Село, которое мы потеряли

04 Окт 2011 Новости Dinika

Всего 40 лет назад жители небольших поселков Ульяновской области не мечтали о лучшей жизни. Потому что в их поселках было все.

1 октября – День пожилого человека. К празднику жители поселка Игнатовка Майнского района организовали для «НАШей газеты» экскурс в недавнее прошлое.

У 63-летней Тамары и 65-летнего Евгения Земсковых хранится огромное количество фотографий. Все они заботливо разложены по разным конвертам.
- Эти связаны с семьей племянника, эти – с семьей брата, – поясняет Тамара Николаевна. – Эти – …

Супруги, прожившие всю взрослую жизнь в Игнатовке, родились и выросли в поселке Чуфарово Вешкаймского района.
- Тогда поселка не было, – рассказывает Евгений Федорович. – Была станция Чуфарово и село Чуфарово. Школа была в селе. Вот мы пешком туда каждый день и ходили – три с половиной километра в один конец.
- И никто из родителей не паниковал, – подхватывает Тамара Николаевна. – Радио не было, о том, что школу отменить могут, мы даже не подозревали. В любую погоду – шли. Мороз трескучий, метель, а мы идем. Старшие младшим помогают… А технички такие добрые были! Всех встречают: «Замерзли? Проходите поскорее». Варежки помогают снять, к печке тут же ведут.
В классах, по словам Земсковых, было по тридцать и больше человек. Школа располагалась в большом круглом здании – бывшей помещичьей усадьбе (оно до сих пор не разрушено – Ред.). Все классы располагались по кругу.
- Прозвенит звонок на перемену, – вспоминает Тамара, – все из классов в фойе выходят. Тут же включается музыка. Ребята и девчата, что постарше, танцуют, а мне, помнится, было так завидно…

Нарядов в школу не носили. Все жили одинаково небогато. Недорогие костюмы у мальчиков, скромные сшитые мамами платья у девочек. Октябрятские звездочки мастерили сами. Шелковые пионерские галстуки были непозволительной роскошью. О покупных игрушках, конечно, слыхали, но играли самодельными. Мальчишки строгали деревянные пистолеты и автоматы. Девочкам родители перетягивали старую одежду, придавая ей форму кукол.
- Перевяжет мама фуфайку, – вспоминает Тамара Николаевна, – хорошая кукла, большая! – Сидим на печке три подруги, с тремя пугалами играем… Хорошо!

Самодельными игрушками развлекались и на улице.
- Где что модно, – рассказывает Евгений, – а у нас в Чуфарове зимой главным развлечением были каталки. Такие огромные салазки из труб диаметром где-то 50 миллиметров. На них человек по двадцать за раз умещалось. Катались от станции и вниз к речке – километра два!
Скользящая по вечерней улице каталка с толпой визжащих детей зрелищем была пугающим. Поэтому случайные прохожие старались улицу, где катались на каталках, обходить по вечерам стороной. Чтобы не попасть ненароком под практически неуправляемый экспресс.

Женихались, по словам Земсковых, в те времена позднее, чем сейчас. Евгений и Тамара знали друг друга всю жизнь. Выросли в домах напротив друг друга. Он на два года постарше нее. Дружить начали, когда Тамаре было лет 16. Вскоре Евгений ушел в армию. После трех лет переписки молодые люди еще год «ходили».
- Провожались, танцевали, целовались, – признается Тамара.
И со смехом рассказывает, как однажды Евгений доказывал свою любовь.
- Вечером уже подходим к нашему дому, – вспоминает она, – а с крыши огромные сосульки свешиваются. Говорю, если любишь, доставай сосульку! Он и полез. За наличники цепляется, а что наличники? Старые! Оторвались, в палисадник свалились да на Женю. Лежит под наличниками, как в иконе. Мама услыхала, в окно глядит, а в темноту-то не видно ничего. Слышу только, папе говорит: «Отец, у нас чего-то наличники упали». Я через забор перепрыгнула, к Жене подбегаю, а он лежит и молчит. Тормошить начала – живой что ли! А он: «Да живой я, живой. Тише ты, мать твоя вон смотрит». Я домой забежала, в кровать юркнула, слышу, папа маме говорит: «Примета плохая, что наличники упали. Наверное, мать умрет». А тут брат с улицы пришел. Отец ему из спальни: «Аркадий, завтра наличники прибей. Упали что-то. Перед людьми неудобно, скажут, дом без бровей стоит. А Аркашка и говорит: «А вот кто жениться собрался, тот пусть и прибивает!».

Вскоре Евгений решился на заветные слова:
- Тамара, а давай поженимся.
Девушка, которая, в принципе, ждала этого, закокетничала.
- Иди, говорю, к моей мамочке, – улыбается Тамара Николаевна, – проси моей ручечки. А мама наши руки взяла, соединила и сказала: «Живите счастливо, дети».

В Игнатовке молодая семья оказалась по воле Тамары Николаевны. Ее и еще большую группу молодых выпускниц медицинского техникума направили сюда по распределению. За Тамарой поехал и муж – специалист по холодильному оборудованию. Работы тогда в Игнатовке хватало всем. Специалистов даже не хватало. Для их заманивания практиковали такой стимул, как постоянное улучшение жилищных условий.
- Нам сначала дали комнату, – рассказывает Тамара Николаевна. – Потом, года через три, квартиру побольше. Лет 15 мы в ней жили, получили вот эту, трехкомнатную. А она теперь, вроде как, и не нужна такая-то…
Один из сыновей Тамары и Евгения, который не застал расцвета поселка, однажды выговорил маме: «Все твои коллеги разъехались! А мы – почему тут остались?».
- А я ведь как тогда рассуждала, – признается Тамара Николаевна. – В Игнатовке два детских сада, новая больница, школа, музыкальная школа, Дом пионеров, библиотека, фабрика. Все есть! Ну, куда ехать? Где что-то лучшее искать? Так и остались на всю жизнь.

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 3.75 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...