Анархия – мать порядка или DIY

27 мая 2011 Колонка редактора Dinika

Контркультура в современном понимании зародилась в начале 60-х, когда целому ряду интеллектуалов стало понятно, что культура официальная, дефолтная, попросту не успевает за скоростью изменения общества. Кроме того, именно в эти годы проявились главные плоды промышленной революции, то есть начался переход к постиндустриальному обществу, где культурные универсалии в самых разнообразных сочетаниях — это основной продукт экономики. С одной стороны это дало свободу в средствах выражения своих мыслей, идей и стремлений, а с другой — привело к пониманию того, что кажущаяся свобода культуры — это не более, чем мираж.

Именно тогда и появилось то слово, которым впоследствии оперировали все без исключения альтернативщики — система. Впрочем, борьба с системой как цель существования довольно быстро стала уделом явных маргиналов, а основная масса недовольных предпочла тот или иной тип ухода от мира. Через наркотики, альтернативные поселения, игнорирование законов общества и т.д. На этом базисе возникла, развилась и благополучно умерла культура хиппи и соответствующего искусства, и к середине 70-х эксперты по общественным течениям в западных странах успокоились. Казалось, что нового альтернативного дефолтному обществу конструкта возникнуть уже не сможет. Но эксперты ошиблись — на сцену вышла культура самого радикального типа — панки.

Панк-культура довела альтернативность до крайней точки, до философии самоуничижения и самоуничтожения. «Лакированным» экспертам такой радикализм не снился даже в самых кошмарных снах, казалось, что все возможности культурного бунта исчерпаны и всё будет развиваться в рамках заигрываний постмодерна с потребительским обществом. Но панки дали такого жару, что феномен осмысляется, по сути, до сих пор. Это была краткая, но весьма знаментальная «вспышка». Хотя сразу и стало очевидно, что с фундаментом на саморазрушении подобная радикальность долго не протянет, выводы со стороны общества не заставили себя ждать. Делались самые разные предположения — начиная с ожиданий появлений «мусорной» культуры, заканчивая контркультурной революцией. И практически все эти прогнозы сбылись, не угадали эксперты лишь с формой — отгремевший в своей радикальности панк перерос в желание построить альтернативное общество с упором на индивидуализм, основным слоганом которого стала аббревиатура DIY – Do It Yourself, сделай это сам. Несмотря на внешнюю схожесть с движением хиппи, внутреннее содержание этого «пост-панка» оказалось иным — это уже не уход от проблем общества в альтернативную реальность, а создание альтернативного конструкта со своими собственными альтернативными общественными институтами, главное идеологическое наполнение которых — нежелание хоть в чем-то зависеть от «ожиревшего потребительского общества и зажравшихся политиканов» (манифест раннего Unpop).

Исследователям повезло, этот феномен вполне удалось вписать в постмодернистскую картину мира, а значит, и в общий культурный фон. То есть попросту игнорировать как единый «сдвиг в мозгах» и рассматривать лишь как  совокупность постмодернистских экспиренсов. Церковь сатаны Ла Вея, крипто фашизм, Unpop art — на это принято смотреть как на отдельные культурные феномены, не вникая в их базис. Но базис никуда не девается — всё это проявление той же философии альтернативных общественных конструктов на базе идеи DIY.

Явный привкус маргинальности и нежелания идти на компромиссы со структурами общества  привел к тому, что в «высокоразвитых» обществах на приверженцев контркультуры принято смотреть как на фриков. Это действительно маргинальное меньшинство, которое отличается от основной массы не только во внешних проявлениях и не только градусом эпатажа, но и, что гораздо важнее, совершенно иным взглядом на вещи. А это уже опасно, общество ради собственной устойчивости таких уникумов не сильно любит. Одно дело – безобидные постмодернистские игры с символами, а другое дело — органическое неприятие вообще всего и желание делать всё самим. Это уже опасно, поэтому несмотря на общий культурный фон «всё можно», многие вещи оказались под осуждающим запретом. Революция в мозгах гораздо страшнее революции с баррикадами — это понятно всем. Поэтому приверженцев контркультурных структур с реальным «сдвигом в мозгах» в «развитых обществах» не так и много. Гораздо больше тех, кто напирает на внешнюю эстетику и атрибутику, оставаясь при этом вполне лояльным членом общества. Это можно, и даже приветствуется, и часто называется инди-культурой. Вроде как и независимость и индивидуализм, но всё без поражения общественных функций. И так уже лет 30, без изменений.

