Владимир Кочетков: после Южной Америки на многое смотрю по-другому

08 Окт 2011 Интервью Dinika

Более четырех тысяч километров на велосипеде по Южной Америке, тяжелые условия высокогорья, недоброжелательное «гринго!» за спиной, а вокруг величие памятников природы и древних городов, включая знаменитый Мачу-Пикчу… Это лишь часть впечатлений путешественника Владимира Кочеткова – учителя географии, который недавно вернулся из велосипедного путешествия по Южной Америке. Фотографиями и впечатлениями Владимир поделился с читателями Улграда.

Маршрут путешественника протянулся от Тихого до Атлантического океана – с северо-запада на юго-восток, от Лимы, столицы Перу, до Буэнос-Айреса, столицы Аргентины. Путь проходил и через столицу Боливии Ла-Пас, самую высокогорную столицу мира. В этом году впервые путешествие было организовано Русским географическим обществом.

- Почему именно эти страны? Как составлялся маршрут?

- Мы постарались сделать так, чтобы частично путь совпадал с маршрутом Александра Ивановича Воейкова. Это величайший географ, основатель науки климатологии, очень известен в мире географии. В Симбирской губернии, кстати, было его родовое имение. Это интересный человек, но о нем немногие знают. И мы решили, что о нем должны знать люди. Я просмотрел свой маршрут по Северной Америке, по Мексике, и оказалось, что он совпадал с его маршрутом. Естественно, и по Южной надо было проложить маршрут так, чтобы он тоже совпадал с его маршрутом. Мы так и сделали. То есть это Анды, высокогорное озеро Титикака, самый древний город земли Тиауанако, Ла-Пас – самая высокогорная столица…


Каменная статуя в Тиауанако – самом древнем городе Америки

- В этот раз вы путешествовали в одиночку, но, по-прежнему, на велосипеде…

- Да, это интернациональный вид транспорта. Когда человек катается – это одно, а когда двигается изо дня в день тысячи километров – это совсем другое. Кроме того, надо вести все с собой – а это тяжелый груз.

- Сколько километров проехали?

- Всего получилось порядка 4700 км. Это Перу, Боливия, Аргентина. Я заезжал и в Бразилию, но совсем немного, потому что путешествие уже подходило к концу и денег оставалось мало… Она изначально не входила в планы. Изначально я планировал попасть в Чили. Но слишком уж Боливия меня вымотала.

- Чем вас так вымотала Боливия?

- Во-первых, это высокогорье. Путь проходил по горной Боливии, Андам, плато Альтиплано – второму по величине после Тибета. Высоты там значительные: 4000 и выше. Для организма это, конечно, тяжело. Было тяжело контролировать свое собственное физическое состояние. Хотя я занимаюсь, готовлюсь к дороге, но высокогорье давалось тяжело. Малейший встречный ветерок уже сказывался. Я посмотрел, как боливийцы себя ведут: походка у них такая шаркающая, они еле-еле ходят. Такое ощущение, что они в каком-то упадке сил. Сначала мне показалось это странным, а потом я понял, что двигаться там можно только медленно. Например, в Куско, древней столице инков, я впервые попробовал прибавить. Но потом у меня было ощущение, что легкие рвутся. Не стоило этого делать: потом полдня откашливался. Это было тоже очень интересно. Детям на уроках можно рассказывать и о таких вещах: о том, как человек в горах на такой высоте приспосабливается. Я считаю, что это очень интересный момент.


Дорога в Андах

- Что для себя нового открыли?

- Естественно, меня интересовали природные объекты, растительный мир. Но на высокогорье какая природа? Например, небольшие кактусы. Вообще же я много чего нового увидел. Водопад Игуасу – один из величайших водопадов земли. Тиауанако – древнейший город Земли. Знаменитый Мачу-Пикчу ….

- Взбирались по тропе инков?

