Ульяновской области скоро не будет?

03 июня 2011 Аналитика Dinika

В июньском номере Forbes опубликован рейтинг российских регионов с точки зрения условий для ведения бизнеса. Ульяновская область в рейтинг не попала. Почему? Попробуем разобраться, для чего проанализируем критерии, которыми руководствовались составители рейтинга и выделим некие базовые точки, опираясь на которые можно сделать определенные неутешительные выводы.

Знаковый рейтинг

Но перед непосредственным анализом рейтинга, стоит расставить некоторые точки над i. Во-первых, мы считаем Forbes авторитетным изданием и не подвергаем сомнению данные и методику, предложенные экспертами. Так же мы не считаем, что рейтинг журнала – это «пустышка» и на него никто не ориентируется. Скорее, это отсортированные данные, которые выражают определенные тенденции регионального развития.

Всего в рейтинг вошло 30 российских регионов, что составляет менее половины от всех субъектов Федерации. При этом далеко не все попавшие в рейтинг регионы являются донорами, в нём достаточно большое количество и дотационных регионов. К таковым, как известно, относится и Ульяновская область.

Основные критериев оценки у Forbes несколько – богатство региона, комфортность ведения бизнеса, инфраструктура, обеспеченность населения и социальные характеристики. Показатели по каждому критерию считаются отдельно по приведенной шкале – приблизительно так же рассчитываем рейтинг и мы в нашем сервисе «Люди». Суммарное место зависит от общей суммы оценок по каждому из критериев – чем меньше сумма, тем выше регион находится в рейтинге.

Без сомнения, крупные федеральные игроки, которые уже перешли порог бюрократических проблем и вышли, наконец, на «чистые» оценки перспективности ведения бизнеса в том или ином регионе, используют для анализа приблизительно те же критерии, что и Forbes. Это обычный маркетинг.

Недра и ландшафт

Как же попасть в эти заветные списки и привлечь инвесторов? Путей, судя по рейтингу, несколько. Первый, и самый простой – не делать ничего специально, опираясь лишь на исторические и ландшафтные особенности региона. И правда, в регионы, где добывают нефть, газ, удобрения, каменный уголь, ловят рыбу и т.д. бизнес придёт в любом случае, даже невзирая на плохую, скажем, инфраструктуру или на среднюю величину откатов. Деньги идут за деньгами – это закон. Таких регионов в рейтинге приблизительно половина – Тюменская область, Сахалин, Пермский край, Оренбургская и Кемеровская области, Красноярский край, Свердловская область и т.д. Эти регионы своей привлекательностью обязаны в первую очередь природным богатствам. Судя по логике рейтинга, даже при отвратительных социальных и инфраструктурных показателях такие регионы будут в любом случае магнитами для денег. Есть в таблице и другой, но похожий, тип – регионы, которым повезло с ландшафтами. Таковы, например, Калининградская область, расположенная, по сути, в Европе, Дальний Восток, как ворота в Тихий океан, Мурманская область, как ворота в Арктику и т.д. Козыри этих регионов побить также сложно.

Ещё одна группа регионов с естественными преимуществами – близкие к Москве. Не секрет, что их давно и успешно «обживает» столичный бизнес. Такова, например, Калужская область, мекка сборочных авто предприятий, работающих, в первую очередь, на столичный регион.

Чудеса региональной политики

Если же отбросить все строчки рейтинга, связанные в первую очередь с географией, то окажется, что регионов, которые попали в рейтинг в первую очередь благодаря грамотной региональной политике, не так уж и много. В первую очередь это, конечно, наши соседи – Татарстан. Конечно, «поднялась» республика благодаря нефти, но сегодня она позиционируется как регион с деньгами, открытый для инвестиций и свободный от лишних проблем с бюрократией и инфраструктурой. Первое место в рейтинге – явно не случайность, про то, что деньги московского бизнеса текут в Татарстан рекой, говорят уже несколько лет.

Благодаря Олимпиаде развивается и Краснодарский край. Конечно, региону повезло, и это нельзя считать самостоятельным достижением. А вот привлечение федеральных инвестиций на празднование 1000-летия Ярославля, которое позволило Ярославской области попасть в рейтинг, стоит считать достижением местных властей. Но ещё важнее то, что эти деньги были израсходованы отчасти с умом. Часть, конечно, разворовали, но часть пустили на дело – инфраструктуру, которая сразу привлекла бизнес.

Упор на идее давно уже делают и самарцы, позиционируя свой регион как транспортно-логистический узел. Нижегородцы активно эксплуатируют идею столицы Поволжья и центра машиностроения, делая упор именно на хорошие условия в плане размещения промышленности, Новосибирцы аналогично позиционируются как столица Сибири, замыкая на себя большую часть грузовых потоков.