У нас же всё намного серьёзней. Мы не раз и не два писали про становление мифического «гражданского общества» в России, которое якобы где-то растёт, но всё никак не вырастет. Но это вовсе не так — то, что принято подразумевать под этой фразой, растёт и развивается чудовищными темпами, причем как раз таки с полным принятием философии DIY. И это не сборище маргиналов, а, наоборот, цвет нации — люди, которые просто хотят выжить и понимают, что надеяться в этом вопросе можно только на себя. Индивидуализм от отчаяния и контркультура от инстинкта выживания — вот что такое местное «гражданское общество».

Для того, чтобы пояснить этот тезис, волей-неволей придётся обратиться к истории. Всю новую историю Россия «проработала» на одном и том же механизме — клановости и взаимодействия представителей кланов как групп влияния. Но никогда само государство как таковое не было лишь одним из таких, а не арбитром. Подобный переворот случился лишь в новейшее время. Сегодня многие отлично осознают этот факт и понимают, что единого монолита общества, скрепленного арбитром, у нас попросту нет, а если лишь набор кланов, работающих на собственные интересы. Самым могущественным и «крутым» оказалось государство вместе со всем аппаратом.

И вот тут и возникает философия DIY — если надеяться нельзя даже на государство, то остаётся надеяться лишь на себя. Казалось бы, разница с панками 70-х огромна, в первую очередь в плане фундаментальном. Никто не борется против общества как такового, о культурных рассуждениях и манифестах недовольства нет и речи. Но это только на первый взгляд. Если вдуматься, то окажется, что главное – не причины и механизм, а следствие. А следствием, как мы уже выше упомянули, становится деформация сознания. Причем именно та, которой так опасалось западное общество — в направлении радикального индивидуализма и даже анархии. И у нас в стране это уже не поддаётся контролю — культурой инди вылечить то, что у нас происходит, невозможно.

Действительно, если ты идешь в больницу в надежде вылечиться, то попадаешь к медицинскому клану, которому на твоё здоровье, по большому счёту, часто наплевать. Вынь и занеси. Идёшь писать заявление об угоне, попадаешь к полицейскому клану. Вынь и занеси. Идёшь к чиновникам… Думаем, что и продолжать не надо, деформация сознания неизбежна хотя бы потому, что она гарантирует выживание.

Внимательному человеку очевидно, что масса таких людей с сознанием, подготовленным для выживания вне «стандартного» общества с его кланами, близка к критической. А значит неизбежно лавинообразное развитие альтернативных институтов на базе философии «сделай это сам». Вполне может статься, что через некоторое время мы будем сами себя лечить, сами ремонтировать дороги и сами себя защищать, попросту (в лучшем случае) игонируя всю клановую систему. Пусть власть пилит, делит и вертится в своём соку, главное – пусть ей будет на нас наплевать. Пусть врачи делят субсидии и кабинеты, пусть только не лезут к нам с нравоучениями. И так далее.

Тут можно возразить, что, мол, всё это и есть некий намек на гражданское общество и зря мы поставили эту фразу в кавычки. Но это не так, гражданское общество по определению — не альтернативная конструкция чуть ли не всему мироустройству, а лишь проявление общественной сознательности. А получается не так, получается наоборот.

С доказательствами этого тезиса мы сталкиваемся практически каждый день. Это и нежелание весьма большой части бизнеса иметь хоть какие-то контакты с властью, и появление целых групп людей, которые попросту ничего ни от кого не ждут, но которым надоело терпеть. На этих выходных, например, группа молодёжи собирается убирать от мусора заволжский лес. К этом же тренду можно с полным правом отнести и пренебрежение законами, которые кажутся откровенно глупыми. Благо, страна наша всегда славилась строгостью законов, смягченной необязательностью их исполнения. Продолжать не будем, думается, что примеров каждый вспомнить сможет множество.

Так что же? Punks not dead?

Оцените новость:
  • (8 голосов, средний: 4.25 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...