма существует конкуренция, захват рынка – кто возьмет рынок, тот на коне. А наш мед не вписывается в технологическую цепочку переработчика. У Петра полтонны хорошего меда, у Ивана тонна хорошего меда, а у Сидора вообще три тонны хорошего меда – но когда этот мед закладывается в миксер, будет каша непонятного содержания. То есть надо сейчас разобраться, как сделать хороший мед в соответствии с евростандартом. Чтобы 20 тонн заливались в промышленные миксеры, фасовались в баночки с красивыми надписями, чтобы все было проверено. Как это сделать? Там же автоматы работают, это мировая практика. Это же 200 тонн в месяц выходит с цеха.

- У нас, получается, нет такого массового производства?

- Нет, ничего такого. Мы – это вчерашний день.

- То есть мы по-прежнему каждый за себя?

- Да, совершенно верно. Много лет я пытаюсь изменить технологическую цепочку – вроде все понимают, что надо, но никто не хочет взяться за это. Мне-то уже 70. Надо три-пять человек, которые бы меня поняли, которые бы знали, что такое евростандарт, рынок, мировая практика достижения нижайшей себестоимости каждого килограмма. Побеждает в мире тот, у кого производство дешевле.

- Такая ситуация по всей России?

- По всей России так. Но по-разному – где-то больше, где-то меньше. Ульяновская область была лучшей в Советском Союзе – вместе с Башкирией мы входили в Пчелопром. Алексей Николаевич Черников все это сделал. Но сейчас на столе наш ульяновский мед не у каждого. А почему? Да дорогой он очень. Он дороже китайского в три раза, аргентинского и канадского – в два раза. Да как мы можем выжить на мировом рынке, если он у нас дороже? Если финский пчеловод один с двумя сезонными рабочими делает больше ста тонн, то у нас таких пасек в три тысячи семей вообще нет. У нас есть 150-300. Всего в Ульяновской области 2,5 тысячи пчеловодов. Взять среднего нашего пчеловода – он может сделать 0,5-3 тонны. Что делать? Надо изменить технологическую цепочку. Я, продавая мед, делая ярмарки, пришел к выводу, что я ничего не добьюсь, если не сделаю музей как объект пропаганды, обучения и реализации.

DSCN0534

DSCN0558

DSCN0539

Но только лишь на обозначении проблемы Виктор Иванович не останавливается. У него есть решение, правда, медлить нельзя, говорит пчеловод.

- Как мед сделать доступным для граждан, чтобы он был на столе?

- У власти ошибочное мнение – они видят ярмарки, где много меда. А на самом деле, люди его не едят так, как надо физиологически, научно обоснованно. Для этого надо сделать много дешевого меда. Пчеловодство, кроме прочего, даст опыление, большую урожайность, занятость, занятость детей – они к этому будут приобщаться. Если пчеловода в процессе обучения на курсах обучить методике работы и привлечения ребенка к пчеле, то ребенок не будет ее сторониться, а будет к ней бежать. Этот надо объяснять. Тогда ребенок не будет сидеть в компьютере. Он видит, что это его деньги получаются, это его улик на пасеке, а это – мамин с папой. Чтобы он понял, откуда планшет у него. Чтобы он понял, что и он может заработать на него. То есть надо дать мотивацию. Да, мед у нас хороший, но в целом регион не выигрывает. Нам надо решить главную задачу – защиту нашего региона от импорта. Если в Кувае, Александрии, Тетюшах будет много своего меда, вы думаете, его туда откуда-то привезут? Нет. Значит, мы защитили рынок. Избыток меда приведет к тому, что он пойдет в город по другой цене, и люди его есть будут. Иначе рынок займет импортный мед или мед из других регионов. Вон, уже из Ростовской, Волгоградской областей привозят сюда мед – там покупают за 50-60 рублей, гомогенизируют, насыщают добавками и здесь продают за 400. И не будет у нас пчелы. Будем работать на другие страны.

- Как решить эту проблему?

- Через объединение пчеловодов, кооперацию, через внедрение новой технологической цепочки, по которой уже давно в мире делают мед, через приобщение государственных органов власти, Минсельхоза, в первую очередь, к процессу перевода на новые технические рельсы. Должна быть господдержка. Сегодня стоит задача – поднять уровень жизни на селе. Для этого дали деньги. Но никто из пчеловодов деньги на развитие не хочет брать. Все думают – меда мне хватит, детям я дом построил, две машины купил. Всё. Надо им рассказать, что мы неправильно идем. Что надо изменить ситуацию. Если не мы, то кто продвинет пчеловодство в Ульяновской области? Да, кто-то не справится, но все равно это будет. А для нас будет поздно. Потому что капитализм – это такая вещь, и надо объяснить, как эти деньги взять, как их использовать, выстроить всю эту цепочку. Это непростая работа. Можно сказать, что я один заменяю министерство сельского хозяйства в этой теме. Там дают деньги. Никто не берет. Нет мотивации, нет обучения. Надо обучить, дать понять, ввести в сознание человека, что так жить нельзя в новых экономических условиях. Тогда мы будем круче других стран. У нас потенциал большой. Но ульи и технологии у нас типа середины прошлого века, ничего не изменилось. Единицы продвинулись. Эти продвинутые люди и должны возглавить это движение. Это может делать только успешный молодой пчеловод. Надо молодежь подвигнуть в это дело. Никто не идет, потому что не понимает. Надо подвести к этому пониманию, что через 5-10 лет своего меда не будет. Мы сильно отстанем. Здесь надо включить также возможности НКО, тех сообществ пчеловодов, которые сообща себя продвинут и защитят. Вот человек чувствует, что у него есть какой-то ресурс, что он природу, пчелу любит, но не знает, куда обратиться – придите на курсы, мы все покажем, расскажем, поможем и научим, где купить хороших пчел, хорошую технологию, как работать с местной властью.

