Освещением Симбирска занимались «Сименс» и «Эриксон»

В середине XVIII столетия обязанность по освещению улиц российских городов взяло на себя правительство Империи. Почин в этом деле был сделан в столицах. В Указе Императрицы Анны Иоанновны от 22 ноября 1730 года говорилось: «в Москве на больших улицах, для зимних ночей, поставить фонари на столбах, на казенный счет и в тех фонарях зажигать масло конопляное, и быть в них огню до полуночи; а пока оные столбы и фонари будут сделаны, объявить на Москве, чтобы в те дни, когда от двора Ея Величества приказано будет, всяких чинов люди, которые по всем большим улицам домы свои имеют, те б в окнах, по улице, ставили и зажигали свечи, по три и по четыре, а в малых по две; и гореть тем свечам до окончания полуночи». В северной столице, как видно из донесения генерал-полицмейстера Чичерина Императрице Екатерине II, в 1770 году «в городе было поставлено 1257 фонарей и еще предположено к расстановке 1000 фонарей», но при этом «для чищения тех фонарей и зажигания в оных лампадов» в полиции не оказалось достаточного количества людей, поэтому «принуждено зажигать фонари только в I-й части здешняго города и на знатных улицах, в прочих же частях улицы, по неимению людей к зажиганию фонарей, оные фонари хотя и расставлены, но от них пользы городу нет». Для устранения неудобства в Санкт-Петербурге был собран особый штат фонарщиков в 100 человек, «комплект которых наполнялся ежегодно при рекрутских наборах».



Фонари на сурепке

Когда точно освещение пришло в Симбирск – неизвестно. В 1831 году, по смете расходов положено иметь в Симбирске 375 фонарей. Однако в 1840 году их было только 250, «они зажигались, в течение 8 месяцев; только до полуночи и на освещение их расходовалось 18 пудов сурепного масла, за все время». В 1853 году по предписанию министерства внутренних дел сурепное масло было заменено спирто-скипидарной жидкостью, после чего фонари стали гореть светлее, хотя и городские расходы поднялись до 1847 руб. 20 коп.

В 1861 году в городе насчитывалось 302 фонаря, которые освещали четыре главные улицы (Большая Саратовская (ныне Гончарова), Дворцовая (Карла Маркса), Московская (Ленина) и Покровская (Льва Толстого)), Карамзинскую площадь и Петропавловский спуск. В 1870 году ночные улицы Симбирска освещались 400 фонарями на керосине. Они горели всю ночь и уже не восемь месяцев, как раньше, а круглый год.

Поднимался вопрос и об устройстве газового освещения Симбирска. Первый раз в 1868 году, когда губернатор граф Орлов-Давыдов «изыскивая средства для устройства в Симбирске водопровода, предполагал одновременно с этим ввести в городе газовое освещение». Второй раз в 1877 году «в одном из заседаний городской думы было отложено обсуждение вопроса об увеличении числа фонарей в городе, вследствие заявления городского головы Маляхинского о том, что им, в скором времени, представлено будет на рассмотрение думы предложение об устройстве в Симбирске газового освещения; однако подобного предложения вовсе не последовало».

В 1890-х годах в Симбирске задумались и об электрическом освещении города, но «собранные городскою управою сведения выяснили, что устройство электрической станции на 500 ламп, по 16 свечей, при готовой водяной силе в 50 лошадиных сил и при освещении только некоторых улиц, в количестве 266 ламп, обойдется в 33609 рублей, а дальнейший ежегодный расход – в 5055 руб.»,и так как свободными суммами город на тот момент не располагал, этот вопрос остался открытым.

На заседании Симбирской городской думы 18 января 1905 года городской голова Михаил Волков доложил «о рассмотрении проектов устройства электрического освещения в связи с элеватором к Волге». Дума постановила: «Доклад принять к сведению, отпечатать его вместе с проектом и разослать гласным, выразить городскому голове, членам электрической комиссии и инженер-механику г. Буховцеву благодарность думы за их труды». Однако это дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

Губернатор покупал электричество у соседей

В начале XX века к небольшим электростанциям стали подключаться соседи-потребители, которые оказывались в зависимом положении от владельцев энергии. Так, в Государственном архиве Ульяновской области имеется документ с «Условиями освещения дома Симбирского губернатора энергией, отпускаемой с электрической станции Симбирского дворянского пансиона-приюта имени Императора Николая II», состоящий из 11 пунктов, по которым «Дворянский пансион-приют обязуется отпускать с принадлежащей ему электрической станции такое количество энергии, которое потребуется для освещения дома Симбирского Губернатора; электрическая энергия должна отпускаться в течение всего года, за исключением двух с половиной летних месяцев, в зависимости от того, когда будет прекращаться и начинаться освещение пансиона (от первых чисел июня до половины августа); ежедневный отпуск энергии должен начинаться одновременно с освещением пансиона; все расходы по оборудованию освещения, по проведению проводов и соединению Губернаторского дома с машинным отделением пансион-приюта, с установкою в последнем добавочной распределительной доски, амперметра, счетчика минимального включителя, рубильника и двух пар контакторов принимаются Губернаторским домом на себя; в случае решения Дворянского пансион-приюта отпускать электрическую энергию с принадлежащей ему станции частным лицам, для освещения их квартир, все расходы по оборудованию передачи энергии и казенные повинности за право снабжения электрической энергией должны быть распределены между новыми потребителями и не могут быть отнесены на Губернаторский дом; плата за электрическую энергию, в размере 35 коп. за килоуат (именно такое написание слова «киловатт» было принято до революции, – авт.) должна производиться по истечении каждого полугодия (4 июля и 4 января); отпуск энергии для освещения Губернаторского дома должен быть начат с 16 августа 1908 года; условия сии должны иметь силу в течение одного года, начиная с 15 августа 1908 года; настоящий договор теряет свою силу в случае прекращения существования Дворянского пансион-приюта; все повреждения в проводах, лампочках и включателях должны исправляться за счет Губернаторского дома; ответственность за последствия от воспламенения проводов пансион-приют на себя не принимает».

