Из Ульяновска могла бы выйти силиконовая долина

25 марта 2010 Аналитика Dinika

Ульяновск – один из лидеров по развитию IT-девелопмента в России. Для многих жителей города это далеко не очевидно, но людей, которые тесно связаны с IT-бизнесом, это не удивляет. Известно множество проектов, за которыми стоят ульяновцы. Причём большинство из этих удавшихся стартапов вполне серьёзные программные продукты и решения, завоевавшие свою аудиторию и в России и за рубежом. Совершенно неожиданные цифры можно получить, если кроме компаний, занимающихся разработками собственных решений, учитывать рынок аутсорсинга ( разработка под заказ). В Ульяновске активно работают более 50-и компаний, занимающихся оффшорным программированием и созданием контента для различных медиа сред. Кроме них на рынке активно работает более 500 ульяновских фрилансеров и несколько десятков малых и средних web-студий. По оценке самих участников ульяновского рынка в индустрии занято более 2000 человек. В основном это молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет. Получается, что в Ульяновске почти 10 процентов активной молодёжи так или иначе вовлечено в IT-бизнес. Это программисты, дизайнеры, верстальщики и т.д. Показатель вполне сравнимый с некоторыми городами Индии, которые считаются вотчиной IT-аутсорсинга. На тему невостребованности у общества IT сообщества со экспертом беседует Евгений Марков.

Как по твоему, что способствовало такому мощному и на первый взгляд стихийному развитию IT отрасли в регионе?

Развитость университетской среды, причём общенаучной, а не прикладной и, как это не странно, строительство Авиастара. Тогда в город приехали родители тех, кому сейчас 20-30 лет. Так усилился “бэби-бум”. В результате в начале 2000-х сложилась такая ситуация, когда на рынке труда оказалось достаточно большое количество молодых людей с приличным образованием. Часть “поуехала”, а те, кто остался и дружил с мозгами, начали активно заниматься IT, т.к. в этом случае можно прилично зарабатывать и самовыражаться в независимости от местонахождения. Ульяновск оказался не хуже, чем Бомбей. В итоге многие “прикипели” к родному городу.

Почему этот бизнес не на поверхности? Из-за своего ” серого” характера, интернет-анонимности, существующей априори? По каким-то другим причинам?

Причина простая – бизнес ориентирован на другие рынки – в большинстве случаев это США, а для мелких компаний – Москва.

Можно как-то оценить объем этого рынка?

Смотря для каких решений. Наиболее очевидный пример – скрипты интернет-магазинов. X-cart, CS-Cart и Avactis – три наиболее известных скрипта ульяновской разработки по данным Shopping Cart Review занимают (суммарно) порядка 7 процентов всего рынка подобных решений в США. Эти цифры ориентировочные, так как объёмы продаж компаниями не разглашаются, но, тем не менее, позволяют оценить объёмы – рынок подобных решений оценивается в сотни миллионов долларов. Это наиболее яркий пример. Если же говорить про более мелкие решения, то тут производить оценки очень тяжело.

Отсутствие возможности работать на внутренний рынок для этого бизнеса – проблема? И наоборот – такая возможность является стимулирующим фактором?

Практически любые решения востребованы и в России, но объёмы рынков несопоставимы. Например, объём рынка приложений для iPhone (если говорить о модных трендах) в США – это сотни миллионов долларов, а в России – сотни тысяч.

Если воспринимать ульяновский it-бизнес как отдельного игрока, то каков его конкурентный ресурс? Мы и дальше можем шагать в ногу со всей планетой, или есть факторы, понижающие нашу конкурентоспособность?

Вопрос, наверное, стоит ставить не так. IT-бизнес практически не зависит от каких-то внутренних тенденций в области или даже в стране. Другое дело, что в поиске “инноваций” про этот ресурс постоянно забывают. В результате множество отличных идей улетают в топку, хотя могли бы принести многомиллиардные дивиденды. А речь идёт о суммах начальных инвестиций порой всего в несколько тысяч долларов. Правда, не все идеи выстреливают, но даже один успешный продукт из ста окупает все затраты и приносит прибыль. Недавний пример – 11-классник из Москвы, вложив 3000 долларов создал сервис, за который предлагают 50-70 миллионов долларов.

Что Ульяновск имеет с этого бизнеса? Налогов много айтишники платят?

Как и все. Основные поступления в бюджет – это НДФЛ. И НДФЛ успешно платится, рабочие места создаются.

Ну, то есть нет такой тенденции – контора с “индусами” здесь, бизнес зарегистрирован в оффшоре, деньги где угоднно, только не у нас?

Да, такая тенденция есть, но тот же НДФЛ всё-равно оседает в области, равно как и заработанные “индусами” (обидно, так как уровень не сопоставим) деньги.

В какой поддержке нуждается этот бизнес? Только в инвестициях? Или в чем-то ином?

