Иван Соломин: «Не забивайте на свой город»

Как мы уже писали, в Ульяновск по приглашению УРОО «Городская среда» приехал Иван Соломин – известный как TramEkb екатеринбургский общественный деятель, один из ведущих российских пропагандистов общественного транспорта.  8 сентября Иван заявил, что переедет в Ульяновск, если на выборах в его городе не победит Ройзман. Ройзман стал мэром Екатеринбурга, но Иван в Ульяновск все-таки приехал.

Иван ведет активную общественно-политическую жизнь, при этом работая обычным водителем трамвая. На прошедших выборах он избирался в депутаты Городской Думы своего города. Мы встретились с Иваном в свободном пространстве «Кошкина пижама» и выяснили, что он думает о политической ситуации в стране, перспективах развития в стране гражданского общества, о том, что должен делать муниципальный депутат, а также узнали, что нужно сделать для того, чтобы Ульяновск стал более приспособленным для нормальной жизни.

- 8 сентября ты написал в своем твиттере, что если на выборах не победит Ройзман (кандидат в мэры Екатеринбурга от партии «Гражданская платформа»), то ты переедешь в Ульяновск. Почему ты выбрал наш город?

- Это была шутка. В Ульяновск я переезжать не могу и не хочу, потому что в Екатеринбурге ещё осталась непаханая целина различных дел, в том числе связанных и с политической работой, и с работой с общественностью.  Дел непочатый край. В Ульяновск я просто планировал приехать.

- То есть получилось так, что тебя ребята местные пригласили в Ульяновск в начале сентября, и этот факт просто у тебя отложился и стал поводом для шутки.  К этому моменту ты знал что-либо про Ульяновск?

- Про Ульяновск я не знал ничего, кроме того, что здесь есть завод УАЗ и того, что город назван в честь вождя.

- Но все-таки ты приехал, и приехал с какими-то целями и мыслями. Трамвайными или политическими? Ты хочешь решить какие-то задачи или просто помочь тем ребятам, которые тебя позвали, советом?

- Делить задачи на общественные и общественно-политические очень сложно. Поясню почему. Политика в целом – это не работа каких-то там людей, находящихся за гранью понимания – супер-богатых и супер-популярных.  На примере выборов 8 сентября мы увидели, что политику может делать любой. Политическое поле может меняться очень быстро.

Последние 15 лет в России считается, что политикой занимаются какие-то вполне определенные люди и политическое поле формируется именно этими людьми. Где-то происходят кулуарные договоренности, потом эти договоренности спускаются куда-то ниже – в Кремль или в регионы. Это все неправильно, это все не так. При должном участии любого гражданина и при его желании вносить какие-то изменения в свою жизнь и в жизнь города, в котором он живет, результаты получаются колоссальные. Нужно просто поймать этот драйв и мотивировать друзей и знакомых приходить на выборы, участвовать в выборах, участвовать в формировании именно политического поля.

- К сожалению, мы не успели ознакомиться с результатами выборов в Городскую Думу Екатеринбурга, поэтому интересен вопрос того, какой получился расклад сил. Ты говоришь, что люди должны, люди могут побороть ресурс власти, но, по сути, мы говорим о двух различных подходах к пониманию политики и вертикали управления – снизу, когда мы говорим о гражданском обществе, и сверху, когда мы рассуждаем в терминах ресурсной экономики и политики. Ты утверждаешь, что люди реально могут пойти снизу и добиться поставленных целей в политическом поле. Именно поэтому особенно интересно, прошел ли на выборах кто-то из тех людей, которые поднимали активность снизу с учетом того, что твой пример и пример твоих коллег показывает, что в вашем городе такая активность намного сильнее выражена, чем в Ульяновске.

- Расклад следующий. Городская Дума Екатеринбурга сейчас состоит из 36 депутатов. В 2013 году у нас впервые реализовывается тема с одномандатными округами. Самая большая фракция в итоге, как и везде, – это «Единая Россия». Это все и предсказывали. Но в прошлом, пятом созыве Думы, депутатов от «Единой России» было практически 90%. В этот раз у этой фракции мест меньше – сейчас это лишь 21 мандат, а не 33 или 34 из 35. Прошли три человека от «Гражданской платформы», которую возглавляет в городе Евгений Ройзман, председатель фонда «Город без наркотиков». В списке «Гражданской платформы» есть адекватные люди, настроенные именно на ту работу, которую должен выполнять муниципальный депутат.

