Украинские переселенцы. Кому спасать утопающих?

Представьте себе, что вы попали в другой город или даже страну. При себе у вас документы и одна сумка самых необходимых вещей. Вам нужно начинать новую жизнь. Куда вы пойдете? Что будете делать? Кто вам поможет? Большинство украинских переселенцев попали примерно в такую ситуацию.

IMG_2605

С начала 2014 года в Ульяновскую область прибыло более 6,5 тысяч граждан Украины. Часть из них уже уехали. Сейчас на территории области остаются, по данным УФМС, более 5,5 тысяч человек (из них более 1,5 тысяч детей).

«Как дают табульку, так сижу и плачу»

Темный и страшный подъезд девятиэтажки на Созидателей. Звоню в дверь. Открывает полноватая женщина лет тридцати пяти. Мы договаривались. Прохожу. Под потолком горит лампочка, тускло освещая заваленное вещами пространство и без того тесной прихожей.

- Мы приехали в Ульяновск 9-го июня. Из Донецкой области, город Енакиево, – говорит Светлана. Она приехала в Ульяновск с двумя детьми, двух и четырех лет, и матерью-пенсионеркой. – У нас там осталась квартира трехкомнатная. Сестра с братом остались там. Им спасать некого было. Когда стали дети погибать, мы и уехали.

- Вам кто-то помогал с переездом?

- Я искала группы, которые принимают беженцев в России. Познакомилась через «Вконтакте» с Оксаной, которая нас сюда перевезла. У нас там была проблема, что не платили зарплаты. Платили только детские – 1500 гривен, которые уходили за квартиру, и мамкину пенсию – 1700 гривен. Она вся уходила на еду, потому что резко все подорожало. А нас было 8 человек в семье. Вот Оксана помогла деньгами, Альбина из Москвы. Этих денег хватило, чтобы доехать до Ростова. Оттуда мы доехали до Канаша, нас встретили, отвезли в Ломы. Там нас семья приняла. Мы жили у них недели две. Но было не очень удобно. С детьми в бане долго не накупаешься, вода еле-еле шла, долго ехать до города, оформлять документы. Поэтому и уехали.

Пока она говорит, дети балуются, бросая клубки пряжи из одного угла комнаты в другой, в том числе и в меня. Процесс доставляет им истинное удовольствие. Работает телевизор.

- Из официальных органов вам кто-то помогал?

- Через пару дней после нашего приезда к нам пришел «Красный крест», принесли половину положенной нам суммы – 3600р. Потом надо было чеки собирать, мы собирали, но я их дома оставила, когда к ним пошла. Велели принести. Когда принесла, то сказали, что денег уже нет. Потом нам еще давали 6000 рублей. Но когда стали обходить больницу для получения временного убежища, отдали 2600 рублей своих денег. УФМС сказал, что «Красный крест» компенсирует. Звонили в «Красный крест», там сказали, что компенсации не будет. При регистрации, нам тоже какую-то фигню на две с лишним тысячи всунули, эти бумажки никуда не нужны оказались. Все лежит, все чеки. Только толку от этого.

В комнате обшарпанной советской «однушки» стоят три кровати, тумбочка с телевизором и электрокамин. Младший сын – Максим, переключает канал, удачно включая «Россия-24».

- Документы как оформляли?

- Капец! Сначала хотели маме оформить РВП (разрешение на временное проживание). Она рождена в России. В итоге нас отправляют на Украину, потому что у нее в паспорте ошибка. Замначальника ФМС помог, сказал, что примут документы, но только через временное убежище. Все это время мы жили с паспортом и справкой. Потом забрали паспорт и выдали удостоверение. По нему даже карточку не открывают. Я ее успела оформить, она лежит в Сбербанке, а получить не могу – без паспорта не выдают. Придется зарплату в кассе получать.

- А дальше куда поехали, после Ломов?

- Дальше Оксана через своих знакомых, перевезла нас в новостройку на Самарской, кажется, улице. Нам сказали, что дадут одну комнату, хотя в квартире было две. Ну, мы так и жили в одной. Потом Оксана через какое-то время приехала, спросила, почему мы в одной сидим? Как нам сказали, так мы и жили. Нам ее дали на 2 недели, а мы жили там месяц. Потом также через «Вконтакте» я помощь попросила, «Троицкая община» дала здесь на Созидателей квартиру. С условием, что живем до ноября. Ноябрь кончился, пока молчат. Просим продлить, с тем условием, что как зарплата позволит, будем платить за нее.

