Весеннюю охоту отменить нельзя

19 марта 2013 Общество Dinika

Завтра в 10 часов утра в министерстве экологии области (Подлесная 24) состоится круглый стол по проблеме отмены весенней охоты, спровоцированный открытым письмом экологов к министру экологии области Д.Федорову. Мы решили разобраться в вопросе отмены весенней охоты в области, которая поднимается уже далеко не первый год.

Кто и как охотится весной

Весной охота открывается всего на 10 дней. Охотятся в это время на птицу – гусей, уток, куликов, глухарей. Охота в это время традиционно считается трудной. По словам председателя областного общества охотников и рыболовов Александра Федорова, из 15 000 членов общества весной охотятся лишь около 2000 человек, причем большинство из них охотятся пассивно.

«В основном выезжают до ближайшей посадки, разводят костер. Главное выехать посидеть, отдохнуть душой, а уж добыть – как Бог даст» – отметил Федоров.

И действительно, подобного рода охотников сейчас, увы, много. Вот что рассказал нам один из тех, кто «выезжает до ближайшей посадки»:

«Я не самый типичный охотник. Точнее, охотником себя могу назвать лишь в кавычках – охота для меня в первую очередь предлог для общения с друзьями. Ну, вы понимаете, о чем я – водочки выпить, по бутылкам пострелять, редкий раз ворону какую-нибудь подстрелить. Главное – общение с природой. Костерок, шашлычок и т.д. Весной на охоту езжу редко – некомфортно. Холодно, грязно. Осенью охота намного лучше».

Подобного рода охотников хорошо описал известный симбирский псовый охотник П.Мачеваринов: «К полудню или часу они делаются необыкновенно зорки; но только не в перевидении зверя, а видят издалека где вьется дымок и какой-нибудь Сенечка на заранее назначенном месте готовит великолепный фриштик».

Но многие из тех, кто ездят весной охотиться, охотники настоящие.

Пару лет назад нам довелось побывать весной на возвышении в Ульяновском районе, с которого открывается панорамный вид на пойму Свияги. Вдоль границы обрыва тут и там оказались накопаны окопы для охоты на гуся. Как рассказали нам охотники, весенняя охота на эту птицу сопряжена с огромные трудностями. Нужно терпение, чтобы дождаться птицу в холоде, лежа буквально в грязи, нужен опытный глаз, чтобы попасть в птицу, нужен опыт, чтобы угадать погоду. В общем, охота одна из самых некомфортных и непростых.

Неудивительно, что за прошлый сезон было на всю область добыто всего 100 гусей. Бывает и меньше. Как нам объяснил А.Федоров, главное, чтобы сроки охоты совпали с пролетом гусей. Важно зацепить начало или конец пролета. «Единственный раз за 20 лет мы добыли 6 гусей, а так одного если добудешь и то хорошо» – отметил он.

То же касается и глухариной охоты. На ней случайных «шашлычно-водочных» охотников также практически не бывает. Слишком трудна и затратна по времени такая охота. А главное, требует серьёзных навыков и понимания поведения птицы.

Другое дело охота на уток. Именно эта охота весной наиболее массовая. И тут возникает проблема низкой квалификации охотников – по словам заместителя председателя местного отделения Союза охраны птиц Михаила Корепова, многие охотники попросту не отличают краснокнижные виды от разрешенных к добыче. Есть и такие, которые не в состоянии отличить утку от селезня. В министерстве экологии области, а также сами охотники считают, что ситуация не настолько плачевна. При этом сами охотники признают, что виды уток зачастую не различают.

Подобных «охотников» мы видели пару лет назад на Свияге – с ружьями наготове шумной пьяной компанией они сплавлялись на резиновой лодке с мотором. Стреляли во все, что поднималось от шума. Конечно, при такой охоте не то, чтобы виды утки различить, а и утку от селезня не отличишь. Хочется верить, что таких немного.