В прошлом депутатами были исключительно коммерсанты, директора, заместители директоров, предприниматели и так далее. Так быть не должно. Муниципальный депутат должен заниматься внутрирайонной работой – это своеобразный завхоз, к которому можно придти с любой проблемой, и этот человек обязан её решить.  По поводу депутатов предыдущего созыва скажу следующее – когда мы ходили по дворам, разговаривали с избирателями, то спрашивали у них «а Вы знаете, кто в вашем районе депутат?» 9 из 10 отвечали, что не знают. Это вопрос работы с общественностью – люди, которых избрали, впоследствии становятся никому не известными.  Им не нужен тот народ, который они представляют – обратной связи «депутат-горожанин» нет.  Нужно уходить от этой модели – в муниципальные органы самоуправления нужно выбирать не бизнес, а людей, которые могут что-то делать. К сожалению, Екатеринбург не внял этой модели…

Хотя, работать можно с любой властью – нужно лишь добиваться и давить. Наш опыт показывает, что это реально работает.

- Как ты дошел до такой позиции? Обычно варианта бывает два – либо что-то долго накапливается, потому приходит некое осознание, переломный момент, и человек занимает определенную активную позицию, либо процесс идет поступательно – накапливаются убеждения, компетенции и они начинают воплощаться в дела.

- Я работаю на муниципальном предприятии и вижу, что многое сделано неправильно. Денег в Екатеринбурге много, хватит на реализацию практически любого проекта, но эти деньги почему-то не видят низы, куда они должны спускаться.

Я работаю в трамвайном депо. Прояснение у меня началось с проблемы обновления подвижного состава. У нас ездят вагоны, которым по 40 лет, да и состояние контактной сети можно назвать лишь удовлетворительным.

Когда я завел твиттер, я даже не ожидал, что к нему будет такое большое внимание именно со стороны общественности. Потом я понял, что людям интересно и стал раскрывать какие-то темы, понял, что людям интересно, познакомился с активистами. Тогда я понял, что если конкретно заниматься каким-то вопросом, продавливать его на муниципальном уровне, то все решается.

Была инициатива со стороны общественности – давайте поставим навигацию на асфальтоукладчики, чтобы было видно, где реально укладывается асфальт. Первая реакция была – «идите нафиг». Пришли второй раз – «давайте поставим регистраторы» – «идите нафиг». Пришли третий – «ну ладно, давайте поставим». И так далее – «давайте пластиковую разметку».  Я понял, что можно добиваться определенных результатов.

У меня уклон был на безопасность дорожного движения. Я много езжу по городу и вижу какой хаос творится на дорогах. Я всегда винил в этом администрацию города и ГИБДД. Но системные проблемы после моих многочисленных обращений получали определенное решение.  При плановом и комплексном подходе к решению какого-либо вопроса результаты видны.

В мае месяце мы с ребятами решили пойти на выборы – чем мы хуже тех самых коммерсантов?  Идти не для того, чтобы заработать себе какие-то очки социального капитала, а просто чтобы сделать свой город нашим – таким, каким мы хотим : удобным, красивым.

Мы пошли на выборы с посылом «Надо заставить власть работать». Это был наш неофициальный лозунг. Мы представили программу, но не популистскую, а исходя из реалий.

Набрали мы на список 2,5%. Это около 8000 голосов. Явка была в районе 33 процентов. Это отвратительный результат, это просто ужасно, но мы обошли всех, кто заявлялся как спойлеры. Хотя – каждый гражданин заслуживает ту власть, которую имеет.

- Идея, которую ты доносишь – «заставить власть работать», т.е. воздействие на систему через некие точки с целью достижения результата – это проектная работа в рамках существующей системы. Это не радикальная оппозиционность. Но этот посыл люди, как показали результаты выборов, не поняли. Как ты считаешь, по какой причине? Люди не готовы воспринимать посыл за счет инерции своего мышления, активные люди просто не пришли на выборы либо люди не верят в результативность твоего посыла?

- Явка в 33% на муниципальных выборах – это низкая явка. Эти 33% – это те люди, которые в основном шли голосовать на мэрские выборы. Вопрос встает о размытости информационного поля именно муниципальных выборов. Не шли люди по разным причинам. Кто-то считает, что на выборы идти смысла нет, так как результаты предопределены заранее. Кто-то ходит на выборы и голосует за стабильность. Кто-то ходит на выборы и просто сливают свои голоса – они не видят своих кандидатов. Люди готовы требовать, но не готовы работать сами. Задача муниципального депутата – дать инструменты, которыми граждане могут самостоятельно пользоваться.

