Прозорливый отец Федор или маркетинг свечного заводика

10 Авг 2011 История Dinika

Когда уже был почти готов этот материал, мы отправились сделать несколько фотографий достаточно уникального здания, в котором располагался епархиальный свечной завод. Увы, но вместо свечного заводика мы застали только развалины – здание недавно снесли, а нам остались лишь одни воспоминания и интересные исторические факты, которые заставляют ещё больше сожалеть об утрате бывшего завода, который запомнился не только своей историей, но и своеобразной «готической» архитектурой.

«Мечтал отец Востриков о собственном свечном заводе.
Терзаемый видением больших заводских барабанов, наматывающих
толстые восковые канаты, отец Федор изобретал
различные проекты, осуществление которых должно
было доставить ему основной и оборотный капиталы для
покупки давно присмотренного в Самаре заводика».

Отец Федор из знаменитых «12 стульев» Ильфа и Петрова мечтал о свечном заводике неспроста – дело это было достаточно прибыльное. Пожалуй, именно эта главная мечта о заводике и была единственной толковой бизнес-задумкой бизнесмена-неудачника. Если смотреть с современных позиций, то сан священнослужителя позволил бы отцу Федору обеспечить продукции собственного заводика гарантированный сбыт. Даже в 20-х годах прошлого века многие церкви Поволжья испытывали явный недостаток в свечах. Этот факт значительно снижал риски бизнеса, а узость рынка позволяла исключить серьёзные затраты на маркетинг. Думаем, что дело бы у героя Ильфа и Петрова вполне могло бы пойти даже при НЭПе. Тем более, что за примерами далеко ходить не надо.

14 мая 1890 года вышло постановление Синода, которым было предписано делать церковные свечи из чистого воска. Этот факт наконец-то сдвинул с мертвой точки обсуждений и проект строительства епархиального свечного завода в Симбирске. Но это далеко не начало истории строительства. Началось всё за 14 лет до знакового постановления.

Первое предложение о строительстве свечного завода в Симбирской епархии было высказано на съезде духовенства в 1876 году. Предложение не затерялось – был создан специальный комитет, который приступил к работе по проектированию. Итоги были представлены через год, на съезде 1877 года. Проектом предусматривалось строительство каменного двухэтажного здания 17 на 13 метров. Несмотря на то, что проект был предварительным, он вызывал жаркие споры. В частности, горячо обсуждались вопросы «а почему бы ни сделать второй этаж деревянным?» и «как правильно искать управляющего». В итоге дело потонуло в полемике и даже не дошло до составления точного бюджета и поиска места под строительство. Для некоторого успокоения ограничились чем-то вроде резолюции, в которой было указано, что завод необходим, но его строительство стоит отложить из-за недостатка средств.

Тут стоит немного отвлечься от хронологии событий и обратить внимание на то, как было поставлено «свечное дело» в уездных и сельских церквях губернии. Каждая церковь имела свою свечную лавку и определенную кассу пожертвований. На деньги из неё и закупались свечи у частных производителей. Производили кустари свечи из самого разного «матерьялу», зачастую мешая воск с различными жирами. Собственный свечной завод Епархии мог бы составить им серьёзную конкуренцию, но вопрос, по сути, стоял несколько иначе. Во-первых, речь шла об аккумулировании «свечных» денежных потоков в одном месте, а во-вторых, о силовой монополизации рынка – церквям попросту запретили бы закупать свечи у частников.

Возможные выгоды отлично осознавались духовенством, поэтому к вопросу строительства вернулись и на съезде 1879 года. Опять был создан специальный комитет, который исследовал свечное дело на ближайших заводах и даже составил новый план устройства завода. Также были намечены пункты для открытия складов свечей в церковных округах. Но и на этот раз дело отложили. В итоге очередной съезд духовенства 1881 года опять отклонил планы по скорому строительству завода.

Постановление Синода, о котором мы упомянули выше, давало дополнительное преимущество заводу, так как себестоимость свечей из чистого воска при массовом, а не кустарном производстве, значительно снижалась. Этот факт заставил духовенство действовать более активно. В тот же год было решено подсчитать количество свечей и огарков, которые продаются в течение года по церквям и выделить 25000 рублей на сам завод и 40000 рублей на закупку материалов и на старт производства.