Наконец в 1910 году городские власти всерьез задумались об устройстве в Симбирске электрической станции. В ответе на запрос городской управы от 22 ноября 1910 года VI отдел Императорского русского технического общества доводил до сведения: «отдел… мог бы принять на себя выработку основных заданий для проекта устройства электрического освещения в г. Симбирске при условии, что разработка эта будет вестись в общем порядке». Для этого предлагалось командировать в Симбирск «для производства обследований двух лиц с целью, по возможности, всесторонне осветить местные условия и наметить тот масштаб, в котором должно быть спроектировано предприятие». Однако, протянув с ответом, городская дума только через год направила письмо в Русское техническое общество, сообщая, что «стесняясь расходом» желала бы пригласить вместо двух одного специалиста. Из Санкт-Петербурга отписали: «Электрический Отдел Императорского Русского технического общества… не получая ответа от городской управы… принял в последнее время к своему рассмотрению несколько новых дел. В виду этого Отдел в настоящее время не имеет уже возможности принять на себя разработку заданий для проекта устройства электрического освещения в г. Симбирске».

Электростанция на 160 лошадей

«Ссылаясь на переговоры с Господином городским головой Леонидом Ивановичем Афанасьевым, – писал В.К. Рихтер 22 января 1911 года в Симбирскую городскую управу, – сим имею честь предложить городской управе свои услуги по составлению проекта электрической сети для освещения у частных абонентов за руб. 300 – за каковую сумму я обязуюсь сделать подробную смету, план проводки и пояснительную записку. Вместе с этим я принимаю на себя рассмотрение смет и дать заключение о них, когда таковые поступят в управу от фирм на сделанные ими запросы по этому делу. С совершенным почтением готовый к услугам В. Рихтер».

На заседании городской думы 27 января 1911 года рассматривался доклад «Об устройстве электрической станции»:

«Для выяснения количества электрических лампочек частного пользования, которые могут быть присоединены к городской токопроводной сети, городская управа произвела соответствующую анкету; при этом было заявлено свыше 5000 лампочек /в переводе на 16-свечные/; в это число не вошли, однако, освещение городских зданий, а также существующие электрические станции, из которых некоторые и весьма крупные, как, например, в доме Дворянского собрания, без сомнения, присоединятся к городской сети.

При рассмотрении с участием специалиста г. Рихтера прежней приблизительной сметы, совещание городской управы и водопроводной комиссии признало желательным удовлетворить, по возможности, всех лиц, подавших заявления; что касается предположенных 42 дуговых фонарей уличного освещения, то совещание решило на первое время от них отказаться и использовать предназначенный для них запас энергии для частного освещения, тем более, что выгодность эксплуатации электрических фонарей по сравнению с керосинокалильными всецело зависит от стоимости выработки электрической энергии; уже при цене 10 коп. за к.в. час и 2600 часов годового горения дуговой фонарь обходится значительно дороже керосинокалильного.

При обсуждении технической стороны вопроса выяснилась необходимость ввести следующие изменения: принять трёхфазовый ток вместо однофазового; принять напряжение первичной сети в 2000V вместо 3000V; упразднить подстанцию с трансформаторами для преобразования тока высокого напряжения в ток напряжением 110V, разместив последние в разных пунктах города, усилить мощность агрегатов машин до 160 лош. сил вместо предположенной мощности в 120 лош. сил. Сделанное городским инженером предложение об устройстве центральной станции совещание, основываясь на цифрах, представленных инженером Бромлей и г. Рихтер, постановило отклонить. Городской инженер с упомянутым расчётом не согласился и остался при особом мнении.

Признавая необходимым заказать проект для электрического устройства и таким образом установить стоимость сооружения соответственно выяснившемуся спросу на энергию, Совещание Городской Управы и Водопроводной Комиссии постановило: поручить составление проекта и сметы электротехнику В.К. Рихтер за 300 руб.»