DSCN0545

Заведешь пчел – начнется другая жизнь!

- Например, человек решился. С чего нужно начать?

- Есть просто любители, у них 2-3 семьи пчел. Прекрасно. Так должно быть. И чем больше, тем лучше, тем больше вероятность, что мы защитим экологию нашей пчелы. Решен вопрос благосостояния, здоровья семьи, воспитания детей. И это маленькая пасека. Если есть родовой дом, надо к этому вернуться и не бояться. Идти и построить пасеку. Вначале 2, 3, 5 семей, а если получится, будет больше. Будет другая жизнь. Не надо будет лезть в шесть часов в маршрутку, толкаться на работу зимой и летом. Встал утром – а там 150 семей, пять миллионов пчел на тебя работают. Здорово ведь! Тяжело ли начать? Нет. Надо просто прийти на курсы пчеловода. Познакомиться. Или сделать Интернет-обучение. Люди в сельской местности смогут обучаться. Или же в клубе. Я найду хороших учителей и сам расскажу. Сегодня настала пора работать системно. Эту систему я выстроил пока на бумаге и в двух районах. Первое. В сельской школе должен быть класс пчеловодов. Я разработал документацию и защитил элективный курс. Я езжу в агитпоездах и говорю в местных администрациях – если у вас в школе не будет класса пчеловодов, то вы не говорите, что вы сделали все, чтобы повысить благосостояние на селе. Но это непросто. Нужен преподаватель. На одних энтузиастах далеко не продвинешься. Общественные организации должны разработать эти направления – выйти к министерствам образования, здравоохранения, сельского хозяйства и предложить эту программу. Это надо понимать, для этого надо одержимых людей. В нескольких районах уже есть такие люди. Мы обкатаем это на примере Тереньги, Карсуна, Малыклы, Вешкаймы. Этот пример через год начнет работать – другие увидят. И такие примеры есть уже сегодня – подвижническая деятельность пасеки Лопатина в Чердаклинском районе. Дети там обучаются. Но это же только в одном районе, а где остальные?

- А ведь пчелы – это не только мед.

- Да, есть еще одно упущение у нас в области, причем серьезное. Все знают, что пчелы – это мед. И всё! Больше на столе россиян других пчелопродуктов нет. Почему? Я распространил анкету среди пчеловодов, в которой среди прочих задал вопрос: «Сколько вы и ваша семья потратили денег на аптеку?». 9 из 10 написали «Ни копейки». Это ли не здорово! Значит, надо развернуть движение за производство пыльцы, перги, маточного молочка, трутневого гомогената и других лечебных продуктов на их основе. То есть повысить грамотность, как использовать продукты пчелы нашей местности. Первую цель каждый должен поставить перед собой – я хочу быть здоров сам, мои дети должны быть здоровы. Мы должны быть самодостаточны. Но мне ведь не под силу одному это все делать. Где специалисты сельхозакадемии? В Башкирии вопросами подготовки пчеловодов занимаются 29 учебных заведений, в Ульяновской области, кроме моих курсов, никто. Так как же мы можем в будущее смотреть? Башкирия в динамике развития. Там спланировано проведение в 2021 году Международного конгресса пчеловодов. Я хочу создать собственную площадку на этом конгрессе от имени Ульяновской области. И мы это можем. Чем мы хуже других регионов и стран?

Сейчас в Музее пчелы, меда и пчеловодства идет очередной набор желающих стать пчеловодами. Курсы стартуют 10 января. Телефон: 8-917-613-56-16 (Виктор Иванович Петухов). Сначала будут рассмотрены общие вопросы, затем непосредственно практические вопросы содержания пчёл конкретно в Ульяновской области. Такой информации нет в Интернете и ни в одной книге. Также важно, что вы познакомитесь с пчеловодами и станете частью общества пчеловодов в Ульяновске, всегда будет, кому задать вопрос. Будут рассмотрены вопросы содержания пчёл на даче, в деревне, создание полноценной пасеки и т.д. Группа ВКонтакте https://vk.com/ulpaseka

DSCN0532

DSCN0530

DSCN0529

DSCN0527

DSCN0525

DSCN0515

DSCN0514

DSCN0555

Юлия Узрютова

Оцените новость:
  • (9 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...