Нужна прозрачная гос. поддержка, так как частные инвесторы предпочитают вкладываться исключительно в беспроигрышные идеи – по сути в копии зарубежных продуктов. Примеров множество – те же “Одноклассники”, “Вконтакте”, в какой-то мере даже Yandex и Mail.ru если говорить об интернет-продуктах. В то же время проектам, основанным на инновационных идеях, которые могут приносить огромную прибыль либо не приносить ничего, должного внимания не оказывается. При этом инвестиции чаще всего требуются небольшие. В США, например, на такие риски частные инвесторы идут без больших сомнений и поиск денег при хорошей идее не составляет большой проблемы. Например, проект бывшего жителя Ульяновска js-kit.com нашёл своих инвесторов именно в США. В России, увы, подобное почти невозможно. Это понимают многие, включая Президента. Все разговоры про “модернизацию” и “инновации” по сути и есть попытка создать альтернативный источник финансирования подобных проектов. Другое дело, что тут необходимо до минимума снизить количество бюрократических препонов – любой “идейный” IT-бизнес динамичен и не может тратить огромные силы на бумажки. Для решения этой проблемы в Москве придумали Инноград. Сомнительная, конечно, затея, но кое-где в мире подобные схемы работают. Вообще же, именно IT-бизнес в силу динамичности наиболее остро нуждается в максимальном упрощении взаимодействия с государством. Если говорить о нашей области, то властям в свете последних федеральных тенденций стоило бы обратить внимание на эту сферу и возможно предложить какие-то схемы – “бизнес-инкубаторов” явно недостаточно.

Упрощений в чем? как это выглядит на практике? Простейшая регистрация, налоговые льготы? Просто создается впечатление, что айтишники уходят в отрыв, и им не составляет труда найти инвесторов где угодно…

Да, за рубежом, если речь идёт о серьёзных проектах. Упрощения же в плане создания бизнеса и вообще взаимодействия с государством. Наиболее передовые “силиконовые долины”, созданные под патронажем государства, поступают в этом случае просто – прикрепляют к каждому стартапу чиновника, который берёт на себя ВСЕ вопросы взаимоотношений с государством. У нас в области пытались создать что-то подобное – “бизнес-инкубатор”, но похоже всё заглохло – нет доверия к подобным схемам. Сегодня вообще малому и среднему бизнесу предлагается решать свои проблемы самостоятельно, за счёт коалиций – разнообразные СРО, которые активно создаются даже в рекламной индустрии, тому подтверждение. Но, даже если они и работают, то обеспечивают ЗАЩИТУ, а не нападение, т.е. государство никак не воспринимается как равный и динамичный партнёр. Опыт успешных инноваций с использованием гос. капитала в тех же США показывает, что это восприятие государства как партнёра позволяет творить чудеса. Кстати, так появился Интернет.

У нас во власти много сильных и дальновидных бизнесменов. У нас вообще в России их много. Почему этот Клондайк обходят стороной?

Нет Клондайка, так как мало кто из опытных специалистов может себе позволить разрабатывать “идейные” продукты – зарубежного инвестора найти без громкого имени невозможно, в России тем более денег не найти, а кушать хочется. По этой причине многие вынуждены заниматься “индуской” работой. Не стоит воспринимать это буквально – уровень российских и индийских специалистов различается кардинально. В среднем по палате, правда.

Я говорю именно об инвесторах. Их что отпугивает? Они просто “не в теме”? Они не видят там денег? Или какая то другая причина?

У нас никто не рискует вкладываться в парней с улицы.

То есть нужно пересадить их с улицы в удобные светлые современные кабинеты?

Большинство там уже и сидят – в своих офисах. Но смелые идеи пылятся на полках.

Ну, ты сам сказал о парнях с улицы – то есть дело в имидже?

Нет. Я говорил фигурально. Смысл в том, что в проект на уровне бизнес-плана без доказательств в виде работающих аналогов никто в России не вкладывается. Конечно, если речь идёт о серьёзных продуктах, основанных на действительно новой идее.

Итак, завтра государство открывает бизнес-инкубатор с IT-уклоном. Айтишники пойдут туда?

Если будет финансирование, то да. Самые, конечно, активные. И при условии, которое я описал выше – доверия к государству и государства к разработчикам.

Финансирование – это что? ЗП?

Финансирование – это инвестиции, прямые и рискованные.

Схема может быть такой:

- предоставление бизнес-плана;

- рассмотрение его специалистами рынка – по сути, работающим аналогом СРО – экспертная группа, назначаемая самим сообществом;

- принятие решение об одобрении или неодобрении, принятие обременении;

-прямое финансирование.

Изначально за счет государства, потом за счет бизнеса? За свет инвесторов?

За счёт государства, если не находятся инвестора, а проект экспертным сообществом признан перспективным. Инвесторов частных можно привлекать уже на этапе рабочего проекта.

Наши вузы могут быть в этом задействованы?

Они и так задействованы – математическая школа у нас на нормальном уровне, страдает практическая часть – современным технологиям именно менеджмента проектов, организации командной работы, эффективным способам программирования у нас не учат. В результате до всего этого приходится доходить самим. Впрочем, это ситуация типичная. С другой же стороны очевидно, что базовая математическая подготовка важнее, недостающие практические навыки можно получить и в ходе дообучения. Задействованность же вузов, несомненно, должна повышаться. На данный момент какой-либо заметной интеграции нет, т.е. образование – отдельно, бизнес – отдельно.

Сейчас принят закон о возможности вузов создавать СП на своей базе – может, это один из ключей? Может, просто в вузы нанимать толковых стартап-менеджеров?

Я сомневаюсь, что это будет работать. Я говорю про СП на базе вузов – думаю, всё утонет в бюрократии.

По причине костности руководства вузов? Вузы, судя по западному опыту – практически идеальная площадка для развития любых технологий, в том числе IT.

Не только. Сегодня в вузах просто недостаточно необходимых для этого кадров – динамичной молодёжи. Боюсь, что эти СП если и будут существовать, то в приказном порядке и будут восприниматься как лишняя нагрузка.

Оцените новость:
  • (18 голосов, средний: 4.44 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...