- На работу устроились?

- Оооой. Тяжело устраивалась. 16 июня меня Оксана привезла из Ломов на «Авиастар», чтобы я написала анкету. Я по образованию токарь, но так как у меня нет опыта работы токарем, нет стажа, нет трудовой, то меня хотели взять контролером – 10 тысяч рублей зарплата. Нужно было оформить документы. Это все дело затянулось. И с переездом тоже. Вот когда уже переехали, я через некоторое время и пошла. Правда, сначала хотела найти работу продавцом. Там больше платят – 15-17 тысяч. В итоге, пошла в «FixPrice» на Туполева, отпахала там 3 дня стажировки, а пришла местная девочка, и ее сразу взяли. Они знали, что меня не возьмут, но держали еще целый день. В «Магните» тоже отстажировалась, правда, хорошо, что только 3 часа. Тоже не взяли. В «Самолете» в 4 магазинах писала анкету, даже не позвонили. Еще в один магазин требовался продавец, звоню: «Да, берем». Я говорю: «Мы с Украины, у нас временное убежище». Они мне: «Нет, не берем». Они не хотят связываться. Одно место, где берут нас – «Авиастар». Меня взяли дефектоскопистом.

IMG_2605

Максим добирается до выключателей и выключает свет в комнате. Светлана, снова включает. Максим снова выключает. Эта новая игра продолжается раз пять, пока мать не берет его на руки. Старший – Володя, садится рядом со мной.

- Вот, в эту субботу пойду работать, заработаю отгул – смогу хоть документы спокойно оформлять. А в следующую – за деньги, двойная ставка, рублей 600 плюсом. Короче тяжело. Как дают табульку, (табель, расчетный лист — прим. авт.) так сижу и плачу. «Вредники» получают такую зарплату! Куда Правительство смотрит? Даже не за себя тут говорю. Местные – 6 разряд, вредное производство, 13 тысяч рублей. Ну, несправедливо платят. Я не лезу, конечно, что дают, тому и рады. Нам и из Украины ничего не платят все эти месяцы. Если бы не девчонка с Москвы, которая высылала нам деньги, то пропали бы.

Бабушка собирается на работу – она моет подъезды. Совокупный доход семьи при таком раскладе составляет 12 тысяч рублей в месяц.

- Тут вон за садик вчера. Мы же в месяц платили по 1800 рублей. В итоге ребенок говорит мне вчера, что в садике сказали: «Если мама деньги не заплатит, в садик не пойдешь». Правда, заведующая женщина хорошая. Я ей объяснила ситуацию, что такая маленькая зарплата. Она сказала, чтобы платили по возможности. Главное, я предупредила, а они вошли в положение. Она еще сказала в марте взять направление, и младшего первым летом возьмут в садик. Молодец женщина, просто умничка. В садик, кстати, у нас тут депутат приходил, обещал помочь. После Нового года снова встретиться обещали. Посмотрим, помогут ли решить наши проблемы. Будем думать. Назад дороги нет. Не знаю, что дальше будет. Просто не знаю…

Спасение утопающих…

Пик миграции пришелся на конец июля, начало августа. Сейчас едут единицы и самостоятельно. В целом больше уезжают, чем приезжают. Первая волна «возвращенцев» прошла, когда было объявлено о перемирии.

- Мы начали сбор гуманитарной помощи с российским союзом молодежи. Организовывали палатки, на улицах, около магазинов для приема гуманитарной помощи, – говорит Вячеслав Щербинин – руководитель гуманитарных проектов «Российского Красного Креста». – Помощь шла из всех районов, со всех городов. Люди несли вещи, деньги, продукты – кто чего может. «Красный крест» обеспечил единовременное денежное пособие в размере 7300 рублей на каждого члена семьи, куда входила и компенсация тем, кто не находился в пунктах временного размещения. Плюс они приезжали вдвоем-втроем. На первое время было достаточно, чтобы «ноги не протянуть». Из тех, кто прибывал сам, многие приходили в «Красный крест», мы их консультировали. Говорили, какие документы им нужно оформить, они могли бесплатно перевести документы, через дорогу находится нотариус. С нотариусом мы договорились, что стоимость такой услуги была в 3 раза дешевле, чем обычно. Если им негде было жить, мы помогали.

DSC_0529

- Много было тех, кто приехал самостоятельно?