Проблема гнездования

Позиция министерства экологии области, подтвержденная зам. министра Андреем Беркутовым, гласит, что большинство птиц пролетные и у нас не гнездятся. Поэтому весенняя охота не наносит существенного вреда фауне области. Как отметил А.Федоров «птица летит в тундру».

Михаил Корепов считает иначе. По его словам, у нас гнездится большинство видов. Исключение – лишь пролетные северные виды, но их гораздо меньше, чем тех видов, которые гнездятся в области. В основном это различные водоплавающие птицы, в частности, утки. И охота наносит птицам большой ущерб – тут имеют значение и прямой отстрел, и фактор беспокойства.

Борьба за отмену

Борьба за отмену весенней охоты в России с переменным успехом идет с 18 века. В разное время победителем в этой схватке выступала то одна, то другая сторона. Одним из самых ярых и известных противников весенней охоты был наш земляк С.Бутурлин, который начал деятельность по отмене весенней охоты практически сразу после принятия в 1892 году закона об охоте.

Во многом благодаря его стараниям и трудам в начале XX века в охотничьей среде было сформировано определенное мнение по поводу весенней охоты. Так, в 1909 году на всероссийском съезде охотников около половины участников высказалось против весенней охоты.

Подобное мнение продержалось до середины 30-х годов. По мнению Бутурлина, настоящие охотники осознали всю важность отмены охоты ради сохранения потенциала фауны. За её сохранение, по мнению Бутурлина, выступали в большинстве случаев «охотники малограмотные, главным образом деревенские» и «охотники по случаю».

Тем не менее, в СССР весенняя охота не раз разрешалась и не раз запрещалась – единого компромисса найти так и не удалось.

Союз охраны птиц России начал борьбу против весенней охоты на птиц ещё в 90-е годы, сразу же после очередного её разрешения. Стандартное письмо-обращение в этом году было распространено в большинстве регионов России – практически во всех, где весенняя охота на птиц до сих пор не запрещена или не ограничена.

По словам Михаила Корепова, «письмо написано настолько правильно, что добавить к нему нечего».

Поиск компромисса

Очевидно, что на ситуацию надо смотреть объективно, с цифрами в руках. Только так можно оценить реальный ущерб от охоты и сделать соответствующие выводы. Но, по мнению Корепова, мониторинг учетных охотничьих ресурсов в области поставлен из рук вон плохо. По его словам, «цифры для тех видов, по которым ведется добыча, завышены». Речь о тех видах, на которые установлен лимит по добыче. Например, глухари. По словам Михаила, цель этого – увеличить лимит в натуральных цифрах.

С Кореповым не согласен Сергей Бобков, начальник отдела охраны животных министерства экологии. По его словам, учет охотпользователями ведётся и контролируется министерством.

Есть и обоснованные нормы отстрела. Причем по глухарю лимит, по словам А.Федорова, всего 5% от численности, хотя по закону можно добывать до 30% учтенных птиц. По мнению одного из охотпользователей, смысла мудрить со статистикой в данной ситуации нет.

Гусей и другую пролетную дичь не учитывают вообще никак – это попросту невозможно, учет же уток ведется летом по выводкам.

По мнению Сергея Бобкова, дискутировать можно лишь по утке. Тут вполне возможно найти компромисс между различными интересами. Есть и конкретные цифры учета. Думается, что найдется и понимание того, что водоплавающие птицы у нас гнездуются.

Но при этом о каком-либо запрещении весенней охоты речь идти вообще не может. По словам Бобкова, это не позволяет сделать федеральное законодательство. Можно говорить лишь о введении того или иного типа ограничений на весеннюю охоту, которые вводятся постановлением министерства. Будет ли найден компромисс? Об этом мы узнаем завтра на круглом столе, посвященном проблеме, и обязательно продолжим тему.

Оцените новость:
  • (Еще не оценили)
    Загрузка ... Загрузка ...