Стоять ли за севшего Навального?

Вчера в обед сразу после сообщения о том, что известного оппозиционера Алексея Навального арестовали в зале суда, мы прочитали в одной из социальных сетей, что в Ульяновске в поддержку господина Навального организуется пикет. Этого, конечно, следовало ожидать, но неожиданным оказался зачинатель действа. Им внезапно стал наш хороший знакомый, от которого подобного рода активности мы никак не ожидали. Мы посетили пикет, пообщались с участниками, и выяснили, что никакой радикальной оппозиции в Ульяновской области нет и не предвидится.  И это, если честно, радует.

К началу пикета на площади одиноко, но гордо, стоял лишь его зачинатель Саша с портретом Навального на груди. Вокруг молодого человека суетились журналисты. Рядом кучкой стояли молодые люди со смутно знакомыми по каким-то публичным акциям лицами. Никакой активности они не проявляли.

Одинокий пикетчик старался держаться строго, причем настолько, что его пожалела проходящая рядом бабушка – «замерзнет ведь». Бабушка подумала, что стоять пикетчику придется всю ночь. «Столбиться» – поправилась приметливая бабушка.

Ближе к 8 вечера к одинокому столбящемуся присоединились ещё двое пикетирующих молодых людей с бумажками около груди. Дабы не нарушать закон, пикетирующие разбрелись по площади. Впрочем, активности это не прибавило — почти все потенциальные зрители уже успели разойтись, явно заскучав.

Шоу было закончено ровно в 8. Замерзшие столбящиеся разбрелись, пятеро оставшихся к этому моменту зрителей тоже. Один из пикетчиков напоследок заявил нам, что «Россия будет свободной!». От кого или от чего, правда, не уточнил.

Собственно, на этом содержательная часть унылого пикета была закончена, и мы стали общаться с его участниками и зрителями. Общая картина сложилась достаточно быстро.

Краткие тезисы просты. Навальный — это узник совести, страдающий за базовые права, в стране репрессии, свободы и равенства нет, под каток репрессивного аппарата может попасть каждый и это страшно. И так далее — Ходорковский, мэр Ярославля, Пусси Райт, Навальный как символ… Вся эта риторика очевидна, но почему-то не вызывает в Ульяновске серьёзной отдачи.

Почему? Ответ на этот вопрос мы и искали. Постепенно картина, хотя, безусловно, и субъективная, сложилась.

Факт номер один — Навальный не является и никогда не был выразителем коренных интересов народа как такового. Его целевая аудитория — те, кого сейчас принято называть «креативным классом». На деле речь идет о городском пост-индустриальном пролетариате, который обслуживает интересы привилегированных сословий. Выразителем именно этой группы людей, по сути, и является Навальный, давая им некую надежду на некий передел процедуры дележа ресурсов через политические поле. При этом вынужденно действуя в поле внимания своей целевой аудитории. Следовательно, представители других классов в группу преданных поклонников не могут попасть никак.

Факт номер два. Россия фактически всю свою историю жила по принципам государственного дарвинизма. Для этого была и есть масса причин — глобальность территории, климат, ресурсная экономика, сложность проведения внешней политики и т.д. В результате сложилась ситуация, согласно которой две базовые задачи государства имеют настолько серьёзный приоритет перед другими, что при любой реальной опасности они приносятся им в жертву. Речь о сохранении целостности территории и о социальной стабильности. Это базовые задачи выживания государства.

Взвесим эти факты. Для этого не надо касаться даже возможной политической подоплеки дела Навального, достаточно проанализировать суть пикетирования.

На одной чаше весов — угроза со стороны креативного пролетариата в виде подспудно доносимых требований и ценностей, одним из выразителей которых Навальный является для своей целевой аудитории, а с другой — проецируемая на всех без исключений идея важности стабильности государства, доведенная до стадии консервативных ценностей.

В итоге все упирается в оценку значимости угрозы и меры дозволенности, которой она сопровождается. Если она реальна, и есть шансы на некоторый передел ограниченного объема ресурсов в свою пользу, то возникает её поддержка и, следовательно, некоторого рода оппозиция, причем только среди тех, кто понимает суть базовых посылов угрозы. Если угроза не воспринимается как значимая, то безусловно поддерживается государство либо сохраняется нейтралитет из-за боязни встречной угрозы.

В Ульяновске никакой оппозиции на базе Навального не получилось попросту ввиду отсутствия достаточно большой целевой аудитории, способной воспринять необходимые посылы. И это радует, так как подобного рода оппозиция редко когда бывает конструктивна.

По этому поводу лидер местного отделения «Другой России» Константин Трошин отметил, что всем оппозицинерам в Ульяновске хочется покрасоваться на митинге, но когда дело доходит до реальных дел, требующих кропотливой работы, то все «болеющие за народ» моментально куда-то испаряются.

Навальный — один из тех, кто создал моду на оппозиционность. Сегодня быть оппозиционным и бороться с беспеределом государства модно. Особенно, если для этого кукловодами создаются желаемые условия. Модней всего бороться с режимом из дома через Интернет и пару раз посетить митинг. Это стало признаком принадлежности. Лишь единицы из этой целевой группы идут дальше, потолок же требований большинства – комфортная городская среда.

Понимая это, задаешься вопросом — а может ли вообще подобного качества угроза быть действительно реальной для того, чтобы государство начало действовать жестко, четко осознавая возможные риски? Или может быть качество угрозы раздуто её создателями?

Если это так, то любые обобщения и рассуждения о «карающей руке государства, творящего беспредел», обязательно содержат значительную долю банальной спекуляции в чьих-то интересах. В этом-то и заключается главный вопрос, так как если этот «кто-то» есть, то всех митингующих можно считать жертвами манипуляции.

Оцените новость:
  • (7 голосов, средний: 3.86 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...