Ульяновск – середина центра мира

Как известно, на днях Ульяновск чуть не стал столицей России. Звание, достойное величайшей сути нашего края. В России больше нет региона со столь явной и глубокой сакральной сутью. Более того, именно Ульяновск можно по праву назвать центром Евразии, её Хартлендом. А историческая миссия Евразии, как известно, – стать центром мирового надчеловеческого, сутью сакрального. И в этой миссии Ульяновску не может не отводиться величайшая роль – стать центром духовного возрождения, истинным центром мира.

Что такое наш регион? Территория трех великих цивилизаций, трех разных культурных кодов – язычества, ислама и православия. Регион пересечения двух величайших путей, точка сакрального перекрестка. Два величайших торговых пути древнего мира – волжский «север-юг» и караванный «восток-запад»; две четкие границы – Волга между мужской степью, местом битвы – Востоком и женской цивилизацией укромного дома-леса – Западом, между статикой духовного Севера и динамикой изменчивого Юга.

Все великие цивилизации чувствовали силу этой земли, её потенциал для перехода в сакральное. Именьковцы украшали величайший перекресток алтарями, булгары – мечетями и славными битвами, но конечную точку поставила русская цивилизация, увенчав гору-алтарь короной-кремлем Симбирска и четко прорисовав линии величайшего перекрестка засечными чертами и волжскими караванами.

Только на перекрестке возможен настоящий синтез. Только здесь заключается сила единства, сила творения, объединяющая духовное и материальное в едином порыве. Именно за счёт этого синтеза булгары побили в 1223 году деструктивные полчища ордынцев, только за счёт силы самого места именно Симбирск стал тем тупиком, где остановился пожар бунта Разина. Все эти победы – результат поиска и нахождения сакрального, точки неподвижности в круговороте бытия.

Простое теряется, кельтский крест территории может оказываться и бременем, которое тяжело вынести. Но сила перекрестка никогда не иссякала. Симбирск как «тихое дворянское гнездо» – это точка сбора, самоопределения, когда из бесконечной вариативности поворотов судьбы надо выбрать свой пути. Территория в этом помогла и Карамзину, и Гончарову, и Керенскому, и Ленину.

Точка перехода в сакральное требует своих символов – алтарей, помогающих понять и принять, использовать и найти. Ульяновск стал городом-алтарем тому, кто воспользовался «на всю» силами места – Ленину. Это – алтарь поиска и нахождения, выражение не конечной цели, а самого смысла перехода, становления, изменения и формирования. Два пути создают перекресток, два берега создают реку, два начала формируют движение. Неважно, в какие формы облечена эта идея. Формы меняются, а суть величайшего перекрестка остаётся – это акт сакрального делания, это «три», без которого не бывает одного, единого, это путь к этому. Это – роль Хартленда.

Оцените новость:
  • (5 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...