Александр Брагин: У «Справедливой России» нет выхода!

24 марта 2010 Интервью Dinika

21-го марта Александру Брагину исполнилось 27 лет. Не смотря на столь младые годы, его по праву можно назвать ветераном ульяновских политических баталий. Даже собственные именины Александр встретил серьезным политическим шагом: объявил о том, что собирается баллотироваться в депутаты Законодательного Собрания Ульяновской области, и рассчитывает на поддержку партии «Справедливая Россия».

Причины и возможные следствия этого решения мы и обсуждаем сегодня с Брагиным.

Евгений Марков: Александр, разреши сначала поздравить тебя с прошедшим днем рождения. И только после задать первый вопрос: как дошел до такой жизни? Я о твоем намерении баллотироваться на следующих выборах от партии «Справедливая Россия».

Александр Брагин: Спасибо за поздравление! Как дошел? Объясню. В выборах серьезно я участвовал два раз в своей жизни, оба раза шел по подписям, как самовыдвиженец. В первый раз в 2008-ом в ЗСО не дошел: за три дня до голосования меня заставили уйти с выборов. В этом году шел в УГД, тем же путем: подавал дважды документы, но не допустили. По этому поводу сужусь до сих пор. Очевидно, что сейчас идти по подписям бесполезно: увы, власть всех убирает со своего пути. Единственный выход – идти от партий. Выбор у нас невелик – их всего четыре. Учитывая региональную специфику, остановил свой выбор на СР.

ЕМ: Почему именно эсеры?

АБ: Во-первых, в СР много оппозиционных людей, таких, как Каплин. Во-вторых, я исторически «яблочник», а программы «Яблока» и справедливороссов близки.

О независимости

ЕМ: Это сложное для тебя решение – отказаться от полной независимости и свободы действий?

АБ: Почему сразу отказаться? Я как был, так и остаюсь независимым. И намереваюсь оставаться. Я ни когда не нарушал закон, следовательно, уставу СР моя деятельность не противоречит. Я сделал первый шаг в адрес СР. Я могу дать себя, и готов быть в ЗСО от их партии.

ЕМ: Но вряд ли СР нужен абсолютно независимый кандидат… Куринный был независим – вспомни его судьбу.

АБ: У СР нет людей, это первое. А если смотреть на живые примеры, то Каплин и Антонцев независимые же люди. Куринный не имеет опыта работы с партиями, и у него нет людей, нет команды. А я не один.

ЕМ: А может, мы просто не знаем, в чем суть договоренностей между ними и Дорониным? Впрочем, ладно. Тогда как ты видишь свое сотрудничество с СР? Что ты дашь им, что они дадут тебе?

АБ: Я дам своих избирателей, людей, которые будут мне доверять. Они, как я уже сказал, возможность идти не по спискам. Уверен, что если работать два года в округе, в городе, то реально победить.

ЕМ: Но ты будешь вынужден подчиняться решению фракции – разве нет? Это возвращаясь к независимости…

АБ: Депутат имеет свое мнение, и он может не голосовать так, как фракция. Примеры в УГД уже были – тот же Каплин, Воронков. Считаю, наоборот, независимые люди укрепляют структуру. Что сейчас мы видим? Полный провал СР на выборах! И кто победил? Антонцев, не член партии, свободный человек, позволяющий себе критиковать ЕР. А те справедливороссы, которые молчали, пролетели со свистом.

О сотрудничестве

ЕМ: Ты считаешь, что теперь СР уйдет в оппозицию и востребует оппозиционно настроенных людей?

АБ: У них нет выхода! Либо они умрут, либо им нужно быть ближе к народу. Что такое оппозиция? Это быть на передовой гражданского общества. Оппозиция – индикатор для власти, сигнализирующий о том, как протекают экономические и политические процессы. И не случайно Миронов начал критиковать ЕР и Путина. Он понимает, что хватит играть в карманную партию. Кроме того, всем понятно, что в регионе власть просто-напросто кинула СР.

ЕМ: Так может быть Антонцев выиграл не благодаря СР, а вопреки ей?

АБ: Антонцев выиграл как человек. Партия была инструментом, необходимым для участия в выборах. Люди делают партию, а не партия людей.

ЕМ: И ты теперь тоже хочешь использовать СР как инструмент? То есть говоришь: «г-н Доронин, давайте я ваш ресурс попользую! Но при этом не буду вам ничего должен». Я иронизирую, конечно, но вот как ты бы сам сформулировал свое предложение Николаю Петровичу?

АБ: Партии я даю себя, и готов ее представлять в ЗСО. Такие люди, как Доронин (то есть бизнесмены), во-первых страдают от монополизма власти, от отсутствия альтернативных точек зрения.