- Я совершил восхождение к нему по тропе инков. Там много туристов. Более того, в загранпаспорт ставят штамп о посещении Мачу-Пикчу: это национальная святыня, центр туристов Южной Америки, памятник ЮНЕСКО. Там ежедневно ограниченное число туристов, то есть нужно было как можно быстрее туда проникнуть. Восхождение мы начали пол 5 утра, чтобы к 6 утра поспеть к месту. Там надо подниматься на высоту от двух до 2,5 тысяч метров. Туда и автобусы ходят, но мы поднялись по старой тропе инков. Это достаточно сложно и трудно. Но зато это единственный в мире сохранившийся древний памятник, а не достроенный современными археологами.


Развалины Мачу Пикчу – древнего города инков (Перу)

- Приходилось ли как-то по-особому экипироваться? Жарко, наверное, было?

- По-разному было. Так вообще зимний сезон: сверху жарко – снизу холодно. Поэтому подобрать одежду очень сложно. Вот шляпа просто необходима. Я загорел: нос красный, щеки коричневые, а лоб белый. Потом уже я козырек поднимал, чтобы лоб выровнялся и тоже немножко загорал.

- Где ночевали?

- По возможности останавливался в гостиницах. Например, в Боливии в гостинице можно найти номер за 3-3,5 доллара. Но это, конечно, койка, бетонный пол, когда-то крашенные стены, но всегда с идеально чистым бельем. Кровать отодвигаешь, чтобы не касаться стены, и спишь.

- А насекомые в гостиничных номерах встречались?

- Нет, насекомых нет нигде. Они всегда следят за этим очень четко. Кстати, в Боливии можно было найти и шикарный номер за 18 долларов. А в Аргентине за эти деньги только очень скромный номер – на 6-12 человек.

- Приходилось ночевать в таких местах?

- Приходилось. Если деваться некуда, палатку приткнуть негде, то приходилось. Но, по возможности, останавливался в палатке.

- А не страшно в палатке?

- А кого бояться? Звери? В Андах, быть может, где-то есть медведи, но медведя бояться смешно, потому что они сами боятся людей. А кого еще – верблюдов, лам? Травоядные – что они могут сделать? Гораздо больше неприятностей могут принести грызуны, типа крыс. У меня был момент, когда крысы съели две из трех крепежных резинок на велосипеде, чехол от палатки. Это намного неприятнее.


У водопада Игуасу (Бразилия)

- Приходилось сталкиваться с природными катаклизмами?

- Это был сухой сезон, но на севере Аргентины я попал в очень сильный дождь, похожий на муссон. Капли падали сбоку, с ветром. Мне повезло: это было к вечеру – я успел выставить палатку. Но дождь не шел, а хлестал! Если бы я попал под него, было бы тяжело его перенести. Но самое сложное, это когда нет возможности контролировать свое физическое состояние – это намного труднее. Бывали такие моменты. Я болел и горной болезнью. У меня было такое впечатление, что я проехал, к примеру, не 70 км., а все 300., и такое чувство, что я выжат как лимон.

- Что вы делали в таких ситуациях?

- Надо ехать, потому что ничего не сделаешь, это изначально такое состояние. Приходилось двигаться. Потому что за меня двигаться никто не будет. Как-то собираешься, и опять идешь, даешь себе задачу пройти какое-то количество шагов – и идешь.

- Какая страна поразила больше всего?

- Большое впечатление на меня произвела Боливия: было очень интересно. Аргентина интересна тем, что, во-первых, я там как-то смешался с местным населением, и не особо отличался. Это в Боливии 90% населения индейцы. Там сразу ясно – вот он, белый. В Аргентине много креолов, там чуть смуглое лицо – и можно сойти за своих. На меня там нечасто обращали внимание, не так как в Боливии. Там считали, что я американец, и обзывали гринго, иногда даже приходилось огрызаться.

- То есть в Боливии к вам были зло настроены?

- Они против американцев. Я говорил, что я русский, тогда нормально реагировали, смягчались. А думая, что я американец, либо посмеивались, либо смотрели вслед с недовольством и недоброжелательностью.


