От села отодвигают социальную сферу?

25 Янв 2013 Колонка редактора Dinika

Нынешняя политика государства – отделение от собственного народа, политкорректно называемая оптимизацией институтов. В последние годы оптимизировали всё – здравоохранение, образование, культуру, ЖКХ. Суть оптимизации проста – перекладывание вопиющей неэффективности власти на простой народ. Теперь очередь дошла и до почты, причем в сельских районах.

И это страшно. Если в более-менее крупных городах и поселках на смену неэффективным институтам государства пришли альтернативные, которые позволяют хоть как-то выживать хотя бы небольшой обеспеченной части населения, то в селах подобной замены не происходит, точнее приходит квази-замена, замена методом деградации.

Сначала по области прокатилась волны оптимизации культуры и сельских школ? в результате которой многие малые поселки утратили клубы и школы, а вместе с ними и жизнь. Ведь известно, что если в селе жива школа, то живо и само село.

Затем оптимизировали здравоохранение, в результате чего во многих селах и деревнях были ликвидированы фельдшерские пункты. В совокупности с оптимизацией сферы ЖКХ это привело к тому, что многие малые поселения оказались полностью отрезаны от медицины. Скорая помощь туда либо не едет вовсе, либо едет по разбитым грунтовкам настолько долго, что само её появление становится бессмысленным.

Итогом стало то, что мало-мальски активное население малых сел, которое не успело окончательно спиться, всеми возможными способами постаралось выбраться из них в более крупные поселения, где можно худо-бедно жить, а не ежедневно бороться за выживание. Оставшиеся стали скатываться всё ближе и ближе к каменному веку.

В течение 30 лет мы ежегодно наблюдали за жизнью одного небольшого села в Старомайнском районе, которому не повезло. В советское время в селе было подсобное хозяйство крупного предприятия, школа-десятилетка, клуб, почта, фельдшерский пункт, МТС. Были построены типовые сельские усадьбы на две семьи, в хозяйстве работало много молодежи, от трассы начали прокладывать асфальтовую дорогу… Многие мальчики, вырастая, поступали в Сельхозинститут или в политехнический, многие девушки уезжали в Старую Майну в техникум. Вот-вот ждали газификации. В будущее смотрели с надеждой и уж никак не ощущали себя людьми второго сорта.

Прошло 25 лет. Теперь многие кирпичные сельские усадьбы стоят пустые. Некоторые ждут летних дачников, но большинство разбираются на кирпич. Оставшиеся жители предпочитают жить в домах старой части села – в избах. Так получается экономней. Как и два века назад, ради экономии дров зимой многие отапливают лишь одну комнату. Школа стоит крепостной стеной недостроя сразу за огородами, об МТС напоминает лишь гора колотого шифера. Все железо сдали ещё 10 лет назад, последние плиты и кирпичи продали заезжим коммерсантам четыре года назад. Клуб спалили местные ребятишки. Просто со скуки. Тем более, что и делать в пустом здании без электричества и тепла было нечего. Там просто пили.

Людку–фельдшера сократили лет 15 назад, пункт закрыли, но вывеска с красным крестом осталась. За лечением оставшиеся местные ездят в Старую Майну. Транспорта нет, поэтому маршрут выглядит так: семь километров пешком до трассы, а затем 30 километров на попутках до райцентра.

Вакантный институт здравоохранения заняла бабка-знахарка, которая пользует немногих оставшихся местных стариков и старух заговорами и травками. Говорят, что иногда помогает.

С образованием проще – единственный в селе ребенок школьного возраста в школу просто не ходит, так как официально признан умственно отсталым. Читать-писать научили и хватит. Дальше ежедневная школа выживания.

Дорогу зимой чистят. Если повезет, то раз в 2-3 дня проходит К-700 с отвалом. В результате едешь по снежному коридору, стены которого при случае снежной зимы вырастают гораздо выше крыши грузовика. Дорогу чистят в основном для почты. Из благ цивилизации за исключением периодически пропадающего электричества и магазина районного коммерсанта в деревне осталось только почтовое отделение.

Почта используется не только как место для выдачи пенсий и оплаты нехитрых платежей, но и как своеобразный клуб, а также магазин. Когда коммерсант запивает и не привозит товары на свою дальнюю точку, почтовое отделение оказывается единственным местом, где можно купить необходимое. Раз в неделю привозят и газеты, которые читает всё село.