- Эта цифра гораздо больше, чем те, кто приехал организованно. Мы их спрашивали: «Где вы будете жить?». Они искали жилье. У нас появилась служба «Социальный риэлтор». Мы из беженцев подобрали порядочную семью, которая до сих пор работает риэлторами, помогают переселенцам. Также мы создали координационный совет «Земляки Новороссии», который еженедельно собирается и ставит задачи: помочь со школой, детским садом, компенсацией.

- Сейчас с какими вопросами переселенцы к вам обращаются?

- Кому-то надо помочь с переводом документов, кому-то послать запросы, и так далее. Все решается в организованном порядке. Таких жестких вопросов, которые не решились, нет. Мы все научились решать. Мы все делаем.

- Нескольким женщинам мы нашли мужей. Они целые свадьбы сыграли. Понимаете, какая история?! Из Карсунского района мужчине понравилась женщина с ребенком. Расписались. Сейчас живут вместе.

По данным пресс-службы УФМС, на сегодняшний день почти все пункты временного размещения беженцев на территории Ульяновской области расформированы.

На сегодняшний день функционирует один пункт временного размещения в Павловке, где остаются 40 человек. Со слов же переселенцев, их просто «попросили» из таких пунктов. Кому-то из них жилплощадь была предоставлена работодателем, кто-то снимает квартиру, некоторые вернулись обратно на родину или переехали в другие регионы. Многие столкнулись с проблемой отсутствия временной регистрации.

- Действительно, у переселенцев возникают  вопросы с получением прописки. Сотрудники УФМС России по Ульяновской области разъясняют им и принимающей стороне то, что принимающая сторона несет ответственность за тех, кого они регистрируют в квартире, – пояснили нам в пресс-службе регионального УФМС. – Многие боятся ставить на учет, потому что якобы могут возникнуть проблемы с квартирой. Однако они спокойно могут поставить их сроком на 90 суток. Далее, если есть возможность, продлевать.

- А как быть с постоянной регистрацией?

- Эти проблемы переселенцы сами должны решать, мы этими проблемами в основном не занимаемся. Они должны решать через работодателя, либо лично. Все по-разному этот вопрос решают.

- Какой перечень обязательных документов нужен переселенцу для трудоустройства?

- Тем приезжающим, кто к нам обращается, мы оформляем свидетельство о временном убежище, с ним можно работать без специального разрешения на работу или патента. Далее переселенцы сами определяются, хотят ли они остаться жить и работать в России или нет. Если ответ положительный, то они могут подать документы на участие в государственной программе переселения соотечественников из-за рубежа. Свидетельство участника Госпрограммы также дает право работать в регионе без разрешительных документов. У работодателей при трудоустройстве переселенцев возникают вопросы – это нормально, ведь именно они несут ответственность за трудоустройство иностранных граждан на территории РФ. Однако, переселенцы, имеющие на руках указанные документы, становятся полноправными членами российского общества и могут наравне с гражданами России осуществлять трудовую деятельность.

DSC_0678

«Цэ близко…»

Андрей и Ольга пересекли границу 23 июля, а в Ульяновске оказались 27 июля. Андрей родом из Луганской области, из Свердловска, а Ольга – из Северодонецка. Теперь это фактически разные государства.

- Получается твоя мама, – Андрей обращается к жене, – живет на Украине, а мои родители – в Новороссии. И получается, что там, где украинская власть, там платят пенсии и зарплаты бюджетникам.

- Хотя там 160 км между городами, – дополняет Ольга. – Я так понимаю, что еще и время там разное.

- Да, у нас там время московское, – продолжает Андрей. – Там пока не платят, с мамой недавно разговаривал. Но это ж пока новые власти разберутся. Я им говорю, вы дайте время, нормализуется. К власти вроде пришли какие-то ответственные лица.

Мы сидим в тесной «хрущевской» кухне за столом. Андрей – колоритный молодой человек. Короткая стрижка, рыжеватая борода. Ольга – брюнетка с короткой стрижкой и очень милым украинским акцентом.

- Что вас вынудило уехать?

Андрей задумывается на секунду: «Я работал на шахте и не видел дальнейших перспектив. Начались стрельбы, была перспектива того, что могут зарплаты не платить. Хотя, так вроде созваниваемся, платят пока. Разговаривал со знакомым, он говорил, что снаряд попадает, напряжение выбивает, а шахты такое дело, что нужно постоянно откачивать воду. Много оборудования потопило, выходят пешком. Ну, и мы планировали начать жизнь с чистого листа.

