Особенности симбирской рыбалки: щуку ловили во дворах, добычу черпали ящиками

Заканчивается срок общественного обсуждения нового федерального закона «о любительском и спортивном рыболовстве». На прошлой неделе мы анализировали ситуацию, возникшую вокруг этого закона, и пришли к выводу, что его принятие неизбежно. Главное, что нас ожидает – возможность брать в аренду непосредственно акваторию рек для организации «культурной» рыбалки. Любители посидеть с удочкой уже предсказывают рыболовный «апокалипсис». Суть прогнозов сводится к тому, что свободно порыбачить – без платы владельцу акватории и без караула за спиной, будет невозможно. Мы решили узнать, а как осуществлялась спортивная и любительская рыбалка в Симбирске лет этак 100 назад, и выяснили много интересного.

Общество любителей рыбной ловли было утверждено в Симбирске в 1888 году четырьмя любителями, которые к этому времени уже несколько лет арендовали «ловли» на реке Свияге. В 1889 году общество начало активную работу – были собраны членские взносы, принят устав и арендованы воды Свияги от Вырыпаевки до Мостовской слободы. Через несколько лет у Андреевского пруда недалеко от плотины поставили и своеобразную базу – избушку с террасой для отдыха и чаепитий. Интересно, что кипяток был платным. В отчетах общества ежегодно в графе доходов были отмечены услуги «самовара», которые приносили ежегодно обществу несколько рублей прибыли.

К обустройству ловли общество подошло достаточно серьёзно. На время половодья нанимались караульщики, был введен строгий запрет на браконьерскую ловлю, изредка обсуждались и планы разведения рыбы. К сожалению, члены общества зачастую относились к участию в его работе не как к общественно полезному занятию на благо сохранения и преумножения рыбных запасов, а лишь как к возможности хорошо порыбачить. Об этом неоднократно с горечью упоминалось в отчетах общества. Но выход был найден практически сразу – помимо членства были введены гостевые билеты. Любой желающий мог купить за 2-4 рубля такой билет и свободно ловить на водах общества. Желающих находилось немало. В списках участников общества и гостей можно встретить массу известных в Симбирске фамилий – Бутурлин, Погодин, Андреев…

Стоит отметить строгую некоммерческую направленность начинания. Ежегодно бюджет расписывался очень подробно. Основной статьей расходов стала аренда. Общество ежегодно платило за свои 9 верст угодий удельному ведомству сначала по 75, а с 1892 года – по 150 рублей в год. Остатки доходной части, состоящей в основном из членских взносов и прибыли от продажи гостевых билетов, уходили на оплату работы караульщиков и на мелкий ремонт лодок и инвентаря.

Строгий контроль за состоянием угодий быстро принес свои плоды. Рыбные запасы не только не уменьшались, но и постоянно росли. В отчете А.П.Баженова «Рыболовство в VII смотрительном районе р. Волги», которого мы ещё коснемся, приводятся данные по уловам рыбака, арендовавшего рыбные ловли около Симбирска. Эти данные впечатляют – ежегодно улов с нескольких верст угодий составлял 1000 – 1500 пудов (16-25 тонн), причем крупного сазана (7-10 кг) вылавливалось по 150 – 200 пудов, часто ловился сом весом за 30 кг и т.д.

«Сазан ловится в конце июня и начале июля на первом повороте, Липовой яме, у Чапурь и на Верхнем яру, на Андреевском же пруду («Прорве») сазан начал брать с апреля, затем с 15 мая, летом же брал слабо».

На угодьях общества рыбные запасы были значительно больше. Достаточно сказать, что нормальным уловом считался лишь сазан весом больше 12 кг. Собственно, этим и привлекали любителей угодья общества. К 1907- 1909 году уловы упали, «сазан измельчал» – как писали рыбаки, и это сразу сказалось на количестве членов общества в сторону уменьшения. Причины оказались в первую очередь экологическими.

В начале XX века на Свияге построили сразу несколько картофелетерочных заводов несколько выше города по течению. Естественно, что ни о каких очистных сооружениях тогда не помышляли в принципе и сбрасывали отходы на заливные луга и непосредственно в Свиягу. По данным рыболовов в реку попадало не менее 30000 ведер органических отходов. Это сразу отразилось на состоянии воды и на рыбных запасах. В отчете Баженова рассказано про горе рыбака, который остался вообще без уловов, причем не только из-за того, что рыба вымерла, но и по причине того, что из-за отвратительного запаха к Свияге попросту нельзя было подойти.

«По словам рыбака, когда зимой он сделал попытку тянуть невод подо льдом и когда во льду были пробиты лунки, то от воды, загрязненной гниющей рыбой и заводскими отбросами, пошел такой отвратительный запах, что рабочие не могли выдержать, и попытки пришлось оставить».

