Термодинамическая машина против вайшьийской свободы

31 Окт 2011 Аналитика Dinika

26 октября областная налоговая служба обнародовала очередную порцию статистики. Впервые за всё время широкого обнародования данных динамика регистрации индивидуальных предпринимателей оказалась отрицательной. Проще говоря, с учета за период с осени 2010 по осень 2011 года в Ульяновской области снялось больше ИПшников, чем на него встало. Из этого факта можно сделать воистину вселенские выводы.


На первый взгляд в отрицательной динамике регистрации нет ничего удивительного, если вспомнить “кризисную” широкомасштабную раздачу денег под открытие собственного дела. Тогда злополучные 60 тысяч, кажется, не получил только ленивый. Благо, никаких особых требований к начинающим бизнесменам, кроме статуса безработного, не предъявлялось. Необходимо было лишь представить хоть сколь-нибудь вменяемый бизнес-план и зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя. Как рассказывают сегодня те, кто эти деньги тогда получили, требования к “бумажкам” были минимальными, то есть деньги попросту раздавали направо и налево.

Попытка унять недовольство безработных и псевдобезработных раздачей денег удалась, народ деньги взял. Но вот с реализацией бизнес-планов в жизнь вышла серьёзная промашка. По неофициальным данным, действительно начали свой бизнес лишь несколько процентов от новоиспеченных ИПшников. И сразу стали телезвездами – двоих молодых дам, открывших одна салон красоты, а вторая – парикмахерскую, неоднократно показали все местные каналы. Впрочем, скромно умолчав о том, что, помимо 60 “безработных” тысяч, эти дамы получили и более значительные гранты на открытие своего дела. Те самые, не менее знаменитые, 300 тысяч.

С этими деньгами всё было уже серьезней. Требовался и реальный бизнес-план, и отчетность. В общем, без особой халявы. Это сразу отсеяло большинство любителей бесплатных “бонусов” от государства. Рискнули взять на себе обязательства очень немногие. В основном, таким образом легализовался мелкий теневой бизнес, наподобие рыночной торговли. Но и среди этих грантополучателей “процент попадания” получился не самым большим. По мнению экспертов, реальную деятельность, имея на старте грант, начали лишь 20-25 процентов получателей антикризисных денег.

Зная про эти факты, можно сделать вывод, что спад количества ИПшников связан в первую очередь с тем, что с учета снялись те самые “мертвые души”, которые и не думали что-то реально делать, а лишь воспользовались возможностью, предоставленной властями. Но не всё так просто. Напомним, что с начала года были подняты страховые выплаты с заработной платы. “Удар по малому бизнесу”, как часто называли это решение в прессе, моментально вызвал шквал контрмер со стороны бизнеса. Зарплаты опять стали упаковывать в конверты, бухгалтерия вспомнила о существовании “тайных книг”, а часть “ненужных” работников в очередной раз оказалась на улице. Но ещё большую популярность получил и иной способ “кадровой работы”.

Суть этого способа проста и элегантна – перейти от отношений “работодатель – работник” к отношениям партнёров. Проще говоря, многие мелкие и не очень фирмы предложили своим сотрудникам ультиматумы – либо вы регистрируетесь в качестве ИП и мы переходим на формально партнерские отношения, либо увольняйтесь. Такие случаи далеко не единичны – на подобную схему, например, перешли почти все наши соседи в промзоне, по некоторым данным так же стал работать и один из крупнейших медиахолдингов Ульяновска…

Тренд стал массовым – по данным, предоставленным нам представителем одного из бизнес-клубов Ульяновска, на подобную схему ухода от налогов перешли как минимум несколько сотен фирм и фирмочек. Даже если предположить, что “очпешнивание” коснулось лишь высокооплачиваемых сотрудников, несложно понять очевидное – чуть ли ни большинство зарегистрированных в 2011 году ИП, впервые внесенных в реестр, – это те самые вчерашние высокооплачиваемые менеджеры и специалисты. Они так и остались работать на своих местах, изменилась лишь внешняя форма.

Получается неоднозначная картина – если чуть ли не большинство новых регистраций ИП – это уход от налогов, а ликвидации – следствие раздачи кризисных денег, то где искать реальное движение, то есть как определить количество людей, действительно начинающих свой бизнес или его закрывающих?

Точного ответа на этот вопрос нет, но тренд прослеживается очень явно. Увеличение налоговой нагрузки привело к тому, что количество желающих заниматься малым бизнесом существенно сократилось. При этом сокращение происходит на фоне общего спада интереса к самостоятельному зарабатыванию денег. Тенденцию можно проследить с 2008-2009 года. Начиная с этих лет, положительная динамика регистрации ИП в области обеспечивалась в первую очередь именно раздачей «кризисных» денег. Точные цифры получить, увы, невозможно, но можно определенно утверждать, что провал последнего периода – это не случайность, а продолжение существующей тенденции в “чистом виде”, то есть за вычетом “мертвых душ”, получивших по 60 тысяч.

Удивительно, но можно отметить, что развивается ситуация на фоне повышения количества властных речей о поддержке малого бизнеса. Соотношение простое – чем больше власти говорят о пользе и нужности малого бизнеса, тем меньше людей готовы попробовать себя в качестве самостоятельных бизнесменов. Ничего странного нет, ведь власть в очередной раз демонстрирует когнитивный диссонанс. С одной стороны – пламенные речи, а с другой – палки в колеса. Никак иначе назвать повышение налоговой нагрузки и “усиление регламентирующей базы” назвать нельзя.