Оптимизация почтовых отделений была декларирована «Почтой России» ещё в 2004 году. Проект охватывает всю Россию и призван повысить экономическую эффективность работы ведомства. Проще говоря, «Почта России» захотела избавиться от убыточных отделений.

Стартовавшая в этом году в Ульяновской области оптимизация на данном этапе должна затронуть 47 подобных отделений в сельских районах. Наверняка, этим дело не ограничится. При условии отсутствия массового социального протеста можно ожидать, что отделения будут сокращаться и далее. Благо, запас по нормативам ещё есть.

На сегодняшний момент на селе работает 403 отделения почтовой связи. При этом по нормативам одно отделение может приходится на 2000 человек, то есть можно «безболезненно» сократить до 120 отделений. Тем самым, без сомнения, добиться более высокой экономической эффективности.

Но возникает вопрос – а что, «Почта России» – это чисто коммерческое предприятие? Или всё-таки государственный институт, несущий социальные обязательства?

Что такое почтовое отделение для села, которое мы описали выше? Действительно, последний оплот цивилизации, единственное (!) государственное учреждение в населенном пункте, на которое возложены практически все оставшиеся функции по обеспечению жизни села. Тут и пенсии, тут и оплаты, тут и продажа товаров первой необходимости, и возможность передать весточку родным, и способ получить передачку из райцентра… С точки зрения социальных обязательств государства перед жителями, которые и так сокращены до минимума, ценность таких убыточных отделений гораздо выше, чем отремонтированных почтовых залов в крупных городах.

Но на подобные нюансы государству, судя по всему, наплевать. Государство хочет лишь зарабатывать, причем на тех базовых функциях, которые призвано предоставлять бесплатно.

Стоит отдать должное «Почте России», она совсем отказываться от обслуживания «таёжных тупиков» оно не намерена. Предполагается, что обслуживать их будут некие передвижные почтовые отделения.

Естественно, что никакой заменой стационарным отделениям почты они послужить не смогут. Подобные «передвижки» мы уже проходили. Старшее поколение отлично помнит автолавки, а то и подвозы с почтальонами, которые использовались во время войны и в начале 50-х годов. Чем же грозит для села такой возврат к истокам?

Этот вопрос мы задали бывшему руководителю ульяновского филиала «Почты России» Константину Долинину.

- Для села и для жителей это плохо, никаких приездов несколько раз в неделю не будет. В лучшем случае почтовая «передвижка» приедет раз в месяц. Будет издевательство над местными жителями. Если сейчас в селе есть почтальон, и он ходит по домам, разносит пенсии, то что будет при планируемой системе? Приедет «передвижка» и к ней все пенсионеры побегут? Вопрос ещё. А куда она приедет? Во многих селах не осталось вообще административных зданий.
Возникает вопрос к антимонопольной службе – а имеет ли вообще право национальный оператор так поступать? Я считают, что это геноцид сельских жителей. Нехватка денег – вранье, почта получает огромные субсидии на деятельность убыточных отделений.

С Долининым согласен и редактор единственной в России независимой районной газеты «НАША газета» Андрей Школьный:

- Закрытие почтовых отделений – это грустно. Социальная сфера всё дальше и дальше отодвигается от села, людей лишают возможности нормально пользоваться государственными услугами.

При этом почта как раз была выбрана одним из оплотов внедрения в жизнь государственных услуг в электронной форме. В областном правительстве эту сферу курирует заместитель губернатора Светлана Опенышева, которая продвигала в регионе внедрение филиалов МФЦ на базе почтовых отделений. Ещё одной громкой акцией были планы раздачи почтальонам планшетных компьютеров.

По словам Светланы Опенышевой, в передвижных пунктах также будет возможность получить доступ в интернет и воспользоваться государственными услугами в электронной форме. Естественно, только в момент посещения поселка передвижным пунктом…

В советское время было такое понятие как неперспективные села, которые старались расселить. Но при этом никто не лишал “неперспективных” минимальных благ цивилизации. Тогда ценились люди, а сегодня что ценится?

Оцените новость:
  • (10 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...