ЕМ: То есть представлять ИНТЕРЕСЫ партии, правильно?

АБ: Во-первых, представлять интересы избирателей. И партии тоже, ведь за партию голосуют люди, граждане. А это прежде всего. По большому счету, у нас одна большая партия – Ульяновская область. Я здесь живу, и хочу развивать ее. Поэтому так активен в защите экологии.

Об идеологии

ЕМ: Идеологически у тебя нет разногласий с СР? Или об идеологии речь не идет?

АБ: А есть ли вообще у парламентских партий сейчас идеология? Ее нет, есть набор стандартных программ, идей. Идеологию формирую люди на местах, начиная с села. Моя идеология – это защита конституционных прав человека, и развитие гражданского общества, которое сможет контролировать власть, к которому власть будет прислушиваться.

ЕМ: Я вот о чем: у СР социалистическая левая идеология (провозглашаемая). Ты вроде бы как был правым. Это сейчас не важно, не актуально, и на эти вещи не стоит обращать внимания?

АБ: В России все путают. Если почитать программу “ЕР”, то это самая правая партия. Я был в Яблоке, если брать партии, то она ближе к социалистам. СПС ближе к правым. РНДС, активистом которого я являюсь, это не партия, а движение, выступающее за изменение политической системы и за соблюдение фундаментальных прав человека. Что касается формальных идеологий, то Яблоко всегда было близко к социал-демократам. Кроме того, я проходил стажировки в Швеции по линии социал-демократической партии этой страны. Что такое современный социализм, знаю хорошо.

О кризисе оппозиции

ЕМ: Куринный пошел в КПРФ, Антонцев в СР, теперь ты туда же – это, по твоему, кризис оппозиции? Означает ли это, что людям лень разбираться в идеологиях, что нужна просто мощная альтернатива?

АБ: Кризис у этих партий, как я уже сказал, с людьми. Кто-то идет во власть ради «бабла», а кто-то и вовсе за иммунитетом. Во-вторых, кроме программ у всех партий нет почти ничего. А нужна работа с людьми в поле! Обществу нужна альтернатива не в идеологическом плане, а в реальных действиях и предложениях. То есть предложение того, как жить дальше, а не простая и всеобщая критика, как у КПРФ.

ЕМ: Но кризис не только у партий, но и у таких волков-одиночек, как ты и Куринный. Разве нет?

АБ: У меня кризиса нет, быть депутатом для меня – это не самоцель. Это возможность более качественно отстаивать свои принципы и идеи. Я не одиночка. Да, нас мало нас, но мы выходили с жесткими требованиями, и готовы были идти до конца. Это и пугает власть.

ЕМ: Но разве невозможность даже выставить свою кандидатуру своими силами – это не кризис?

АБ: Кризиса не вижу, просто есть разные инструменты в защите своих прав. Кроме того, на выборы я все равно буду собирать подписи. Если по подписям отказывают, то можно будет подать документы по партийной линии. Кроме того, в принципе я поддерживаю идею модернизации политической системы РФ. Ее можно модернизировать только изнутри. Своим обращением я даю понять, что готов к диалогу с властью. Так как нужно думать в первую очередь не о своих политических амбициях, а о том, что делаешь. Защищать права человека, решать экологические проблемы – это моя первостепенная задача. И на этом поле я давно уже сотрудничаю с властью.

ЕМ: Один из активистов РНДС, Арсений Смоляк, жестко тебя критиковал в ходе интернет-дискуссии. За то, что ты предал демократические идеалы. В итоге кончилось вот чем: «Чтобы сломить режим, я хоть с чертом вместе буду», – твои слова. Если КПРФ тебе предложит финансовую и партийную поддержку – пойдешь от них?

АБ: Конечно, нет! Ведь это не черти, а дьяволы! Про ЕР то же самое могу сказать! КПРФ вообще нельзя рассматривать, как партию от которой идти. Так как у нас точно разные точки зрения на жизнь. Они против капитализма, а я за.

О планах

ЕМ: Сам как считаешь – услышит тебя Николай Петрович?

АБ: С Николаем Петровичем Дорониным мы хорошо знакомы с 2005 года уже. И сотрудничали по определенным вопросам и моментам. Он в курсе того, что я заявляю. Буду ждать реакции.

ЕМ: Что конкретно ты сделаешь за два года? Каких результатов ждать?

АБ: Я выбираю себе более узкое направление: буду идти как депутат-эколог. Буду продолжать делать то, что делаю. В своем заявлении я указал основные направления. Кроме того, все эти два года проведу «в поле» – в районах, среди жителей, защищая права простого человека.

ЕМ: Удачи, и еще раз с днем рождения!

Спасибо!

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 4.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...