DCIM100MEDIA

- Но получается, что спроса на такой посыл нет.

- Нет. В том то и дело.

- Люди ждут, что им дадут то, что им положено. Ключевое слово тут «дадут». Так?

- Люди готовы требовать. Все говорят – «мы хотим хорошей жизни», но при этом не готовы ничего делать. Так не бывает. Не может придти хороший дядя, который махнет рукой и все расцветет. Так не бывает. Нужно ходить хотя бы на городские слушания, но никто не ходит, так как все считают, что все решено и все куплено.

Если люди выбирают 21 кандидата от «Единой России», то это значит, что они хотят одного – стабильности. Никто не готов к этому (гражданскому) перелому.

С Ройзманом история другая – голосовать попросту больше было не за кого. Но он будет работать в этой системе.

- После всего этого ещё раз хочется спросить, а что же тебя все-таки привело в Ульяновск?

- Я очень интересуюсь трамваями, трамвайными системами, тем, как живут горожане в своих городах. Есть примеры Старого Света, где вообще все классно. Там развита пешеходная инфраструктура, транспортная сеть… Городской логистике уделяется огромное внимание со стороны муниципалитета. Я вижу, как все это должно быть. По Екатеринбургу у меня есть четкое понимание по каждому из районов.  Мне захотелось посмотреть, как живут люди в других городах. Поступило предложение ребят из Ульяновска. Я приехал и мне захотелось увидеть, как здесь живут трамваи, как обстоят дела с дорогами, с пешеходной и вело- инфраструктурой.

И вот я приехал, посмотрел, и понял, что работы здесь непочатый край. У трамваев убитое путевое хозяйство. Это вопрос у муниципалитету – почему они этим не занимаются? Указатели на остановках – их нет. Для меня это было шоком – такого я не встречал нигде.  На остановке я, приезжий, не могу понять куда мне ехать – нет  транспортной схемы, ничего нет.

Обратил внимание и на велосипедистов. В Екатеринбурге велосипедисты везде. За последние 2-3 года произошел гигантский бум – у нас стали появляться велопарковки у торговых центров, куча велосипедистов. Здесь я ничего подобного не увидел – заметил лишь одного единственного дедушку на советском велосипеде, который лавирует среди ухабов и ям. И все. Это меня очень сильно удивило.

В плане пешеходной инфраструктуры в городе тоже масса критических моментов. Тротуары в отвратительном состоянии.

- А в Екатеринбурге никто не покушается на трамвай?

- Нет, нет. В Екатеринбурге трамвайная сеть – одна из немногих в стране, которые продолжают развиваться. За последние 10 лет построено 2 новых ветки. Тенденция идет на рост, и нет никаких разговоров о ликвидации направлений, «выпиливании» маршрутов. Сейчас будем говорить с мэрией о закупке низкопольных трамваев, так как это полезно и нужно.

В Екатеринбурге практически ушли от «Газелей» – у нас ходят в основном автобусы большой вместимости. Опыт стран Старого Света показывает, что маршрутки это неэкологично, экономически невыгодно и неудобно с точки зрения урбанистики – малое количество людей занимает большое пространство.  Тут имеет смысл работать над темой регулярности и переходить на что-то более вместимое.

Вообще же, надо понимать, что любая транспортная инфраструктура города – это не источник для заработка. Нельзя зарабатывать на общественном транспорте.

- Эта позиция звучит достаточно мягко. Есть люди, которые противопоставляют электротранспорт автомобильному.

- Автобусы нельзя убрать полностью. Это дорого для России, да и зачем?  В Ульяновске я не увидел километровых пробок. Трамвай при должном обеспечении сможет вывозить людей. Убрать маршрутки же все равно не получится. Во-первых, это коррупция, а во-вторых, людям это нравится. Донести до людей, что трамвай – это экологичнее, безопаснее и проще для передвижения очень тяжело.

- Что бы ты хотел сказать жителям Ульяновска?

- Главное, что я хочу сказать – не забивайте на свой город. Всегда можно своими локальными решениями сделать свой город лучше.  Проявляйте инициативу, объединяйтесь в группы и долбите чиновников, заставляйте их работать. Любой городской чиновник должен работать на интересы горожан, а не на интересы собственного бизнеса или аффилированных людей. Заставляйте власть работать.

Оцените новость:
  • (16 голосов, средний: 4.44 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...