В области пора менять элиты

05 Фев 2013 Аналитика Dinika

В области почти выстроена транслируемая федералами модель сословной монархии с механизмами суверенного гражданского общества. Декларируемая и реализуемая явочно-имитационным порядком открытость органов власти оборачивается для них ретрансляцией вопиющей неэффективности чиновничьего аппарата. В области попросту некому принимать решения. Спасти область может лишь ротация элит, но в существующих условиях это невозможно. Будущего нет.

Доходит до смешного. Даже из государственной пропаганды в СМИ внимательный читатель может понять, что практически любое сколь-либо значимое решение в области принимает лично губернатор. Остальной аппарат воплощает в жизнь поручения. С какой долей эффективности это делается – вопрос второй. Важнее другое – власть забронзовела и утратила всякую гибкость. Причина этого проста – отдача практически ВСЕХ значимых решений в руки всего нескольких человек. Очевидно, что при этом качество решений весьма страдает. Но самое главное – неправильные решения не встречают никакого противодействия. Их молча пытаются исполнять, даже самые бредовые.

Итог этого мы видим почти каждый день – дни огурца, колобки, центры славянства и т.д. Подобные идеи, облекаясь в форму приказа, преломляются через вертикаль исполнителей и доходят до конечного потребителя якобы продукта в виде набора совершенно фееричных по своему идиотизму сигналов. Эффективность решений, естественно, соответствует уровню конечных сигналов.

Причина – взращивание на уровне государственной политики под лозунгами динамического консерватизма и традиционных ценностей действительно традиционной для России сословной монархии. Подобное государственное устройство, по-видимому, естественно для страны, коли воспроизводится раз за разом под соусом то просвещенной монархии, то коммунизма, то суверенной демократии.

Подобное мироустройство исключает ротацию элит. Под это давно подведена и идеология. Постоянный правитель якобы может думать стратегически и реализовывать долгосрочные планы, а не дрожать за трон и тратить силы на ненужные политические битвы и борьбу за признание народа. Концепция проста – правят элиты, опираясь на соответствующие сословия, низшие сословия живут, как живётся. Силы, не попадающие в понятие «элита», вынужденно маргинализируются и ликвидируются как возможная альтернатива.

Завершающую стадию этого процесса мы наблюдаем сейчас под видом поддержки гражданского общества. Политика проста – небольшими, но точными ударами сузить поле для возникновения источников ресурсов для альтернативных элит до минимума. Тем самым любая неподконтрольная власти гражданская активность автоматически сходит на нет. Любые гражданские инициативы вынуждены обращаться к власти как к единственному обладателю необходимых ресурсов и легитимности. Взамен гражданское общество как таковое теряет идеологическую самостоятельность и становится неспособно формировать адекватный альтернативный продукт. Власть лишается всех потенциальных источников конкуренции.

При этом речь идёт не только о политическом поле, но и о поле функционирования альтернативных гражданских институтов. Получаемый продукт в русле тренда можно назвать суверенным гражданским обществом. И оно практически построено – цепочка репрессивных законопроектов 2012 года окончательно загнала альтернативу в границы системы, лишив независимых ресурсов («агенты влияния»), возможностей донесения альтернативного политического проекта и ряда сторонников.

Уже сформированные в сословия элиты лишились всякой реальной конкуренции. И дело даже не в системе выборов, а в устранении механизмов появления конкурирующего продукта. Конкуренция становится возможной лишь в рамках существующих элит. То есть условием попадания во власть становится вхождение в элиту.

Надо отдать должное кремлевским идеологам – им удалось выстроить и вполне работоспособный механизм бесконфликтного имитационного вхождения альтернативных проектов в действующие элиты через разнообразные “общественные” и “экспертные” структуры. Эти слова мы не зря взяли в кавычки – они вовсе не несут обозначаемого смысла, а лишь служат механизмом достраивания сословной структуры.

Неудивительно, что описанная выше политика в первую очередь заработала в наиболее бедных регионах, в том числе и в Ульяновской области. Наш регион идеально вписался в разработанную схему по причине отсутствия иного центра ресурсов, нежели бюджет и, соответственно, власть. В рамках реализации стратегии суверенного гражданского общества и выстраивания локальной сословной монархии мы явно оказались одними из лидеров.

На данный момент почти все стадии пройдены – суверенное гражданское общество в своем строительстве близко к завершению, сословное деление прорисовано явно, вертикаль власти выстроена и успела деградировать до «царевой воли» как единственного источника легитимных решений. Мы же все успешно стали холопами.

Всего два года реализации на территории области новомодной политики Кремля уже привели к окончательной деградации внедренной модели. С этой точки зрения вполне можно считать Ульяновскую область референтным регионом, действующей моделью реализуемой федеральной политики. Понемногу так же станет и в других субъектах.

Хуже уже совсем некуда, но дальше будет ещё хуже. Окончательный разрыв с реальностью уже не за горами. Власть как набор правящих сословий начнет обслуживать исключительно себя. Итогом станет полный развал всего, ведь любая альтернатива уже почти напрочь выпилена.

Спасти область может лишь ротация элит, пусть и в рамках одного сословия. Только это способно создать внятный альтернативный проект и даже в рамках существующих политических ограничений добиться постепенной смены «царей» (людей, принимающих решения) на таких, которые генерируют более удачные решения. Пусть даже и исключительно в рамках интересов соответствующих элит. В противном случае нас ожидает окончательный коллапс и фактическое безвластие, когда бояться принять даже минимальное решение будут все поголовно.

Оцените новость:
  • (12 голосов, средний: 4.92 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...