Свято место, как известно, пусто не бывает, баланс должен сохраняться. Активные люди вынуждены находить себе какие-то новые ниши для приложения своих усилий. И они их находят, но ценой глубинного изменения психологии. Опустошенное поле деловой вайшьийской активности заменяется чем-то другим. И это “другое” также генерируется властями путём негласного подписания соответствующего инфернального общественного договора. Генерируются эти новые смыслы, без сомнений, на самом высоком идеологическом уровне, а деятельность региональных властей негласно оценивается по качеству его исполнения на вверенной территории.

Подходя к соответствующему выводу, стоит отметить важный факт – очищенный от шелухи тренд спада желания шевелиться, выраженный в цифрах всё той же регистрации ИП (да и ООО с уставным капиталом в 10 тысяч) зеркально отображает другую тенденцию – роста количества государственных и окологосударственных структур. Департаменты, ОГУПы, министерства и прочие государственные учреждения плодятся с умопомрачительной скоростью. Аналитики часто связывают это с неэффективностью государственной машины, которая вынуждена по каждому поводу или без повода плодить соответствующий орган. Но на наш взгляд – это лишь внешняя сторона проблемы. Внутреннее же – всё тот же трансцендентный общественный договор, нигде явно не прописанный, но очевидный и понятный каждому успешному чиновнику на уровне подсознания. Его суть проста – вписать готовых хоть на что-то людей в систему, полностью зачистить поле.

Нынешней власти, несмотря на громкие заявления, малый и средний бизнес попросту не нужен. Мелкие самостоятельные людишки, способные принимать решения, пусть даже и не самые значимые, только мешают кристаллизации сложившейся за последние годы картины мира. В этом мире нет места любому движению снизу, тому, что нельзя вписать в понятные «вертикали» системы координат. Власть приняла простой постулат за аксиому. Любое движение – это опасность, надежность и «консерватизм» – это статика. Демагогия не в счёт.

Существуя в рамках такого негласного договора, чиновники вынуждены вырабатывать особую тактику. Её можно назвать тактикой самообеспечения. Система становится самодостаточным замкнутым процессом, который в принципе не рассчитан на существование чего-то вне него. Если представить аппарат чиновников и госслужащих как термодинамическую машину, состоящую из частиц, совершающих работу с выделением тепла (например, перекладывание бумажек), то окажется, что такая система будет обязательно стремиться к равновесию ввиду роста энтропии. А равновесие (т.е. воплощение в жизнь тех самых ценностей «стабильности», «надежности» и прочего «консерватизма») возможным оказывается лишь в случае притока внешней негэнтропии. Проще говоря, власть как единая машина рассматривает всё, что находится вне её, как прямое посягательство на устойчивость, но при этом нуждается в постоянном росте своей системы за счёт внешних сил.

Физика процесса подразумевает, что «новые силы», отдав для поддержания системы свою энергию, обязательно должны стать частью общего и не выделяться, дабы система не перешла в фазу хаоса. Исходя из этого животного желания властного монстра, он и генерируют двойственный общественный договор, противоречащий сам себе. С одной стороны власть нуждается в притоке «свежих сил», не дающих ей распасться на молекулы, а с другой – вынуждена обеспечивать свою абсолютную замкнутость, т.е. работать лишь на собственное воспроизведение. Выход из этого парадокса один – расширять свою структуру, подавляя всё, что находится вне.

Судя по статистике, чуткие люди уловили это желание ещё в 2008-2009 годах и, естественно, выбрали наиболее удобный и простой путь «по течению», путь во власть. От остальных, по моде последних лет, власть попросту откупилась подачками. Отсюда и 60, и 300 тысяч и программы поддержки предпринимательства. Но всё это – настоящий детский сад, подготовительная группа для активных, способ перестроить психологию.

Собственно, эта ситуация и есть успех власти, та самая легендарная стабильность, достигаемая расширением монстра власти и включением в него всё новых и новых людей, у которых предварительно происходит перепрограммирование жизненных целей и задач.

Осознав это, с великой ностальгией вспоминаешь те самые девяностые, когда инициатива не была наказуема, а общественная энергия была направлена на шевеление. Пусть зачастую и глупое, но это было движение. Сегодня же мы наблюдаем лишь статику, которая рано или поздно приведет лишь к тому, что, кроме энтропийного монстра, не останется ничего.

К тому времени статус свободного бизнесмена или предпринимателя окончательно станет маргинальным. Впрочем, до этого недалеко и сегодня. По данным социологических опросов, сегодня до 70 процентов молодых людей возжелают для себя лишь одну роль – роль части властной машины. Бизнесменами готовы и хотят стать лишь жалкие 8-10 процентов. Новое поколение всё поняло, точнее ему дали это понять.

Герцен оставил после себя гениальную мысль – «нельзя дать свободы больше, чем её есть внутри». Сегодняшняя внутренняя свобода статична даже в таких банальных вещах как зарабатывание денег или готовность идти на риск. Коридор перспектив узок из-за описанного выше негласного общественного договора, широта восприятия ограничена. Людей остаётся всё меньше, их поглощает властный монстр, импортируя энтропию и делая из любого чиновника, существующего в чудовищно узкой системе координат.

Оцените новость:
  • (6 голосов, средний: 4.33 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...