Читаем историю по окнам или тайна волжских русалок

Краю Симбирскому доводилось центром быть домовой резьбы в веке 19-ом. Сейчас на дворе век 21-й, остались ли у нас до сих пор приметы времени минувшего? Резные наличники, пропильные причелины, долбеные подзоры, рельефные полотенца, где они? Сгинули ли полностью в старине не столь глубокой или ещё могут порадовать наш взгляд и заставить заколотиться сердце в уютных уголках города, куда не спешит забегать цивилизация со своими коттеджами, таун-хаусами или на худой конец пластиковым сайдингом? Любителей настоящего мы можем порадовать – такие уголки ещё сохранились. Ревнителей пеноблоков и сайдинга тоже обрадуем – таких уголков в городе все меньше и меньше. До всего добирается мода на превращение любого жилища в «евробарак», а улиц – в архитектурный «евробардак».

Лет этак 150 назад на жилище, вид внешний которого не стремился бы к совершенству в деталях, смотрели бы как на дом никчемного хозяина. Такой мог бы жить и в сарае, зачем ему дом? Это не его космос, не часть его судьбы, не элемент взаимодействия с миром. Хозяин-художник хочет изменить мир. Хозяин неукрашенной халупы не стремится ни к чему, он лишь приспосабливается. Отличить одного хозяина от другого было просто. На севере России – по завершенности образа двора со службами и поскотинами, в Симбирске и в других поволжских городах – по качеству и количеству резьбы на доме.

Символизм домовой резьбы понятен и доступен. Резная завалинка – нижний мир, украшенный символами защиты, окна и наличники на них – ворота для солнца в мир, создаваемый стенами – клетью, подпирающей вышний мир, венчает который стрела крыши как символ суточного пути солнца. На всё свой узор, свой элемент, свой миф. Гигантская глубина понимания, народное языческое бессознательное нашли выражение в этих символах. Большинство из них уже не понимались, но как бы сами собой выходили из рук мастеров. Без усилий, без подсказок.

Чем ажурнее и резней дом, тем больше у него защиты от гнева вышнего мира и от страха мира нижнего. Вот то, что на самом деле было двигателем, заставлявшем украшать дом резьбой. Красота и спокойствие, которое несёт защита красоты.

В деревнях наличники не долбили и не резали в нашей губернии примерно до 18 века. Окон, впрочем, в современном понимании в избах всё равно не было. Но про солярный символ под крышей не забывали. Для защиты избы этого считалось достаточно. Долбили же резьбу в основном на суднах. Барки, струги, коломенки и даже дома сплавщиков на белянах требовали магической защиты от водной, чужой стихии. И хотя к этому времени все давно забыли от кого и от чего защищает и что символизирует каждый элемент резьбы, её всё равно усердно вырезали и выдалбливали. Иначе никак, не поплывёт судно.

Симбирск тут отличился. Как пишет А.Тихонова в своей статье «Деревянное зодчество Симбирска», Среднее Поволжье, в том числе и Симбирская губерния были центром корабельной резьбы на Волге. И всё бы хорошо и плавали бы украшенные барки и баржи по глубоким водам великой реки, если бы назло резчикам не изобрели паровую машину. На стальных пароходах резьбу наносить было негде, искусство должно было умереть. Но мастеровым удалось оттянуть этот момент более чем на полвека. За счёт поволжских домов. Вместе с паром на Волгу пришла и мода на барочную избу. Вот он истинный маркетинг и создание рынка для своих услуг.

Основная особенность барочной резьбы – это рельефность рисунка. Его не пропиливали, ни выдалбливали, его именно вырезали. Ведь слово резьба от слова резать. К исконно домовым мотивам символов трехчастного мира, волжские резчики добавили и морских, водных, мотивов, которыми привыкли украшать суда. Так на наличниках появились драконы, а на подзорах – рельефные волны. Увы, но современные исследователи, та же А.Тихонова, считают их растительным орнаментом. Не так. Во многих случаях орнамент именно водный – темные унылые реки нижнего мира, Волга мира среднего и светлые воды верхнего мира. Оттуда же и изображения баб с хвостом, русалок, а точнее «фараонок». Смысл образа в том, что когда египтяне («фараоны») преследовали евреев, то, утонув в Красном море, превратились в морских чудовищ. Это типично речное, водное, морское прочтение Писания. А это значит, что у нас в крае созрела и развилась совершенно особенная культура домовой резьбы, уникальная и неповторимая, сочетающая языческие, а то и доязыческие символы двух цивилизаций – речной и земледельческой.

Увы, но эта культура долго не прожила. Уже в начале прошлого века её начала постепенно вытеснять более простая пропильная резьба. Пилить проще, чем резать, но многие «барочные» элементы пиле недоступны. Тем не менее, общий символьный ряд остался и был перенесен в пропильную резьбу. Её, бывает, украшают дома до сих пор, точно также как и сто лет назад не понимая смысла символов. Значит, память жива.

Но вернёмся к барочной резьбе. Остались ли в Ульяновске её образчики? Да, есть, хотя и не так много, как даже 10 лет назад. Старые дома сносят, перестраивают под «евробараки», сжигают «под землю», но никто при этом не обращает внимания на разные «глупости» вроде резьбы на наличниках. Не замечаем её и мы – дело-то, по сути, привычное! Мы прошли по сохранившимся уголкам старого города и нашли-таки несколько домов с сохранившейся барочной резьбой. Увы, но домов этих очень немного.

Понятно, что ни о какой охране этих остатков старины речи не идёт. Подумаешь, какие-то наличники и доски с пропилами! Даже при сносе зданий их попросту сжигают, а неплохо бы хотя бы собирать… Да и просто обратить внимание на них нам не помешает. Разгадывать символьное наполнение резьбы – это весьма увлекательное занятие, а уж её поиск тем более!

IMG_6487

Классический образец украшения дома с элементами барочной резьбы.

Оцените новость:
  • (6 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...