Итак, началась работа над проектом. 3 февраля 1911 года городская управа направила в адрес Владимира Рихтера план города Симбирска в четырех экземплярах, на одном из которых ему необходимо было «усмотреть сведения для проэктирования электрического освещения», при этом оговаривалось, что «можно ожидать присоединения новых абонентов в районе каменных кварталов/обозначены на плане красной краской/, а также по улицам Покровской, Московской, В. Лисиной и Шатальной».

В апреле того же года для сооружения электрической станции был отведен участок в районе Александровской (территория к востоку от нынешней Ульяновской областной больницы) и Сенной (восточная часть, где ныне расположен стадион «Спартак») площадей.

Городская управа 7 июля 1912 года доложила городской думе, что по устройству электрического освещения: «получены машины и для установки и сборки их на месте выписаны с завода монтёры; в здании станции поставлен, испытан и принят грузоподъёмный мостовой кран; сделаны фундаменты под установку машин; от фирмы Эрихсон получены приборы и части к ним для оборудования главного распределительного щита; заканчиваются работы по устройству помещения для распределительного щита; испытано, принято на заводе городским электротехником и получено здесь всё количество бронированных кабелей высокого напряжения с арматурой к ним; изготовлены инструменты для укладки в землю по улицам бронированных кабелей; извещена фирма о возможности начать работы по прокладке кабелей; получено с завода всё количество голой меди для воздушной сети низкого напряжения; от фирмы Сименс получен весь материал для прокладки по уличным столбам проводов; по улицам города поставлено 150 столбов для сети низкого напряжения; состоялось предварительное соглашение с Казанским Поч.-Т. округом относительно переустройства существующих телеграфных и телефонных линий на Б. Саратовской и Московской ул., препятствовавших прокладке осветительных проводов; закончены каменные работы по кладке в разных местах семи трансформаторных будок и производятся разные работы по устройству остальных 15 помещений для трансформатора».

Скептики померкли

1 января 1913 года электростанция была введена в эксплуатацию. Вот как осветили эту новость в газете «Симбирянин» за 2 января 1913 года:

«В день Нового года Симбирск скромно открыл только что отстроившуюся электростанцию. Освящение этого ценного, с какой бы точки зрения его не рассматривали, городского сооружения происходило в самом здании станции в присутствии приглашённых и в массе съехавшихся почётных гостей: преосвященного Вениамина, губернатора А.С. Ключарёва, вице-губернатора Ширинского-Шихматова, членов Государственной Думы П.С. Петрова и А.А. Мотовилова. В зале присутствовали вместе с Афанасьевым все члены управы, городские инженеры А.М. Нефедьев, В.И. Воронцов-Вельяминов, А.К. Сокович и технический персонал электростанции. Высоко-высоко, под самыми сводами зала, занял место военный оркестр Уланского Литовского полка с трубачами во главе. Затем преосвященный Вениамин с протоиереем Троицким и ещё несколькими священнослужителями провели службы и окропили здание и машины. После чего наступил черёд торжественных речей. Первым говорил Афанасьев. В своей речи Леонид Иванович подробно охарактеризовал значение электростанции, призванной удовлетворять многочисленные нужды города в воде, освещении и многие другие. Не обошёл стороной и трудности, с которыми столкнулись её создатели. «Но энергия нынешней думы, водопроводной комиссии, объединённых одной общей целью, деятельность всех лиц городского управления, – подчеркнул он, – позволили добиться поставленной задачи. Видимая простота здания, техническое совершенство его свидетельствуют как о несомненном культурном росте Симбирска, так и о серьёзном решении идти твёрдо и неуклонно по пути приобщения к мировой культуре». После выступления он объявил об открытии станции, что было встречено громкими криками «Ура».
Выступивший вслед за ним А.С. Ключарёв одобрил желание городской думы и управы превратить Симбирск из города грязи и пыли в культурный уголок. Он поприветствовал Афанасьева «как одного из энергичных исполнителей стоящих перед городским самоуправлением задач». После прозвучавших речей начался городской праздник.
Эффектным светом озарился беломраморный щит, а ещё через секунду по громадному белому залу разлилось море света. Зал разразился овациями, загремел хор трубачей, понеслись поздравления. Зал наполнился торжественным шумом. Среди звонов бокалов шампанского, среди шума поздравлений не слышно было хода громадных машин. Так восхитителен был зал, так торжественна была картина, что скептики с их скептицизмом должны были померкнуть. Глаза невольно направлялись к тем, кто создал этот праздник городской культуры и благоустройства, и всем хотелось сказать им большое спасибо. Благодаря энергии городской комиссии из состава управы и гласных: А.И. Дубровина, Н.В. Голубкова, М.А. Волкова, В.П. Волкова, А.П. Балакирщикова и других, благодаря сотрудничеству заведующего станцией А.К. Соковича, инженера В.И. Воронцова-Вельяминова, архитектора Ф.Е. Вольсова заёмные миллионы нашли хороших финансовых исполнителей».

Так началась история Ульяновской городской электросети, которая насчитывает уже сто лет. На днях на улице Минаева, рядом с предприятием, появился памятник, посвященный юбилейной дате.

Ольга Шипова.
Фото – Ульяновская городская электросеть

Оцените новость:
  • (9 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...