Identity побеждает

Интересно, что несмотря на саму структуру рейтинга, в него вообще не попали регионы «по совокупности показателей» – преимущества почти всех без исключения можно описать одной фразой. Интересно, что зачастую эта фраза совпадает с названием самого крутого отеля областного центра. Это, конечно же, всего лишь занятное наблюдение, но оно в полной мере показывает, что в конкурентной борьбе за инвестиции побеждают именно регионы с явной специализацией и identity, которая понятна всем. Именно это и позволяет добиться того самого «баланса привлекательности», на практике предложив инвесторам своеобразное «разделение труда». Производить «железо» лучше всего у нижегородцев, ловить рыбу – на Сахалине, заниматься сталью – в Челябинской области и т.д. Конечно, есть и исключения – успешно торговать ширпотребом можно почти везде, где есть деньги.

Тем не менее, тенденция налицо, и рейтинг Forbes при любом к нему отношении, проявил её как лакмусовая бумажка. На коне те регионы, которые смогли специализироваться и правильно спозиционироваться. Большая часть благодаря естественным преимуществам – природным богатствам и ландшафтам, но нашлись и исключения, о части из которых мы уже написали выше.

Неудивительно, что в рейтинге не оказалось Ульяновской области. Нам, несмотря на многочисленные разговоры, совещания, «хартленды», «авиационные столицы» и «центры славянства», предложить в плане реального позиционирования нечего. Ульяновская область лишена целостности самоощущения и, благодаря этому, «выбивной» мощи.

Авиационная пиар-столица

Тем не менее, в 2009 году областной центр в Forbes засветился. Тогда в рейтинге городов для ведения бизнеса Ульяновск занял почетное 22 место в первую очередь благодаря тому, что область оказалась в списке победителей на создание особых портовых зон. Этот факт хорошо лег в канву «авиационной столицы», благодаря массированному пиару. В особой зоне хотели наладить ремонт самолетов, создать транспортно-логистический комплекс, чему способствовало и ожидаемое открытие нового моста через Волгу. В общем, тогда, по-видимому, казалось, что Ульяновск (а вместе с ним и область) обрели-таки «выбивную» центральную идею. Ею должна была стать авиация.

Не скроем, до анализа июньского рейтинга мы со скепсисом относились к «авиационной» теме, считая её пустой и ненужной. Но после тех размышлений, которые изложены выше, мы пришли к выводу, что здравое зерно в ней есть – что-то другое, по сути, придумать трудно, а сквозная «тема» области нужна как воздух.

Но одно дело идея, а другое – реализация. Всё реальное, связанное с «авиационной столицей», да и вообще с авиацией, потонуло в обычном болоте. Всё планов громадьё, по сути, свелось к слогану «регион, готовый к взлету» и логотипу в виде стилизованной козявки. Весь пыл разошелся на «гуманитарные технологии» – проще говоря, заболтали и заболтались. И проиграли. Проиграли с треском, оказавшись слабым звеном среди сильных соседей. Прорыва в 30 «пробивных» регионов не получилось, так и остались сидеть на скамейке запасных. Спасти теперь нас может только чудо в виде вдруг образовавшегося 10 000-летия Симбирска – старейшего славянского города во Вселенной или свалившейся с неба летней Олимпиады с участием лунных гуманоидов.

Ульяновской области не будет

Наверняка, возникает вопрос – а от чего же нас вообще спасать? Вроде бы всё хорошо – живём себе помаленьку и живём, и без авиационных столиц проживём. А вот и нет. Рейтинг, о котором мы говорим, знаковый – он впервые со всей ясностью выявил регионы-лидеры, которые обладают центральной канвой, даже стержнем, для развития. Те регионы, что оказались за бортом, этого стержня лишены. А значит, их потенциал развития ограничен. Здравое размышление на эту тему заставляет сделать вывод, что дать таким регионам толчок для развития можно лишь объединив их с сильными соседями; впрячь в общую телегу со смазанной осью. Наверняка, это понимают и в Кремле, не зря после кризиса ходят постоянные слухи о дальнейшем продолжении укрупнения регионов. И хотя Медведев высказывался, что вопрос об укрупнении должен решаться самими регионами, сам факт внимания к этой проблеме показателен. Мы почти уверены, что укрупнение неизбежно. И Ульяновская область – явный кандидат «на вылет».

Можно ли что-то сделать, чтобы сохранить область как административную единицу? Боимся, что нет – уже поздно, остаётся ждать лишь вышеописанных космических чудес, либо надеяться на абсолютно невероятное – на то, что наши власти начнут наконец работать и создадут региону столь нужный ему «стержень». Очевидно, что вероятность того, что Ульяновск – центр вселенского славянства с миллионолетней историей, в котором просто необходимо провести межгалактический юбилей, намного выше.

Впрочем, история области показывает, что её административную целостность всегда спасали именно невероятные чудеса. Из последних – эвакуация промышленности в годы ВОВ и столетие Ленина. Мы уже неоднократно раскрывали этот вопрос, поэтому повторяться не будем, а будем надеяться на новое чудо. А если чуда не произойдёт?

Райцентр Симбирск

Если чуда не случится, то в ближайшие годы Ульяновская область имеет все шансы стать районом Татарской республики или Самарской губернии. Конечно, по объективным данным, вариант номер два более реален. Что ж, такой опыт у Симбирска-Ульяновска уже был… Не помогло.

Оцените новость:
  • (10 голосов, средний: 4.80 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...