Пишу тебе я с мокрыми ногами…

Пишу тебе я с мокрыми ногами: нынче как второй день льет с неба и вдруг начал таять снег, хотя еще только март. Великолепия такого давно не видывали – ноги мокры до колен, по ним идет приятный холодок, и для контрасту окунул я их в таз с горячей водою. В городе нашем теперь все возможности для бесплатной зарядки: хочешь, лужепрыгинг, а хочешь – увернисьотбрызгинг. Но начну с главного: на старый адрес мне не пиши, теперь мы зовемся не Ульяновском, а Волжской Венецией, и живу я на берегу озера. Сейчас только добавлю кипятка в тазик, да подивлю тебя нашими гондольерами, наноливневками и фигурами. Спросишь, с чего это вдруг я перебрался на берег озера, барин эдакий?

История сия началась давно: озеро должно было быть у дома моего исторически. Но род людской каков – пытались, изверги, погубить озеро, чистили ливневки, варвары! Озеро спустить в ливневки! Озеро выстояло, и надеюсь, теперь уже не высохнет, а будет только увеличиваться. А дом мой поднялся в цене. Высылаю тебе вид на округу, посмотри, в каком великолепии я живу.

Я даже снял это, не удержался.

И еще сегодня заснял, как наш первый гондольер готовит транспорт к извозу – не хуже венецианского.

Но не все так хорошо, конечно. Так и хотят, варвары, порушить имидж Волжской Венеции, и до сих пор кое-где встречаются такие ливневки: они явно хотят спустить всю нашу воду!

Но, хорошо, все чаще им на смену приходят такие наноливневки. Это достижение нашего города.

А недалеко, ну, помнишь, где станция, откуда извозчики по весям разъезжаются, теперь тоже озеро. Ведь, как говорили в древности: все мы вышли из воды и должны вернуться обратно, в эту среду. Дома тут тоже подорожают скоро, советую прикупить усадебку на берегу озерца.

Подожди, вода в тазике остыла, поддам парку. Так вот, говорю, модный нынче фитнес заморский у нас бесплатный теперь! Дали людям возможность и лужепрыгингом заниматься, и лужеобойдиингом, и увернисьотбрызгингом! Такого массового увлечения спортом еще не было, да все по собской охоте. Я даже посвежел, и ноги у меня теперь в мышцах крепки.

Да, и руки, кстати. Тулуп-то свой я кажный день стираю. Хорошо хоть, кибитки наши черные стали, тулуп мажется по нескольку раз на дню. Сейчас тазик освободится, Глафирья моя тулуп замочит, а я отжимать буду. Вот и фитнес.

Но не только о теле печемся мы здесь, но и о душе нашей. Глянь, сколько новых фигур появилось, да как вписаны в округу. Лепо смотреть!

А пьем мы теперь и того меньше: меры-то запретительные дали плоды. Люди-то уже на алкоголь и смотреть не могут, а из склянок энтих делают вот такие загогули.

С нашими новостями запямятовал совсем, благо, Глафирья напомнила: давеча зиму провожали, широким рядом шла Масленица. Площадь порадовала: ноги мои еще более окрепли – такую знатну кашу месить, ноги мокли так, как не во всякий год. Очень рад, что мы становимся ближе к природе. А к адским машинам для чистки нашей фитнес-каши (полюбил я слово энто!) хотя б на Масленицу не прибегли.

И вот, что я тебе скажу, чего я услыхал: Масленицу сударь один предложил не сжечь, а утопить в лужах. Думается мне, из тех он извергов, кто озеро наше слить хочет в ливневки.

Ладно, вода стынет в тазу, Глафирья полотенце уже принесла. Я чего хотел-то еще: ты там подсоби, хочу озеру нашему название дать да на карту нанести, пока не высушили. Но мы уж за него горой тут – проходы к ливневкам загородили все. Подсобишь?

И не запамятуй: пиши мне на Волжскую Венецию теперь. А лучше – приезжай.

Фото и видео – Улград

Оцените новость:
  • (27 голосов, средний: 4.59 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...