28 июня 1891 года по вопросу сооружения завода был созван экстренный съезд духовенства, который постановил открыть в Симбирске завод, а по округам – склады свечей, выделить на завод 45563 рубля, купить под него место и назначить для исполнения комитет.

13 сентября у мещанки Березниковой за 10522 рубля 52 копейки был куплен участок с постройками на выселках Малых Тутей на углу 1-ой Инвалидной и старой Инвалидной улиц общей площадью 4422 квадратные сажени. Цена по тем временам небольшая, особенно если учесть, что на участке были вполне пригодные строения. Именно их и решили использовать под завод. Перестройка помещений закончилась 20 ноября, а 9 октября экстренное епархиальное собрание уже установило цены на продукцию и закупило материалы. В итоге 24 ноября, т.е. всего через два месяца после начала работ, завод заработал.

За следующий года завод уже выработал 5365 пудов свечей и «сделал» Епархии выручку в 88 983 рубля. К этому времени все церкви практически обязали закупать свечи централизованно, и дела завода пошли настолько хорошо, что с 1897 года из прибылей ежегодно стали отчислять по 15000 рублей на содержание епрахиального женского училища – деньги по тем временам огромные.

Завод неоднократно перестраивался. Нам удалось найти проект его первой перестройки (из строений Березниковой), который предусматривал устройство таких помещений как валовая, золотарня, помещение для паровой машины, комната для ручного производства, отделочная, а также складов. Предполагалось использовать как усадебный дом, так и надворные постройки. Именно эта перестройка и задала тот особый архитектурный «готический» стиль, который бережно сохранялся при дальнейших перестройках.

Через несколько лет завод ожидала новая реконструкция. В нём была открыта школа грамоты для детей работников завода, при школе выделена комната для учительницы. Затем на базе этой школы была открыта церковно-приходская школа для детей из Тутей, которая благополучная проработала до революции.

За добрыми делами духовенство не забывало и о практической стороне вопроса. Не знаем, что способствовало этому – то ли богоугодность дела, то ли банальная деловая хватка организаторов завода, но дела на нём шли всё лучше и лучше. Более того, «бизнес» постепенно расширялся. Так, в самом конце XIX века при заводе было решено открыть продажу церковного вина, для чего на Кавказ и в Крым была отправлена специальная комиссия – изучать опыт. Опыт был успешно изучен и при заводе открыт специальный склад по продаже церковного вина.

Но и этим дело не ограничилось – через некоторое время при заводе открыли центральный склад церковной утвари и свечной завод окончательно стал центром «церковной» торговли губернии. При этом, как написано в отчете о деятельности завода, изданном в 1916 году, «чистая прибыль естественно ежегодно возрастала и радовала комитет завода». Этот факт позволил в 1911 году открыть «торговлю» в отдельном помещении на углу Саратовской и Панской улиц в самом центре Симбирска.

«Теперь читай внимательно. Мы скоро заживем иначе.
Помнишь, я тебе говорил про свечной заводик. Будет он
у нас, и еще кое-что, может быть, будет. И не придется
уже тебе самой обеды варить, да еще столовников держать.
В Самару поедем и наймем прислугу». – писал отец Востриков в письме жене.

Конечно, прислугу заводской комитет из духовенства себе не нанимал, но если бы завод был частным, то его владельцу можно было бы позавидовать. «Свечные и утварные» доходы сделали бы его одним из самых богатых людей в тогдашнем Симбирске. Но такое было попросту невозможно – к началу XX века вся торговля церковной утварью и свечами была жестко монополизирована заводом – церквям разрешалось закупать свечи, а затем утварь и вино, только на свечном заводе Епархии и нигде более. Доходы от завода шли на благие дела и позволили значительно увеличить объём благотворительности.

Так почему же отец Федор по нашему мнению с заводиком оказался прозорлив? Причина проста – приход советской власти убрал монополию на утварь и свечи и не только у нас в губернии, но и везде, где существовала такая практика, в том числе и в Самарской губернии. По этой причине с приходом НЭПа идея об открытии в Самаре свечного заводика была вполне здравой – продукция имела бы гарантированный спрос. Другое дело, что пожить в Самаре с нанятой прислугой Вострикову довелось бы недолго – не за горами были годы начала активных гонений на церковь…

Оцените новость:
  • (7 голосов, средний: 4.43 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...