Этим же вопросом озаботилось в 1909 году и общество любителей рыбной ловли, организовав комиссию по выяснению качества свияжской воды. Выводы оказались неутешительными. Из-за перегородки русла мельничными плотинами, река потеряла способность к полноценному самоочищению. Органические остатки попадали на дно, начиналось их гниение с выделением сероводорода и различных кислот, в воде уничтожался кислород… Доходило до того, что в некоторых местах вода попросту бурлила от сероводорода. Рыбалка стала значительно хуже, а воду из реки отказывался пить даже домашний скот.

Эта ситуация наложилась и на другую проблему – хищническую добычу рыбы профессиональными рыбаками. О резком уменьшении рыбных запасов в этой связи начали говорить ещё в 80-х годах 19 века. Рыбное стадо стало меньше не только в Свияге, но и в Волге и Суре. Уловы упали в два и более раза. Связывали это тогда в первую очередь со способами добычи. И это неудивительно. Типичный лов на малых реках подробно описан в «Земской газете» тех лет.

Принцип ловли был очень простым. Весной во время половодья рыба заходила на нерестилища в пойменные озера. Владельцы угодий попросту запирали их плотинами и ждали зимы. В неглубоких озерах быстро начиналось кислородное голодание, рыба в поисках «глотка воздуха» бродила по водоему. В это время в плотине проделывалось небольшое отверстие, и на его выходе ставилась клеть из прутьев. Озеро медленно спускалось, и вся рыба оказывалась собранной в этой самой клети. Оставалось лишь её собрать и отсортировать.

Известен случай, когда 10 килограммовых щук и сазанов во время сильного половодья добывали вилами непосредственно в подтопленных дворах ближних к Свияге улиц.

Думаем, не стоит и говорить, что подобная «рыбалка» крайне негативно сказывалась на рыболовном стаде. Это понимали и власти, приняв закон, запрещающий подобную ловлю. Увы, но этот закон не работал вообще.

В итоге в начале XX века уездные власти приняли постановление, запрещающее продажу новых угодий под добычу рыбы на Суре и Свияге. По их мнению, это должно было поспособствовать восстановлению рыбных запасов. Увы, но бизнесмены от рыбалки быстро нашли выход.

В 1909 году симбирское общество любителей рыбной ловли озаботилось новой задачей – покупкой тех вод, которые арендовались в течение многих лет. В этом был свой резон – ежегодный взнос при покупке в рассрочку был меньше арендной платы. Кроме того, наличие угодий в собственности позволило бы получить субсидию министерства Земледелия на обустройство рыборазводного заводика «с научно-познавательными целями» и тем самым воплотить в жизнь давнюю мечту членов общества. Стоимость угодий была назначена управлением уделов в 700 рублей с рассрочкой на 10 лет. При этом залогом выступали сами угодья.

В 1909 году общество внесло первый взнос – 70 рублей, но дело не сдвинулось, что заставило продлить аренду вод на год. В итоге впервые за всё время своего существования общество закончило год с большими долгами. Занять у председателя пришлось почти 100 рублей – приличную по тем временам сумму.

Причина несговорчивости местных властей выяснялась в следующем году. Оказалось, что в то же время крестьяне Протопоповки составили приговор о покупке арендуемых обществом вод и направили его напрямую в Петербург, в главное управление уделов. Ставка была сделана на то, чтобы обойти местные власти. Сразу возникает вопрос – а зачем протопоповским крестьянам, земли которых расположены за несколько верст от реки, водные угодья и откуда у них вдруг возник опыт в использовании противоречий уровней власти? Ответ нашёлся быстро. Скорее всего, крестьянами попросту воспользовался для прикрытия «бизнесмен от рыбы», желающий заполучить обихоженные и богатые угодья. Сделать напрямую это было нельзя и, по-видимому, была задействована типичная для тех лет схема – крестьянское общество арендует воды и сдаёт их в субаренду за «один-два десятка рублей и два-три ведра водки» реальному пользователю.

К счастью, хитрый замысел не удался – из главного управления уделов передали дело в местный удельный округ, где решили отдать предпочтение обществу любителей рыбной ловли. 16 октября 1910 года была разрешена продажа и в начале 1911 года сделка была юридически оформлена.

Общество к этому времени расширило свою общественную деятельность. Помимо постройки караульной будки на «первом повороте», началась активная борьба и с владельцами картофелетерочных заводов за внедрение очистных сооружений. Отчет общества по этой проблеме за 1909 год был передан через инспектора в Петербург, начались и попытки судебных разбирательств с заводами. Чем закончилась эта история, к сожалению досконально неизвестно.

Оцените новость:
  • (16 голосов, средний: 4.94 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...