Область-мышка или удачная игра властей

11 Янв 2012 Аналитика Dinika

В самом конце минувшего года был наконец опубликован доклад об эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ за 2010 год. Вчера, 10 января, настала очередь «разбора полетов» – В.Путин провел по теме селекторное совещание.

Собственно, своеобразный рейтинг регионов – это не только индикатор, но и важнейший инструмент влияния на регионы. Мы уже подробно освещали этот вопрос, поэтому интересующихся отсылаем к нашей предыдущей публикации. Внимание же заострим на другом – вчера на селекторном совещании Путин впервые практически открыто признал то, о чем мы уже писали: оценка эффективности – это не только информационная основа воплощения в жизнь принципа «кнут и пряник» по отношению к регионам, но и способ эффективного манипулирования ими. Причем манипулирования не прямого, а косвенного.

Механизм работает просто. Первичными и для региональных и для федеральных властей являются цифры. Цифр в рейтинге много – всего учитывается более трех сотен критериев – индикаторов, из них более полусотни – непосредственно при составлении итогового рейтинга. Само слово «индикаторы» на первый взгляд предполагает применение исключительно в оценочном поле. На первый взгляд всё просто. Вот здесь у нас не очень хорошо – надо подтянуть, здесь получше, а вот тут – полный провал. Например, здравоохранение – отлично, а в сфере ЖКХ – развал. Можно делать выводы и наказывать по вертикальной цепочке виновных, благо есть прямые индикаторы качества их работы. Но на самом деле этот механизм имеет глубокую обратную связь, которая зачастую оказывается гораздо важнее оценочной части.

Первоначально список критериев оценки был задан в 2007 году 825-ым Постановлением Правительства при старте всей индикаторной системы. Первый же год работы рейтинга показал, что сам пул критериев – это мощнейший инструмент влияния. Регионы ради необходимых позиций в рейтинге начинали «шевелиться» в нужных направлениях. Пусть и исключительно ради цифр, но результаты были. В итоге в 2010 году рейтинг был значительно обновлен – добавлена масса новых критериев оценки, явно с расчётом на развитие тех направлений, оценивать которые и призван рейтинг. Так причины и следствия отчасти поменялись местами. Мы подробно рассматривали этот механизм в середине прошлого года на примере экологии, которая «внезапно» в регионах (и в Ульяновской области в том числе) оказалась среди приоритетных направлений.

Метод, по-видимому, оказался достаточно эффективным – настолько, что Путину пришлось особо обратить внимание на его издержки. Так, 10 января на селекторном совещании он озвучил примеры массовых случаев закрытия малокомплектных школ исключительно ради достижения приемлемых показателей оценочных индикаторов. Общих, как известно, для всех регионов. Очевидно, что сравнивать Чукотку и Московскую область в данном случае в принципе невозможно. Но школы закрывали и там и там. И это людей, рассматривающих рейтинг как инструмент влияния, не может не радовать. Значит, метод причинно-следственной инверсии работает, и работает намного лучше прямых распоряжений. Осталось лишь его в этой части «дошлифовать». Эту задачу и поставил вчера Путин.

Без сомнений, инструмент будет ещё более отточен, а значит, регионам придётся проявлять ещё большие чудеса изобретательности в поиске необходимых компромиссов, ведь остаётся и вторая сторона медали – собственно, оценка.

Тут тоже не всё просто. На первый взгляд кажется, что регионы должны стремиться любой ценой достигнуть как можно более высоких показателей по ключевым индикаторам. Тогда, глядишь, и по головке погладят. Но это вовсе не так.
Финансовые потоки у нас, как известно, централизованы. У дотационных регионов (а таких большинство) бюджет формируется дотациями из центра как минимум на четверть. При этом наибольшая часть этих денег приходит в виде разнообразных субсидий и субвенций, большей частью целевых. Основная задача властей таких регионов – получить подобных «переводов» (не только в рамках выравнивания бюджетной обеспеченности) как можно больше. На развитие ЖКХ, по целевым программам здравоохранения, на софинансирование строительства дорог и т.д. Очевидно, что для этого выгодно по необходимым направлениям прикинуться беднячками, иначе денег никто попросту не даст. Этот факт и формирует стратегию работы с цифрами в отчетах. Наиболее эффективным оказывается быть в середнячках по тем индикаторам, по которым можно теоретически ожидать федеральных денег, но при этом в общем и целом демонстрировать небольшой, но устойчивый рост, чтобы не навлечь на себя лишнего гнева центральных «оценщиков». Быть «серой мышкой» для дотационных регионов выгодно, особенно по показателям, введенным недавно.

У регионов-доноров стратегия несколько другая. Так как речь сейчас об Ульяновской области, углубляться в этот вопрос не будем, лишь отметим, что для богатых субъектов гораздо важнее другая часть «вилки», а именно – точное понимание сигналов центра, которые даются с помощью новых индикаторов.

На этом теорию можно считать законченной и переходить непосредственно к анализу положения в рейтинге Ульяновской области. Скажем сразу – мимикрия удалась, область в рейтинге занимает завидное 15 место по динамике эффективности (тот самый «медленный, но верный рост») и при этом находится в самой середине «турнирной таблицы» по критерию комплексной оценки эффективности. «Серая мышка» с высоким потенциалом, который можно раскрыть. Не без помощи, конечно же, федеральных денег.

Не знаем, случайная эта удача или расчетливая работа с цифрами, но и сама структура «попаданий в индикаторы» у области такова, что позволяет уверенно требовать и получать. Если оставить в стороне раздел про эффективность госуправления и перейти сразу к экономической части, то можно заметить, что показатели области по критериям, которые можно считать «бюджетопотенциальными» оказываются оптимальными для получения разнообразных федеральных траншей, а именно – «средними, но с тенденцией к росту». Подробный анализ этой ситуации – тема для отдельного материала, в котором уже можно делать определенные прогнозы. Для этого достаточно проанализировать и сравнить показатели области в рейтинге и условия и требования ряда целевых федеральных программ. Даже такого, простейшего, анализа вполне хватит для того, чтобы оценить бюджетную обеспеченность региона на ближайшие годы. Если, конечно, не поменяется местная власть.

В заключение же хотелось бы заострить внимание на другом, а именно на том, что рейтинг эффективности со всеми своими индикаторами имеет весьма отдаленное соотношение с действительностью. Это настолько очевидно, что было практически признано во всеуслышание самим Путиным на вчерашнем селекторном совещании. Какой-то практический смысл рейтинг имеет лишь для регионов-доноров, действительно отражая качество жизни населения и качество управления. Для дотационных регионов рейтинг указывает лишь на одно – на искушенность региональных властей в хитрых играх с центром. Как мы выяснили, «читать» эту часть рейтинга необходимо от середины. И тут Ульяновская область оказывается явно одним из лидеров. По работе с цифрами и по хитрому оперированию показателями нам в стране равных мало. А вот по всему остальному… С экономической точки зрения положение области в середине списка выглядит весьма странно. Неудивительно, что серьёзные финансисты, экономисты и инвесторы данные рейтинга эффективности управления в своей работе серьёзно не учитывают.

Оцените новость:
  • (2 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...