- Вам черный или зеленый? Или может кофе? – любезно предлагает Ольга. Выбираю черный.

- Как получилось, что приехали в Ульяновск?

- У нас здесь родственники, – вдумчиво говорит Андрей. – Сейчас подождите, скажу какие: вроде как двоюродный племянник. Мама его поближе – троюродная сестра. Вообще планировали, учитывая мою профессию, уехать туда, где есть шахты. Я же 10 лет проработал на шахте и ничего другого не умею. А шахты где у вас? Туда дальше, ближе к северу, в Сибирь. Да и в лагере побыли мы 3 дня. А там было, что приходили списки и человек 50 едут в определенное место. Мы 3 дня там пробыли, никуда нас не отправили, вот мы и решили уехать сюда. И вроде как не плохо. Не далеко от Украины. На поезде сутки ехать.

- Цэ близко – соглашается Ольга.

Чайник беззвучно закипает. Об этом свидетельствует только пар из носика.

- Как вы уезжали из дома?

- Сели на такси утром, доехали до таможни, с сумками в руках пешком пересекли границу, дошли до автобуса и до лагеря. С собой взяли только вещи и документы. Еще скрипку взяли, а из техники чайник электрический и утюх, – Ольга произносит мягкое «х» на конце слова.

- Мы же ехали, знали, что едем насовсем. Поэтому сейчас получили временное убежище на год. Продлевать не будем, уже получили свидетельство по программе «Соотечественники». По нему можно 3 года находиться на территории России, а потом на гражданство подадим, – говорит Андрей.

Ольга заваривает чай и разливает его по большим разномастным чашкам.

- Где вы сейчас работаете?

- На УАЗе, рихтовщиком. Пока ученик. По сути, по объявлению в газете устроился. Сходил – взяли, – Андрей отпивает крепкий горячий чай.

- А я в филармонии, скрипачка, – говорит Ольга. – Работала в Луганской филармонии. Там филармония действует, идут концерты, но люди разъезжаются. Здесь же я нашла в интернете номер филармонии, позвонила, там сказали: «Пока не требуется». Но посоветовали обратиться к директору. Сходила к директору, она сказала: «Главного дирижера нет, как приедет, мы вам позвоним». Прошел месяц, я уже и потеряла всякую надежду. Думаю, надо устраиваться куда-то уже. А в начале сентября позвонили, пригласили на прослушивание, потом взяли на работу.

- Вам здесь кто-то помогал с жильем, с документами, с трудоустройством?

- Жилье, получается, от троюродной сестры, она пока нас пустила временно. Платим только коммунальные платежи. Хорошая экономия получается. Они планируют продавать квартиру, но до лета мы планируем тут пожить, – Андрей задумчиво чешет бороду.

- Здесь нам люди помогли, дали мебель, бытовую технику. Мы написали объявление и нам дали кухонный стол, холодильник, диван, ковры, постельное. Все бесплатно. Люди звонили, предлагали. Мы только машину нанимали, чтобы перевезти. Спасибо им большое! – от всего сердца благодарит Ольга.

IMG_2610

- Из органов власти вам помогал кто-то?

- Разве что «Красный крест» выделил помощь – 3600 рублей на человека в июле. И все, – резюмирует Ольга.

- Тех, кто статус «беженца» оформлял, там какие-то органы за них собирали, помогали, – утверждает Андрей. – Их кормили, жилье давали какое-то. А наш статус «временного убежища» помог без проблем устроиться на работу, налог вместо 30% стал 13%. Сами все делали. Справки из больницы. Наплыв большой был в ФМС, пока все очереди выстоишь.

- Отбегали, – улыбаясь, говорит Ольга.

По рассказам сотрудников «Красного Креста», Ольга и Андрей пока никуда не устроились работать, регулярно помогали сотрудникам организации – где-то что-то покрасить, убраться.

- Были такие, кто собирался ехать на какое-то время, переждать?

- Мне кажется, что таких было большинство, – Андрей допивает чай. – Даже в лагере были люди, которые приезжали и сразу же уезжали обратно. Под бомбежками, нанимали автобус и ехали.
Ольга соглашается с мужем: «Ну, судя по ФМС, я так поняла, что были такие люди. Были разговоры в очередях. Думаю, что те, кто хочет остаться, развиваются с юридической стороны. Так не будет всю жизнь, по любому наладится. С помощью России».

Сергей Селеев

Оцените новость:
  • (14 голосов, средний: 4.50 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...