В боливийских Андах

- А чем там занимаются местные жители?

- Казалось бы, там сухая земля, и, тем не менее, они что-то выращивают. Например, фрукты. То есть, они занимаются сельским хозяйством. Удается что-то продать, какие-то деньги есть, нет – едят то, что выращивают. Кстати, было такое ощущение, что правительство ими не занимается. Это в Боливии и Перу. В Перу уровень жизни повыше, пожалуй, выше, чем в России. Исключение – места добычи полезных ископаемых, там развито горняцкое дело, они пытаются горняков как-то поощрять. Но я так понял, что зарплата невелика. И даже в столице, Лиме, это порядка 300 долларов.

- Что вы ели?

- Пища очень непривычная. В Аргентине было очень хорошо: жареное мясо. Я хоть не мясоед, но, по крайней мере, поешь, и на полдня хватит. Причем мясо нормальное, жаренное на углях – это национальная пища. А что не понравилось? Я в нескольких местах отравился, можно было легко водой отравиться. Я вез с собой спирт: приходилось и руки, и фрукты им обрабатывать. Это надо учитывать. Колбасу ел, хотя не ем ее лет 20. Тоже она не самая лучшая, но тем не менее. То есть приходилось выкручиваться. Конечно, я ел и местную пищу, в забегаловках. Но когда видишь, как грязными руками перемалывают мясо с картошкой, когда берут ложку и погружают ее в картошку с мясом вместе с грязной, немытой рукой… Есть как-то не хочется. Грязи там довольно много, но вообще на второй день грязь перестаешь замечать, потому что деваться некуда – это же адаптация. Я должен здесь быть – то есть я ныряю сюда как в воду.

- Как ориентировались на местности?

- Только по компасу и карте, не люблю электронику.

- Сбивались с пути?

- Да, например, на Солончаке Уюни. Плутал, из головы вылетел ориентир. Но ничего, сориентировался. Опять же компас с картой помогли, и я вышел туда, куда мне нужно.

- А сотовая связь у вас была?

- Сотовой связи не было. Выходил на связь по телефону в городах, давал репортажи на радио. Стоимость везде одинаковая – доллар за минуту. Времени сидеть в интернет-салонах не было. Я писал путевые дневники. После этого путешествия впервые дневник получился другой. Не как обычно: вот здесь я вижу то-то, там то-то, а впечатления, состояния.

- Будете издавать?

- Да. У меня должна выйти новая книга – это будет одна из глав. Сейчас уже почти готов очерк в журнал «Физкультура и спорт». Впервые издание будет абсолютно не похоже на то, что было раньше: я по-другому посмотрел на все. Любое путешествие дает свой результат: сначала восторг, потом сравнение, а сейчас я уже по-другому на это смотрю. Одно дело – ну видел, ну был, а другое – передать свое собственное внутреннее состояние на тот момент. Видел я здесь и немного другие вещи. Не только, как люди живут и чем отличаются, природу, а еще что-то…

- А что, например?

- Пусть это останется секретом. Я думаю, до конца года получится издать книгу, и результат получится наиболее интересным из всего того, что я когда-либо делал.


Дома из кирпича-сырца в Боливии (крыша крыта соломой, но батарея солнечная)

- Следующее путешествие уже продумываете?

- Конечно: завершить собственную кругосветку. Остался самый тяжелый этап – Африка. Я путешествовал по Австралии, Азии, Европе, Америке, а в Африке еще не был. Сейчас Русское географическое общество планирует экспедицию, мы составляем маршрут. Я думаю, что это будет весной. Опять же южное полушарие, поэтому туда надо попадать осенью, весной или летом. Я думаю, что получится обязательно.

- Желаем вам, чтобы все получилось так, как задумано!

- Спасибо!

Юлия Узрютова

Оцените новость:
  • (19 голосов, средний: 4.58 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...