Молодежная политика: полный брейн-шторминг

20 Фев 2013 Аналитика Dinika

15 февраля в Ульяновске прошла стратегическая сессия губернского совета развития молодёжи «Молодёжная политика. Общее дело», а 18 февраля окончательную ясность в стратегию молодежной политики была призвана внести интеллектуальная форсайт-мастерская «Новые вызовы – новые решения». Для этого были предложены отличные прозрачные механизмы – брейн-шторминг, идейная карусель, панельная дискуссия и т.д. Неудивительно, что это привело просто к изумительному результату. Итогом без сомнения огромной работы стала новая схема молодежной политики региона.

Если же оставить в стороне сарказм, который в данном случае может быть только черным, можно признать, что мероприятия с пафосными названиями оказались чистой воды профанацией. Вполне в стиле основного организатора «штормингов» Ольги Куракиной, заместителя министра внутренней политики: много пафоса, пустых разговоров и ноль результата.

Как особо отметил лидер УРОО «Городская среда» Александр Яшин, который мужественно посетил целый ряд «каруселей» и «панелей», более бессмысленного времяпровождения у него не было очень давно. Причина проста и очевидна – вся эта возня с молодежной политикой и стратегиями от молодежи и её реальных проблем бесконечно далека. И все это отлично понимают.

Так к чему же тогда штормить мозг бедным школьникам, которых собрали на «каруселинг», или в очередной раз зацикливаться на молодежном самоуправлении в лице бессмысленных молодежных парламентов, избирательных комиссий и прочих игрушек?

Ответ на этот вопрос прост и очевиден – ради самого процесса. К сожалению, в нашей области очень многое делается именно по этому принципу, при этом с расчетом на одного единственного реального зрителя. Зовут его, как несложно догадаться, Сергей Иванович. По сути, верноподданные чиновники попросту создают вокруг своей целевой аудитории дымовую завесу из того, что эта целевая аудитория в лице одного человека хочет увидеть и услышать. Увы, но эта завеса не имеет ничего общего с реальностью.

Более того, выглядит буквально издевкой. Вот цитата из пресс-релиза, посвященного стратегической сессии:

«По словам губернатора-председателя правительства Ульяновской области Сергея Морозова, перед нами стоит важнейшая задача – определить стратегию современной молодёжной политики на территории Ульяновской области. Главное, к чему мы должны стремиться, – это создание максимально комфортных условий для жизни и развития каждого молодого жителя региона. Молодёжь несёт в себе огромный созидательный, деловой и творческий потенциал, её неординарные идеи необходимы Ульяновской области».

Посыл по идее правильный, но что получилось в итоге? А в итоге получилась схема новой молодежной политики региона. И не просто схема, а структурно-функциональная схема, то есть, по сути, инфографика, описывающая пути прохождения различных сигналов.

Попробуем ею воспользоваться. Разберем вполне конкретный случай – ребята из одного района хотят поставить себе спортивную площадку из пары брусьев и турников. Как им донести свою проблему до человека, реально принимающего решение? Попробуем проследить алгоритм действий.

Итак, согласно схеме, ребята могут действовать несколькими путями – обратиться в органы молодежного самоуправления, которые столь любимы нашим министерством внутренней политики. Но откуда простым ребятам знать про молодежный парламент или, упаси Господи, молодежную избирательную комиссию?

Этот вариант отпадает. Переходим к следующему – молодежные общественные организации. Таковые у нас есть, но решить проблему ребят согласно схеме с помощью власти могут только те из них, которые напрямую с этой властью связаны. Шансы взаимодействия низовых инициатив с таковыми весьма мизерны.

Согласно схеме остаётся единственный вариант – школьные и студенческие советы. Они в свою очередь должны обратиться в департамент молодежной политики области, который призван решить проблему. Как? Для этого в схеме есть свои стрелочки. Увы, их всего три – одна ведет фактически обратно, в некую региональную виртуальную общественную приемную, которая, согласно схемы, вообще лишена иных полномочий, кроме перепихивания проблемы обратно «в народ» или на обсуждение в молодежный парламент.

Вторая стрелочка ведет к очередному непонятному образованию – к молодежному конгрессу. У него также нет никаких полномочий, кроме замыкания проблемы обратно на тех, кто её поднимал.

Третья стрелочка ведет на уровень местной власти – в сторону совета молодежи района. Этот совет, судя по схеме, является тем центральным блоком, на который и должны спускаться все без исключения реальные проблемы. То есть, согласно схеме, начальный сигнал может ожидать лишь две судьбы – либо навечно потонуть во многочисленных непонятных искусственно созданных молодежных структурах, либо спуститься на уровень совета молодежи района. Который, судя по всему, и должен отдуваться за всё – пихать администрацию, долбать депутатов, взаимодействовать на муниципальном уровне со всеми участниками процесса и т.д.

Надо отметить, что советы молодежи в муниципальных образованиях созданы, и в некоторых даже работают вполне успешно. Но полномочий и реального влияния у этих организаций явно недостаточно, чтобы решать серьёзные проблемы или реализовывать достаточно масштабные проекты. Проблема уровня турника может быть рано или поздно ими и будет решена, а вот что-то более серьёзное – уже вряд ли.

Да и шансы того, что пущенный по схеме сигнал дойдет до совета молодежи района, как несложно понять, равны 1 к 12. То есть даже теоретическая вероятность решения низовой проблемы, согласно схеме, – 8,3 процента. Большее невозможно из-за включения в схему разнообразных искусственных образований с непонятным функционалом – органов молодежного самоуправления, виртуальных приемных, молодежного конгресса и т.д. Согласно схеме, все они не имеют никакого практического смысла для прохождения реального сигнала и лишь снижают вероятность решения проблемы.  Более того, если строго следовать схеме, то и департамент молодежной политики вовсе не нужен – это получается вещь в себе…

Схема говорит сама за себя. Желание показать всю наработанную структуру и сложность всей стратегии работы с молодежью сыграло против региональной молодежной политики. Анализ показывает, что существующая система попросту неработоспособна, о стратегии говорить вообще не приходится, а молодежи предлагается заботиться о себе самостоятельно, оставив игрища с форсайт-технологиями и прочими панельными дискуссиями властям.

Впрочем, подобная ситуация царит не только в молодежной, но и вообще во всей внутренней политике региона. Массово создаются лояльные, но неработоспособные бессмысленные структуры, которые активно включаются в сложные схемы взаимодействия, в которых любой реальный сигнал моментально угасает. Таким образом, власть имитирует всё, что ей необходимо – общественность, объект управления и обратную связь. Единственное, что не имитируется – это соответствующие расходные статьи бюджета.

Оцените новость:
  • (1 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...